У России не осталось легких путей

McKinsey выпустила второе за последнее десятилетие масштабное исследование российской экономики. В нем консультанты компании показывают, почему в России работать дороже, чем на Западе, и объясняют, что нужно делать для повышения эффективности экономики.
М.Стулов

Во втором за последнее десятилетие масштабном исследовании российской экономики консультанты McKinsey показывают, почему в России работать дороже, чем на Западе, и объясняют, что нужно делать для повышения эффективности экономики.

За прошедшие десять лет производительность труда росла в среднем на 6% в год и выросла в 1,7 раз, утверждают консультанты. Но отставание России от Европы и Америки по этому показателю по-прежнему велико. А те негативные факторы, которые по мнению консультантов, мешали развитию российской экономики в 1999 г., сдерживают ее и поныне.

Основная цель исследования - посмотреть на результаты развития экономики страны за последние 10 лет и ее перспективы на следующие десятилетия, рассказала Ирина Швакман, старший партнер московского офиса McKinsey: "Мы выбрали сектора экономики, наиболее показательные с точки зрения изменения производительности за прошедшие 10 лет, и те, которые, на наш взгляд, будут играть ведущую роль в развитии экономики в ближайшие годы". Если в 1999 г. исследовались десять секторов российской экономики (продуктовая розница, непродуктовая розница, гостиничный бизнес, программное обеспечение, жилищное строительство, нефть, сталь, молочная промышленность, производство кондитерских изделий и цементная промышленность), то в 2009 г. консультанты ограничились пятью: черной металлургией, розницей, банковской розницей, электроэнергетикой и жилищным строительством.

Но, как и десять лет назад, рост производительности сдерживают устаревшие производственные мощности, несовершенное законодательство, неразвитость конкуренции, неэффективные бизнес-процессы.

Почти 40% российских теплоэлектространций старше 40 лет. Для сравнения, в США таких 28%, в Японии 12%, в Китае – 3%.

Больше 16% стали в России производится мартеновским способом, эффективность которого вдвое ниже более современных методов производства. В США, Западной Европе, Китае мартеновские печи практически не используются.

Степень проникновения современных розничных форматов (супермаркеты, дискаунтеры, гипермаркеты) достигла 35% в 2008 г., но в западных странах этот показатель превышает 70%.

Развитый финансовый сектор мог мы способствовать росту всех отраслей экономики, считают консультанты, но в России он сам недостаточно развит.

Более 67% платежей в российской банковской рознице проводится в отделениях банков, в США доля электронных платежей составляет 90%, а в Нидерландах – 93%. Хотя по числу банкоматов на душу населения Россия почти не отстает от этих стран.

Крупные инвестиционные проекты в России оказываются существенно более дорогими, чем даже в странах Евросоюза, где стоимость основных факторов производства (рабочая сила, строительные материалы, энергия) намного выше.

Легкие способы увеличения производительности за десять прошедших лет практически исчерпаны, говорит Швакман.

К концу 2007 г. почти 80% производственных мощностей были задействованы (в 1998 г. было всего 45%), занятость достигла пика (незадолго до кризиса многие отрасли страдали от острой нехватки трудовых ресурсов), период максимально благоприятных для России условий (стабильно высокого спроса на российскую продукцию) на мировых рынках закончился. Дальнейший экономический рост потребует от российских компаний всерьез заняться вопросами эффективности производства и производительности труда, говорит Швакман.

Главный вклад исследования McKinsey вовсе не в рекомендациях, говорит Сергей Гуриев, ректор Российской экономической школы (РЭШ): откройте "Программу 2020", в ней примерно те же шаги. Основная ценность отчета McKinsey – в количественных оценках, показывающих какого улучшения можно добиться за счет этих шагов. И это фантастический результат, отмечает Гуриев.

Например, консультанты не только констатируют, что строительство угольной теплоэлектростанции в России стоит на 25% дороже, чем в Западной Европе, но и показывают, за счет чего их можно снизить. Получается, что на стандартизации конструкций можно выиграть 11%, на повышении эффективности закупок – 12%, и на устранении откатов – 14%. Упрощении процедур лицензирования дает еще 4% экономию.

В 1999 г. консультанты McKinsey предсказали российской экономике быстрый рост и не ошиблись, говорит Валерий Миронов, замдиректора института "Центр развития" Высшей школы экономики. В новом отчете особых методологических открытий Миронов не обнаружил. А рекомендации консультантов в целом совпали с выводами специалистов "Центра развития".

Но Миронов соглашается, что России нужна новая модель роста. Он не знает ни одной страны, которой удалось бы поддерживать темпы роста в условиях сокращения рабочей силы и почти полной загрузки производственных мощностей. Те возможности, которые остались в распоряжении российской экономики, связны либо с капиталовложениями, либо с повышением производительности труда, заключает он.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать