Оферта Evraz не нравится африканским миноритариям

Совет директоров Highveld Steel and Vanadium советует миноритариям компании не продавать акции Evraz Group. Evraz Group выставила оферту в мае, и на тот момент цена предложения – $11,4 за бумагу - была на 16% ниже рыночных котировок. Эксперты сходятся в том, что Evraz Group просто не хочет переплачивать за миноритарный пакет.
Е.Стецко

Неделю назад у «Ростелекома» сменился крупнейший частный акционер: 10,7% обыкновенных акций оператора перешли от Marshall Group Константина Малофеева к Аркадию Ротенбергу. Для Ротенберга, одного из давних друзей президента Владимира Путина, это первая инвестиция в телекоммуникации, до сих пор он был известен в основном как владелец ряда компаний – партнеров «Газпрома» («Северный европейский трубный проект», «Стройгазмонтаж»), крупнейшего строителя дорожных объектов столицы «Мостотреста» и ряда других активов, чаще всего связанных с исполнением государственных и квазигосударственных заказов. «Ростелеком» же компания хотя и государственная, но довольно существенно отличается от этих предприятий. Она тоже исполняет госконтракты: например, является единственным исполнителем проекта, связанного с развитием инфраструктуры электронного правительства, обслуживает целый ряд госучреждений, военные и правоохранительные структуры и т. п. Но все эти контракты не то чтобы очень крупные: в выручке «Ростелекома» за девять месяцев 2012 г. их удельный вес составил лишь 16,2%.

Неделю назад у «Ростелекома» сменился крупнейший частный акционер: 10,7% обыкновенных акций оператора перешли от Marshall Group Константина Малофеева к Аркадию Ротенбергу. Для Ротенберга, одного из давних друзей президента Владимира Путина, это первая инвестиция в телекоммуникации, до сих пор он был известен в основном как владелец ряда компаний – партнеров «Газпрома» («Северный европейский трубный проект», «Стройгазмонтаж»), крупнейшего строителя дорожных объектов столицы «Мостотреста» и ряда других активов, чаще всего связанных с исполнением государственных и квазигосударственных заказов. «Ростелеком» же компания хотя и государственная, но довольно существенно отличается от этих предприятий. Она тоже исполняет госконтракты: например, является единственным исполнителем проекта, связанного с развитием инфраструктуры электронного правительства, обслуживает целый ряд госучреждений, военные и правоохранительные структуры и т. п. Но все эти контракты не то чтобы очень крупные: в выручке «Ростелекома» за девять месяцев 2012 г. их удельный вес составил лишь 16,2%.

Неделю назад у «Ростелекома» сменился крупнейший частный акционер: 10,7% обыкновенных акций оператора перешли от Marshall Group Константина Малофеева к Аркадию Ротенбергу. Для Ротенберга, одного из давних друзей президента Владимира Путина, это первая инвестиция в телекоммуникации, до сих пор он был известен в основном как владелец ряда компаний – партнеров «Газпрома» («Северный европейский трубный проект», «Стройгазмонтаж»), крупнейшего строителя дорожных объектов столицы «Мостотреста» и ряда других активов, чаще всего связанных с исполнением государственных и квазигосударственных заказов. «Ростелеком» же компания хотя и государственная, но довольно существенно отличается от этих предприятий. Она тоже исполняет госконтракты: например, является единственным исполнителем проекта, связанного с развитием инфраструктуры электронного правительства, обслуживает целый ряд госучреждений, военные и правоохранительные структуры и т. п. Но все эти контракты не то чтобы очень крупные: в выручке «Ростелекома» за девять месяцев 2012 г. их удельный вес составил лишь 16,2%.

Неделю назад у «Ростелекома» сменился крупнейший частный акционер: 10,7% обыкновенных акций оператора перешли от Marshall Group Константина Малофеева к Аркадию Ротенбергу. Для Ротенберга, одного из давних друзей президента Владимира Путина, это первая инвестиция в телекоммуникации, до сих пор он был известен в основном как владелец ряда компаний – партнеров «Газпрома» («Северный европейский трубный проект», «Стройгазмонтаж»), крупнейшего строителя дорожных объектов столицы «Мостотреста» и ряда других активов, чаще всего связанных с исполнением государственных и квазигосударственных заказов. «Ростелеком» же компания хотя и государственная, но довольно существенно отличается от этих предприятий. Она тоже исполняет госконтракты: например, является единственным исполнителем проекта, связанного с развитием инфраструктуры электронного правительства, обслуживает целый ряд госучреждений, военные и правоохранительные структуры и т. п. Но все эти контракты не то чтобы очень крупные: в выручке «Ростелекома» за девять месяцев 2012 г. их удельный вес составил лишь 16,2%.

Неделю назад у «Ростелекома» сменился крупнейший частный акционер: 10,7% обыкновенных акций оператора перешли от Marshall Group Константина Малофеева к Аркадию Ротенбергу. Для Ротенберга, одного из давних друзей президента Владимира Путина, это первая инвестиция в телекоммуникации, до сих пор он был известен в основном как владелец ряда компаний – партнеров «Газпрома» («Северный европейский трубный проект», «Стройгазмонтаж»), крупнейшего строителя дорожных объектов столицы «Мостотреста» и ряда других активов, чаще всего связанных с исполнением государственных и квазигосударственных заказов. «Ростелеком» же компания хотя и государственная, но довольно существенно отличается от этих предприятий. Она тоже исполняет госконтракты: например, является единственным исполнителем проекта, связанного с развитием инфраструктуры электронного правительства, обслуживает целый ряд госучреждений, военные и правоохранительные структуры и т. п. Но все эти контракты не то чтобы очень крупные: в выручке «Ростелекома» за девять месяцев 2012 г. их удельный вес составил лишь 16,2%.

Неделю назад у «Ростелекома» сменился крупнейший частный акционер: 10,7% обыкновенных акций оператора перешли от Marshall Group Константина Малофеева к Аркадию Ротенбергу. Для Ротенберга, одного из давних друзей президента Владимира Путина, это первая инвестиция в телекоммуникации, до сих пор он был известен в основном как владелец ряда компаний – партнеров «Газпрома» («Северный европейский трубный проект», «Стройгазмонтаж»), крупнейшего строителя дорожных объектов столицы «Мостотреста» и ряда других активов, чаще всего связанных с исполнением государственных и квазигосударственных заказов. «Ростелеком» же компания хотя и государственная, но довольно существенно отличается от этих предприятий. Она тоже исполняет госконтракты: например, является единственным исполнителем проекта, связанного с развитием инфраструктуры электронного правительства, обслуживает целый ряд госучреждений, военные и правоохранительные структуры и т. п. Но все эти контракты не то чтобы очень крупные: в выручке «Ростелекома» за девять месяцев 2012 г. их удельный вес составил лишь 16,2%.

Неделю назад у «Ростелекома» сменился крупнейший частный акционер: 10,7% обыкновенных акций оператора перешли от Marshall Group Константина Малофеева к Аркадию Ротенбергу. Для Ротенберга, одного из давних друзей президента Владимира Путина, это первая инвестиция в телекоммуникации, до сих пор он был известен в основном как владелец ряда компаний – партнеров «Газпрома» («Северный европейский трубный проект», «Стройгазмонтаж»), крупнейшего строителя дорожных объектов столицы «Мостотреста» и ряда других активов, чаще всего связанных с исполнением государственных и квазигосударственных заказов. «Ростелеком» же компания хотя и государственная, но довольно существенно отличается от этих предприятий. Она тоже исполняет госконтракты: например, является единственным исполнителем проекта, связанного с развитием инфраструктуры электронного правительства, обслуживает целый ряд госучреждений, военные и правоохранительные структуры и т. п. Но все эти контракты не то чтобы очень крупные: в выручке «Ростелекома» за девять месяцев 2012 г. их удельный вес составил лишь 16,2%.