Бесплатный
Ирина Резник| Ольга Петрова|Мария Иванина

Хозяева нефти и газа

За четыре года Россия распродала нефтегазовых лицензий на 122,5 млрд руб. Кому достались эти богатства?

Бывший министр природных ресурсов Виталий Артюхов прославился тем, что за три года, пока сидел в министерском кресле, не выдал ни одной лицензии. Возможно, он вдохновился словами Владимира Путина, летом 2002 г. посетовавшего на то, что «некоторые компании» имеют запасы «на 25 и даже 30 лет вперед и <...> уже готовы торговать этими ресурсами, повышая свою капитализацию за счет страны». Потом политика переменилась. «Лицензии лежали без подписи в чиновничьих кабинетах по два года, – возмущался в интервью «Ведомостям» в марте 2004 г. только что назначенный министр Юрий Трутнев. – Все эти годы страна несла убытки от того, что эти месторождения не осваивались. Сохранение этой ситуации недопустимо».

При Трутневе Роснедра начали проводить по несколько сотен аукционов в год. По оценке аналитика «Тройки диалог» Валерия Нестерова, в 2006 г. на аукционах было распределено 23 млрд баррелей нефтяного эквивалента, а в 2007 г. – 25 млрд баррелей. На заседании правительства в марте этого года Трутнев рапортовал, что доходы бюджета от аукционов на право пользования недрами за 2004–2007 гг. выросли в 30 раз.

В 2004–2007 гг. государство выручило от проведения нефтегазовых аукционов 122,5 млрд руб., сообщил «Ведомостям» чиновник отдела лицензирования Роснедр: в 2004 г. – 5,2 млрд руб., в 2005 г. – 27,2 млрд руб., в 2006 г. – 54,6 млрд руб., в 2007 г. – 35,5 млрд руб.

«Ведомости» решили посмотреть, кому достаются лицензии и насколько дорого они им обходятся (см. таблицу и врез).

Главные покупатели

Больше всех на покупку нефтегазовых лицензий, как и следовало ожидать, потратили «Роснефть» (31,5 млрд руб.) и «Газпром» (14,8 млрд руб.). При этом «Роснефти» досталось почти 30% разведанных и предварительных оценочных запасов нефти, а «Газпрому» – около 40% запасов газа этих категорий. Однозначный лидер по покупке потенциальных запасов и прогнозных ресурсов нефти и газа – «Газпром»: почти 50% нефти и 57% газа (за 100% везде принята сумма приобретений компаний, вошедших в таблицу).

ТНК-ВР приобрела лицензий на 7,6 млрд руб., «Лукойл» – на 6,2 млрд руб., «Татнефть» – на 4,9 млрд руб., «Сургутнефтегаз» – на 3,46 млрд руб.

Представитель «Лукойла» подтвердил правильность цифры по своей компании, представители остальных перечисленных компаний затруднились это сделать.

Превратности аукционов

Когда на аукцион идут несколько серьезных компаний, случается, что накануне их представители садятся за стол и договариваются, кому достанется месторождение, а победитель платит проигравшим за то, чтобы они не разгоняли цену, рассказали «Ведомостям» менеджеры нескольких нефтяных компаний. Пресс-служба Роснедр отказалась это комментировать.

Бывает и иначе. В 2006 г. «дочка» «Росшины» (позже переименована в «Русеврошину») «Илим-нефтегаз» выиграла лицензию на Южно-Кытымский участок в Иркутской области. За это месторождение боролись семь компаний, включая «дочку» ТНК-ВР, но «Илим-нефтегаз» обошел всех, предложив 1,3 млрд руб. Однако деньги фирма так и не заплатила, и итоги аукциона были аннулированы (соответственно, победитель потерял стартовый платеж, который до 2008 г. составлял процент от стартовой цены, а с 2008 г. равен стартовой цене). В сентябре 2007 г. этот участок был продан на повторном аукционе некоему ООО «Антей» всего за 12,6 млн руб.

Журнал «Нефть и капитал» в 2007 г. написал, что «Антей» аффилирован с «Росшиной». «Сейчас я никак не связан с ООО «Антей», – утверждает учредитель и владелец «Русеврошины» Виктор Соловьев. «За Южно-Кытымский участок боролась компания, владеющая соседними месторождениями [ТНК-ВР], и торговалась до очень высокой цены, – объясняет Соловьев. – Мы подумали: раз они готовы выкупить участок по такой высокой цене, значит, провели разведку и до чего-то докопались». Но после аукциона «Илим-нефтегаз», по словам Соловьева, провел анализ и увидел, что ошибся.

Иногда низкую цену продажи лицензии можно объяснить составом участников аукциона. Вот что, например, выяснило Минприроды, проверив территориальное агентство по недропользованию по Краснодарскому краю (Краснодарнедра) за 2004–2006 гг. (копия материалов проверки есть у «Ведомостей»; факт ее проведения подтвердил один из членов ревизионной комиссии – директор ФГУ «ТФИ по Южному федеральному округу» Юрий Скоробогач).

В октябре 2005 г. Краснодарнедра провели два аукциона на право разработки газовых месторождений Краснодарского края. В результате восемь фирм выиграли лицензии на восемь участков, заплатив за это в общей сложности 42 млн руб. Краснодарнедра «занижали исходные данные объемов добычи», что привело к уменьшению стартового платежа, сочли проверяющие. Как следует из материалов проверки, за каждый лот боролись две компании, а цена, заплаченная победителем, отличалась от стартовой всего на один шаг (10%).

«Ведомости» нашли у победителей и проигравших общих учредителей. Победитель аукциона на разработку Оросительного месторождения – ООО «Нефтегаз интеграл» – заплатил 6,6 млн руб. при стартовом платеже 6 млн руб. «Нефтегаз интеграл» был создан, согласно СПАРК, за месяц до проведения аукциона, а «свои финансовые возможности подтверждает договором о предоставлении заемных средств, заключенным за шесть дней до своей регистрации», говорится в документах проверки.

Единственным конкурентом «Нефтегаз интеграла» выступила фирма «Эльдорадо М», а третий претендент – «Транс-нафта» – не был допущен к аукциону «без объяснений фактических причин».

В ЕГРЮЛ владельцем 50% «Нефтегаз интеграла» указан Давид Фараджев. Позвонив по указанному в ЕГРЮЛ телефону «Нефтегаз интеграла», «Ведомости» попали в компанию «Эльдорадо М». 76,81% акций ОАО «Эльдорадо М» – по состоянию на 30 апреля 2004 г. – принадлежало предпринимателю Вячеславу Семендуеву, а 0,01% – гендиректору Фараджеву, говорится в списке аффилированных лиц. Секретарь «Эльдорадо М» подтвердила, что Фараджев и Семендуев работают в этой фирме. Про их интерес к газовому бизнесу она не слышала; «Эльдорадо М» завозит в Москву мясо птицы и печет хлеб на собственной пекарне.

«Эльдорадо М» конкурировало на другом аукционе с «Нефтегаз ресурсом», где Семендуеву на 30 ноября 2006 г. принадлежало 50%. На 19 января 2007 г. Семендуев являлся единственным владельцем ООО «Восток», уступившим в борьбе за лицензии «Оптима нефтегазу», руководителем которого значится Фараджев.

«Я бы с удовольствием имел такие месторождения, но это из заоблачно-розовой мечты, я никогда с этим не был связан», – заявил «Ведомостям» Семендуев. На вопрос, является ли покупка месторождений проектом его партнера Фараджева, Семендуев отвечать не стал. С Фараджевым связаться не удалось.

В пресс-службе Роснедр от комментариев отказались. «Нас не интересует, кто владельцы компаний-участников. Наша задача – провести аукцион», – объясняет чиновник отдела по лицензированию Роснедр. Сотрудник Краснодарнедр сообщил, что по итогам проверки никто наказан не был.

Покупатели-стратеги

Наиболее интересные участки обыкновенно достаются не пекарям, а нефтяным и газовым – и чаще всего крупным – компаниям. Несколько нефтяников рассказывают, что гендиректор «Сургутнефтегаза» Владимир Богданов лично приезжает на аукционы – сидит с главным геологом компании и сам поднимает табличку (пресс-служба «Сургутнефтегаза» это не комментирует).

В числе лидеров по сумме потраченных на лицензии средств – ямальская компания «Евротэк» (4,6 млрд руб.). Ее основатель и совладелец Шарль-Анри Ирш говорит, что заработал первоначальный капитал на акциях «Газпрома». «Никакие лицензии мы не продавали и не собираемся, – утверждает он. – Мы планируем ввести первое газовое месторождение в III квартале 2009 г. и поставлять газ на российский рынок».

Покинув пост предправления ЮКОСа в мае 2004 г., Семен Кукес не пожелал уходить из нефтянки. Он приобрел 35% входившей в группу «Сок» самарской компании «Самара-нафта» и возглавил ее. Остальные 65% купила американская нефтегазовая компания Hess Corp. Согласно таблице с 2005 г. «Самара-нафта» потратила на лицензии 7,8 млрд руб. В действительности еще больше, $424 млн, и планирует покупать еще; бюджет на 2008 г. – $160 млн, сообщил представитель компании. Доля Кукеса в «Самара-нафте» снизилась до 20% (80% – у Hess Corp.), передал бизнесмен через представителя «Самара-нафты», добавив, что больше свой пакет уменьшать не намерен.

Экс-руководитель «Тюменнефти» и тюменского филиала «Сибнефти» Федор Хорошилов тоже не смог расстаться с нефтянкой. В 2000 г. Хорошилов основал компанию «Технефтьинвест». Тогда же она купила на аукционе лицензию на два нефтяных месторождения на Ямале, а в 2006 г. – еще на одно, заплатив 900 млн руб. Хорошилов утверждает, что будет развивать нефтяной бизнес. У него есть связи в нефтегазовой отрасли: юрфирма «Верман», совет директоров которой он возглавлял в 2000–2005 гг., консультировала «Газпром» в ряде проектов по возврату активов.

«Самараинвестнефть», входящая в En+ Group Олега Дерипаски, победила в трех аукционах на нефтяные участки в Самарской области, потратив 674 млн руб. Добыча уже началась, говорит представитель En+ Group Петр Лидов.

Член совета директоров «Кузбассразрезугля» Вадим Асосков тоже активно скупал лицензии. Созданная им Русская топливная компания (РТК) в 2005 г. приняла участие в 10 аукционах, потратив 277 млн руб. «РТК не раскрывала своих акционеров, но было понятно, что это влиятельные люди, – рассказывал топ-менеджер нефтяной компании, проигравшей на одном из аукционов РТК. – Они вели себя очень агрессивно – готовы были платить в 10–20 раз выше стартовой цены». Источник, близкий к акционерам «Кузбассразрезугля», утверждает, что РТК – это самостоятельный долгосрочный проект Асоскова и его партнеров и перепродавать активы они не собираются.

«Мы покупали лицензии для добычи, а не для перепродажи», – утверждает гендиректор West Siberian Resources (WSR) Максим Барский. Совладелец WSR Дмитрий Босов рассказывал в начале этого года «Ведомостям», что на момент покупки в 2004 г. WSR была на грани банкротства и стоила менее $60 млн. За три года, по словам Босова, WSR увеличила добычу в 25 раз, а приобретенные за это время запасы позволят еще ее удвоить и добывать лет 30.

Акционеры «Бурнефтегаза» – бывший первый замгубернатора Тюменской области Павел Митрофанов (15%) и Олег Бурлаков, возглавлявший в 1994–2007 гг. совет директоров «Новоросцемента» (85%), – потратили на приобретение лицензий 689 млн руб. Нефтяные активы они перепродавать не собираются, а через пять лет рассчитывают начать добывать нефть, уверяет представитель «Бурнефтегаза».

Покупатели – финансовые инвесторы

В интервью «Ведомостям» в августе 2007 г. владелец группы АСТ Тельман Исмаилов признался, что его нефтегазовый опыт «связан только с приобретением и последующей продажей активов». «Например, в свое время в Оренбургской области мы купили лицензии на разработку нефтяных месторождений. Потом навели там порядок и продали их, – рассказывал он. – Недавно выиграли в Коми аукцион – купили 13 нефтяных скважин. Мы там тоже наведем порядок и впоследствии перепродадим. Это просто инвестиции».

В 2004 г. партнер Исмаилова – вице-президент «КБФ ACT» Жануко Рафаилов – учредил корпорацию «Евролига», созданную специально под сырьевые проекты. В 2005–2008 гг. «Евролига» купила фирмы «Инвест трейд», «Тиман-оил» и «Юг-газэнергоресурс», выигравшие лицензии на три месторождения в Республике Коми. По словам Рафаилова, все лицензии обошлись «Евролиге» более чем в 600 млн руб. «Очень сложно купить участок на аукционах компаниям, не аффилированным с крупными структурами, – жалуется Рафаилов. – Но мы проявляли настойчивость и действовали в правовом поле. Поэтому удалось добиться победы».

Покинув в ноябре 2006 г. пост заместителя предправления «Газпрома», Александр Рязанов решил попробовать добывать нефть и приобрел несколько нефтяных лицензий.

В июне 2007 г. ООО «РНГК Саратов» за 104 млн руб. приобрело в Саратовской области лицензии на участки с ресурсами 2,7 млн т нефти и 1,4 млрд куб. м газа. 50,1% этой компании принадлежит Владимиру Топоркову. «РНГК Саратов» – это проект Рязанова, – сообщил Топорков, добавив, что лицензии были приобретены в начале 2007 г., когда Рязанов уже покинул «Газпром». По словам Топоркова, Рязанов не планирует развивать нефтяной бизнес. «Инвестициям в нефтяные активы на момент приобретения способствовала выгодная конъюнктура, – объясняет он. – Сейчас пришло время подумать об их продаже».

Для многих покупателей лицензия – венчурная инвестиция, говорит топ-менеджер одной из нефтяных компаний. У них даже нет денег заплатить за саму лицензию. Нестеров отмечает, что, по оценке иркутской администрации, четверть лицензиатов в Иркутской области – «фантомы», занимающиеся перепродажей. Таким компаниям редко достаются месторождения с доказанными запасами, продолжает Нестеров: им приходится покупать кота в мешке – лицензии на участки с неподтвержденными ресурсами (категории С3-D1). «Погрешность при определении доказанных запасов составляет 20%, а ресурсов – 50–80%», – объясняет заведующий отделом лицензирования недропользований Всероссийского научно-исследовательского геологического нефтяного института Владимир Пороскун.

Чтобы понять истинное положение дел на таком участке, нужно пробурить несколько скважин стоимостью $10–15 млн каждая, указывает Нестеров. «Пробурить поисково-оценочную скважину в Восточной Сибири стоит $10 млн. Километр сейсморазведки – еще столько же, – жалуется Соловьев. – Каждый, кто работает на лицензионном участке, работает на свой страх и риск. Это очень рискованное предприятие».

«Если запасы подтвердятся, фирма перепродаст лицензию, нет – считай, выброшенные деньги», – заключает Нестеров. «Покупка лицензий – самая дорогая азартная игра в мире, – соглашается Пороскун. – Из 10 пробуренных скважин лишь две-три продуктивных».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать