Михаил Кадочников: «С учетом всей предыстории – это абсолютная победа»

Первый заместитель гендиректора ГТЛК Михаил Кадочников о том, как компания спустя год начала платить по евробондам
Первый заместитель генерального директора ГТЛК Михаил Кадочников/ Алексей Орлов / Ведомости

В 2022 г. Государственная транспортная лизинговая компания (ГТЛК) попала под жесткие международные санкции, после этого европейские компании группы (GTLK Europe и GTLK Europe Capital, Ирландия) перестали платить по своим еврооблигациям. На ГТЛК обрушился гнев инвесторов и многочисленные иски, а затем по решению суда ирландские «дочки» были ликвидированы.

Материнская компания ГТЛК была поручителем по евробондам; представители ГТЛК поначалу объясняли неисполнение обязательств отсутствием лицензий от зарубежных регуляторов, потом были объявлены планы выпустить замещающие облигации. Эти планы были исполнены, а первый заместитель генерального директора ГТЛК Михаил Кадочников в интервью «Ведомостям» рассказал, почему компания год не платила по евробондам, сколько денег потеряла в прошлом году из-за роста ключевой ставки и какие финансовые инструменты предложит инвесторам в 2024 г.

– В апреле 2022 г. ЕС и Великобритания ввели санкции против ГТЛК, а в августе того же года компания попала под санкции США. В какой ситуации оказалась ГТЛК сразу после введения ограничений?

– Фактически наш европейский бизнес (дочерние ирландские компании GTLK Europe и GTLK Europe Capital. – «Ведомости») был парализован, а активы и счета – заморожены. В первую очередь санкции повлияли на возможность проведения транзакций в международном периметре. Поэтому мы начали активно взаимодействовать с европейскими регуляторами, чтобы получить лицензии для обслуживания наших евробондов. Но так совпало, что в момент, когда нам выдали эти разрешения, мы попали под американские санкции. Пытались взаимодействовать и с OFAC (Управление по контролю за иностранными активами США. – «Ведомости»), но по большей части эта работа была безуспешной.

– Почему не сложилось общение с американским регулятором?

– Есть определенная выстроенная система таких коммуникаций, для кого-то она работает как часы, а для нас это был новый процесс. Процедурно такая работа требует очень много времени: направляешь запрос, ждешь реакции и все по новой. Мы в свое время вели реестр запросов на получение лицензий. В какой-то момент их число достигло 100 в отношении буквально каждого аспекта жизнедеятельности компании (GTLK Europe. – «Ведомости»), начиная от содержания офиса и заканчивая операционной деятельностью.

«Изначально вопрос ликвидации вообще не стоял»

– Не было ощущения, что ирландские «дочки» обречены быть ликвидированными?

– Изначально вопрос ликвидации вообще не стоял. У нас, несмотря на заморозку, был набор активов с определенной стоимостью. Были лизингополучатели, которые продолжали пользоваться активами и были готовы обслуживать свои обязательства перед нами. С другой стороны, были лизингополучатели, которые собирались расстаться с активами.

Соответственно, логика и стратегия была такая, что активы либо продаются и вырученные средства мы направляем на обслуживание евробондов, либо мы продолжаем взаимодействие с лизингополучателями, адресуя их платежи на выплаты по бумагам. И мы необходимую работу с регуляторами вели, чтобы согласовать или возможную продажу активов, или продолжение работы по действующим контрактам.

Михаил Кадочников

первый заместитель генерального директора ГТЛК
Родился 9 июня 1985 г. в г. Свердловске. Окончил магистратуру факультета внешнеторгового менеджмента Всероссийской академии внешней торговли (2008 г.)
2008–2020
занимал разные должности в госкорпорации ВЭБ.РФ
2020
старший управляющий директор госкорпорации ВЭБ.РФ
2020
заместитель генерального директора Государственной транспортной лизинговой компании
2022
первый заместитель генерального директора ГТЛК
– В июле 2022 г. вышел указ президента № 430 «об обязательном замещении», который обязал российские компании либо платить по своим евробондам в рублях, либо выпустить замещающие облигации. После выхода указа ГТЛК не сразу начала платить российским держателям евробондов в рублях, как это делали многие другие эмитенты. Почему? Банк России не спрашивал, почему вы не замещаете бумаги?

– Мы находились в тесном контакте с регулятором с конца августа – начала сентября 2022 г. Например, у нас было несколько вопросов к первоначальной редакции 430-го указа и его применимости к нашему кейсу. Но в ноябре 2022 г. ЦБ опубликовал разъяснения и вопрос был снят.

– Что именно до разъяснений ЦБ вызывало у ГТЛК вопросы?

– Ряд пунктов изначальной версии указа допускал разные трактовки. Для нас, как для государственной компании, важно было окончательно убедиться – подпадаем мы под действие этого указа или нет, принимая на себя долг в $1,5 млрд в российском периметре (105,5 млрд руб. по курсу ЦБ на 31 декабря 2022 г. – «Ведомости»).

Основной блок вопросов был вызван отличиями евробондов GTLK Europe от бумаг большинства других эмитентов. В основном на рынке использовались LPN-схемы либо близкие к ним, когда средства от размещения еврооблигаций зачислялись на условный «кошелек», зарегистрированный где-то в международном периметре, или их получала казначейского формата компания. Затем эти деньги транслировались в Россию для формирования здесь актива, который бы впоследствии выступал источником обслуживания бумаг.

У нас ситуация была обратная: GTLK Europe была обособленной бизнес-единицей нашей группы, вела свой бизнес и привлеченные средства направляла на формирование собственных активов – это самолеты, корабли. Денежный поток от эксплуатации этих активов направлялся на обслуживание евробондов.

– То есть вы рассчитывали расплатиться через ирландских «дочек»?

– Да, нашим ключевым тезисом было, что деятельность GTLK Europe, несмотря на все ограничения, все-таки продолжалась. Кроме того, у нас денег на счетах в Европе хватало, чтобы обслуживать эти евробонды до конца 2024 г. и в российском, и в международном периметре.

Государственная транспортная лизинговая компания (ГТЛК)

ГТЛК поставляет в лизинг воздушный, водный, железнодорожный транспорт, автомобильную и специальную технику, а также инвестирует в развитие транспортной инфраструктуры. По итогам 9 месяцев 2023 г. ГТЛК занимает 2-е место в рэнкинге лизинговых компаний агентства «Эксперт РА» по объему портфеля: 1,43 трлн руб. против 1,45 трлн у «Газпромбанк лизинга», который занимает 1-е место.
ГТЛК была основана в 2001 г. Ее единственным акционером является Российская Федерация в лице Министерства транспорта и Минфина. По итогам 2022 г. компания показала чистый убыток по МСФО в размере 55,8 млрд руб. По итогам первого полугодия 2023 г. ГТЛК показала прибыль по МСФО в 63 млн руб. Активы ГТЛК по итогам 2022 г. составили 971 млрд руб., капитал – 123 млрд.
С 2023 г. ГТЛК реализует четыре масштабных проекта по развитию гражданского водного, городского пассажирского и авиационного транспорта с использованием средств фонда национального благосостояния (ФНБ). Проекты подразумевают поставку до 2028 г. новых автобусов регионам (4130 штук), судов судоходным компаниям (260), самолетов и вертолетов дальневосточной авиакомпании «Аврора» (18 самолетов и 21 вертолет) и вертолетов другим российским перевозчикам (86). Инвестиции в реализацию проектов превысят 400 млрд руб., из которых более 233 млрд – это средства ФНБ. Самая дорогая программа – водная, на нее приходится 231 млрд руб. Программа по общественному транспорту будет стоить 73 млрд руб., авиационные – 55 млрд и 45 млрд руб. соответственно.

В рамках этой стратегии в начале 2023 г. в ходе консультаций с регулятором и привлеченными консультантами мы вышли на решение разделить платежи. Для этого нужно было внести изменения в эмиссионную документацию, мы готовились к этой процедуре, к проведению голосования и т. д. Но в мае совпало несколько событий, которые картину кардинально изменили. Сначала вышли уточнения к президентскому указу № 430 (указ № 364. – «Ведомости»), которые установили срок для обязательного замещения еврооблигаций – 1 января 2024 г. (позже он был продлен до 1 июля этого года. – «Ведомости»). А затем ирландский суд принял решение о ликвидации GTLK Europe и GTLK Europe Capital.

Наша предыдущая стратегия стала нежизнеспособной, и мы незамедлительно приступили к плану «Б» – замещению. Мы запустили всю необходимую цепочку корпоративных согласований, решение на уровне компании получили в августе, выплатили текущие и пропущенные купонные платежи и в середине октября приступили к процедуре замещения бумаг.

– Рассматривала ли ГТЛК возможность оформления дополнительных займов в банках или выпуска внутренних облигаций для погашения обязательств по евробондам?

– Нет, не рассматривала. Наша текущая финансовая модель не потребовала каких-то дополнительных индивидуальных источников, тем более долговых, для обслуживания евробондов или замещающего выпуска в российском периметре до 2029 г.

– Планируете ли вы когда-нибудь рассчитаться с иностранными держателями еврооблигаций?

– Сейчас этот вопрос на стороне ликвидаторов, все будет зависеть от их действий.

– Как вы оцениваете итоги замещения в сравнении с другими эмитентами?

– С учетом всей предыстории и сжатых сроков я считаю, что это абсолютная победа. Мы полностью завершили замещение по всем шести выпускам. Средний уровень замещения в российском периметре у нас составил 98%. По этому показателю мы находимся в лидерах, если не на первом месте. С точки зрения объема замещения мы входим в тройку наравне с «Газпромом» и «Лукойлом» (у ГТЛК – $1,5 млрд. – «Ведомости»). Мы видим интерес инвесторов к нашим замещающим бумагам и на вторичном рынке: с начала размещения объем торгов по всем выпускам уже превысил 6 млрд руб. (на конец 2023 г. – «Ведомости»).

– Часть истцов отказалась от требований по ранее поданным заявлениям, которые касались евробондов. Это результат замещения бумаг и выплаты пропущенных купонов?

– Безусловно, да. Они достаточно оперативно отозвали иски. Мы признательны нашим партнерам и инвесторам за адекватную реакцию на предпринимаемые нами действия.

«Мы ориентируемся на прибыль»

– В отчетности по МСФО за 2022 г. ГТЛК отразила убыток в 55,8 млрд руб. Существенная часть задолженности возникла в результате неудачного валютного свопа. Расскажите об этом: вы заняли по 100 руб./$ и потом были вынуждены возвращать долг по 60 руб./$?

– Да, мы получили определенную валютную переоценку, но на уровне капитала финансовый результат от этой операции был компенсирован. К тому же основная история в финрезе прошлого года – пересмотр ряда финансовых показателей на фоне ситуации с GTLK Europe. Были предусмотрены дополнительные резервы, проведено обесценение. То есть это был в основном бумажный убыток. Зато благодаря этим действиям ликвидация европейского бизнеса прошла для нас практически незаметно с точки зрения финансовых результатов первого полугодия 2023 г. – мы показали прибыль по МСФО (63 млн руб. – «Ведомости»).

– Можно ли сказать сейчас, что ГТЛК преодолела финансовые трудности?

– Мы восстановили свое положение на уровне докризисного 2021 года. По новому бизнесу в российском периметре у нас [в 2023 г.] рекорд за всю историю компании – 220 млрд руб. (стоимость переданных клиентам предметов лизинга в течение рассматриваемого периода. – «Ведомости»). Активы перевалили за 1 трлн руб. Также у нас изменились источники финансирования новых бизнес-проектов. Раньше треть финансирования обеспечивалась за счет зарубежного рынка, евробондов. В 2023 г. выпадение этого источника было полностью компенсировано за счет привлечения средств фонда национального благосостояния (ФНБ).

– По итогам 2023 г. ГТЛК покажет прибыль или убыток?

– Мы ориентируемся на прибыль.

– Это будут десятки или единицы миллиардов рублей?

– Скорее, единицы. Но значение перевалило бы за десяток, если бы не рост кредитных ставок на фоне изменения ключевой ставки (выросла с начала 2023 г. на 8,5 п. п. до 16% годовых. – «Ведомости»).

– Во сколько вы оцениваете потери ГТЛК на процентном риске из-за роста ключевой ставки?

– В 2023 г. это порядка 6–8 млрд руб. Мы понимаем, что с такой стоимостью фондирования на старте 2024 г. основной рост нового бизнеса придется на второе полугодие. Как и весь рынок [мы] рассчитываем, что в течение первой половины года ставка достигнет комфортного уровня. При этом отмечу, что частично повышение ключевой ставки для нас компенсируют контракты с плавающей ставкой, привязанной к ключевой.

– Расскажите о ваших ФНБ-проектах: что это за проекты, для чего они, сколько это в деньгах?

– У нас четыре больших инвестиционных проекта под средства ФНБ. Два авиационных: формирование флота дальневосточной авиакомпании «Аврора» и поставка 86 вертолетов российским перевозчикам. Третья программа – это поставка более 4000 автобусов в российские регионы, а четвертая – строительство и передача в лизинг 260 судов разного типа судоходным компаниям.

Правительство утвердило проекты в начале 2023 г. На данный момент ГТЛК не только законтрактовала производство техники, но и начала передачу автобусов и вертолетов. Совокупно за ближайшие пять лет компания поставит по четырем проектам свыше 4500 единиц отечественной техники на сумму свыше 400 млрд руб., из которых именно средств ФНБ – более 220 млрд.

– Планируете ли в 2024 г. осуществлять облигационные займы на рынке? Не скажется ли ситуация с евробондами на популярности новых размещений?

– Да, мы планируем вернуться на рынок в том формате и объемах, в котором мы привыкли там присутствовать. Уверен, что с учетом исполнения всех обязательств по указу № 430 нам удастся это сделать.

Рассчитываем в 2024 г. разместить как минимум больший объем локальных облигаций, чем выпустили в 2022 г. (тогда было 5 млрд руб. – «Ведомости»), но здесь очень важно понимать, какими лимитами участники рынка будут располагать в отношении ГТЛК. Как нам кажется, в первой половине 2024 г. основные игроки будут пересматривать лимиты на нас и в целом в отношении корпоративных эмитентов.

Также мы видим потенциал выпусков в юанях. Уже ведем консультации с рядом организаторов по выпуску бондов в китайской валюте в российской инфраструктуре. Помимо рублевых облигаций с фиксированным доходом планируем предлагать инвесторам и плавающие инструменты, которые сейчас пользуются большой популярностью на рынке.

– Розничным инвесторам что-нибудь из этого объема достанется?

– В отношении фиксированной части я думаю, что это будет продукт для «физиков». А продукт для институциональных инвесторов будет как раз плавающий.

– Зачем вам понадобились юани?

– Развитие международного бизнеса ГТЛК в дружественных странах имеет перспективы. При этом мы понимаем, что заходить в новый валютный инструмент надо заблаговременно, чтобы рынок мог отреагировать на наш запрос в достаточном объеме.

«IPO – точно не в этом году»

– Проблемы с рефинансированием долга у «Роснано» подорвали доверие инвесторов к квазигосударственным эмитентам. Может ли подобная ситуация повториться с ГТЛК?

– Мы абсолютно автономны от государства с точки зрения гарантии и обслуживания тех обязательств, которые мы на себя принимаем. В инвестиционном портфеле ГТЛК нет и никогда не было такой формы обеспечения, как гарантия со стороны государства. Наш публичный долг полностью обслуживается за счет свободного денежного потока от деятельности компании.

Также важно отметить, что у нас специфика и структура активов отличается от большинства коллег. Мы представлены во всех ключевых сегментах транспортной отрасли страны. Почти половина нашего портфеля в 1,5 трлн руб. – это железнодорожный транспорт (48,8%), 27% приходится на водный транспорт, около 17% – на авиатранспорт, 5% – на пассажирский автотранспорт. То есть ГТЛК выступает своего рода индексом транспортной отрасли.

Мы даже думаем о возможной секьюритизации того или иного направления (выпуск ценных бумаг, обеспеченных активами, генерирующими стабильный денежный поток. – «Ведомости») для увеличения финансирования определенного сегмента бизнеса. Риск будет, возможно, чуть выше, чем по обычным облигациям ГТЛК, но и доходность будет выше. Присматриваемся к цифровым финансовым активам (ЦФА). Подумаем, как правильно их структурировать, чтобы это было интересно рынку или нашим клиентам.

– IPO, первичное публичное размещение акций, не планируете?

– Точно не в этом году. Помимо решения со стороны акционера этому должна предшествовать большая работа внутри самой компании. Пока мы сфокусированы в первую очередь на долговом рынке.

– К каким целям в 2023 г. году стремилась ГТЛК и удалось ли их достичь? Какими были главные вызовы этого года?

– Моей персональной целью было разрешить ситуацию с евробондами в российском периметре. Это у меня стояло в KPI, и я вместе с командой коллег эту задачу успешно выполнил.

Ключевое событие для компании – это запуск проектов с использованием средств ФНБ. Это наши инвестиции в будущее, в активы, которые будут генерить доход на горизонте 7–20 лет и более. Главным вызовом для ГТЛК был и остается рост стоимости фондирования. Это стимул для нас работать эффективнее.

– Какие цели компания ставит перед собой на 2024 г.?

– Мы продолжим активную реализацию инвестпроектов за счет средств ФНБ: у нас плановый объем заимствований – 94 млрд руб. Смотрим на запуск новых проектов за счет этого источника. Также мы продолжим наращивать новый бизнес в корпоративных сегментах рынка лизинга, в которых традиционно сильны позиции ГТЛК. Будем пробовать новые направления, это в том числе программа льготного лизинга и коммерческие поставки беспилотников.

– Помимо высоких ставок в экономике какие вызовы ожидают ГТЛК в следующем году?

– Наверное, главный для нас вызов будет все-таки вернуться в нашу привычную позицию качественного и надежного заемщика. Хотелось бы донести до рынка, что, несмотря на все произошедшее, мы восстановили наши позиции, мы такие же крепкие и так же уверенно продолжаем рост и в части портфеля, и в части активов.