Бесплатный
Валерий Панюшкин

Фармацевтам занесли гроб

Активисты Front-AIDS, объединяющей людей, живущих с ВИЧ и гепатитом С, пикетировали в Москве офис ScheringPlough. Они требовали снижения цен на пегилированный интерферон, необходимый для лечения гепатита С. Это первый случай, когда люди, нуждающиеся в дорогостоящем лечении, требуют лекарств не от государства, а от компаний-производителей.

Активисты общественной организации Front-AIDS, объединяющей людей, живущих с ВИЧ и гепатитом С, пикетировали в Москве офис фармацевтической компании ScheringPlough, требуя снижения цен на пегилированный интерферон, необходимый для лечения гепатита С. Это первый случай, когда люди, нуждающиеся в дорогостоящем лечении, требуют лекарств не от государства, а от компаний-производителей.

Сегодня – международный день борьбы с гепатитом С. Активисты Front-AIDS начали его с отправки факсов в приемную министра здравоохранения и социального развития Татьяны Голиковой. Голикову поздравляли с новым назначением и обращали внимание министра на то, что курс лечения от гепатита С стоит минимум $8 тыс. и что поэтому подавляющее большинство людей больных гепатитом С не могут позволить себе покупать лекарства, а следовательно, обречены.

Около 14.00 активисты Front-AIDS (всего их было десять человек) приехали к офису компании ScheringPlough на Шаболовке, 10, и попросили представителя компании спуститься в холл и получить посылку. Когда секретарь ScheringPlough спустилась в холл, пикетчики поставили перед нею самый настоящий гроб и сказали, что компания, в которой работает девушка, убивает людей тем, что держит высокие цены.

- Производство препарата, – объяснял лидер Front-AIDS Александр Румянцев, – составляет всего 5% цены. Остальные 95% – патент. Препараты давно на рынке, цену давно пора снижать. Пегилированный интереферон в Россию поставляют всего две компании – ScheringPlough и Hoffmann-LaRoche. У них на препараты приблизительно одинаковые цены, и это свидетельствует о картельном сговоре, из-за которого умирают люди.

На вопрос: "Кто дал денег на проведение акции и покупку театрализованного гроба?" – Румянцев отвечал: - К сожалению, никто. Сами скинулись и собрали. Большинство общественных организаций, занимающихся проблемами больных, связаны с фармкомпаниями, поэтому ни за что не дадут денег на акции против фармкомпаний.

Генеральный директор ScheringPlough Энтони Вонг отказался комментировать и акцию, произошедшую у дверей его офиса, и обсуждать вопрос цен на лекарства. Он попросил прислать по электронной почте изложение сути требований пикетчиков и вопросы и обещал потом встретиться в спокойной обстановке и ответить на них. Но ответа на электронный запрос сегодня не последовало.

Генеральный директор компании Hoffmann-LaRoche Милош Петрович сказал, что молодые люди со своей акцией недели на две опередили события: – Я бы понял, если бы такой пикет произошел год назад. Но именно сейчас в рамках национального проекта "Здорорвье" государство начинает большую программу лечения гепатита С у людей, живуших с ВИЧ.

И добавил, что больные гепатитом С, но не инфицированные ВИЧ, странным образом оказались в худшем положении, чем те, кто инфицирован одновременно гепатитом и ВИЧ. – Я понимаю, – продолжал Петрович, – молодым людям обидно. Они видят, что их больные гепатитом сверстники в Европе, в том числе в Восточной Европе, получают лечение бесплатно. И они считают нас врагами. Хотя на самом деле цена на препараты во всех странах практически одинаковая. Только в Европе лекарства оплачивает государство. Румыния, например, лечит от гепатита каждый год 20 000-30 000 человек.

Петрович опроверг и мнение Румянцева по поводу ценообразования на пегилированный интерферон, сказавши, что неправильно считать, какой процент цены занимает производство, потому что в цене заложены и исследования, и клинические испытания... Он также добавил, что сейчас поставки Hoffmann-LaRoche на российский рынок мизерные и что нацпроект "Здоровье" в будущем предполагает лечить по 30 000 больных гепатитом С в год.

А в России их несколько миллионов.

Движение Front-AIDS прославилось два года назад несанкционированными пикетами государственных учреждений с требованием снизить цену на лекарства от СПИДа.

Но, – взыхает Александр Румянцев, – пикетирование госучреждений может быть теперь расценено как экстремизм.

Руководитель информационно-аналитической службы движения за права человека Евгений Ихлов утверждает, что пикет, даже несанкционированный, все-таки не может считаться проявлением экстремизма, хотя и признает, что понятие "экстремизм" в России часто рассматривается расширительно. По словам Ихлова, пикетированию могут подвергаться не только госучреждения, но и частные компании. Более того, санкционируя пикет, префектура по закону обязана разъяснить требования пикетчиков компании, против которой пикет проводится.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать