Статья опубликована в № 2365 от 27.05.2009 под заголовком: «Сейчас удачный год для покупок», - Сергей Приданцев, президент «Комстар – объединенные телесистемы»

«Сейчас удачный год для покупок», - Сергей Приданцев, президент «Комстар – объединенные телесистемы»

М.Стулов
1994

работал в операторе связи «Астелит»

1995

технический консультант HewlettPackard

1997

начал карьеру в представительстве Lucent Technologies, дорос до первого заместителя гендиректора по продажам в России и СНГ

2003

коммерческий директор, а затем гендиректор «Центртелекома»

2007

гендиректор группы компаний «Комстар-ОТС»

«Комстар – объединенные телесистемы»

телекоммуникационная компания. Финансовые показатели (US GAAP, 2008 г.): выручка – $1,648 млрд, чистая прибыль – $180 млн. Основной акционер – АФК «Система» (51%), 35% – на Лондонской фондовой бирже. Капитализация – $1,95 млрд.

В I квартале, когда российская экономика в полной мере почувствовала на себе влияние мирового кризиса, абоненты «Комстара» как ни в чем не бывало разговаривали по городским телефонам и выходили в интернет. Поэтому доходы компании за это время даже выросли. В интервью «Ведомостям» Сергей Приданцев рассказал, как он рассчитывает сохранить рост по итогам 2009 г., почему «Комстар-ОТС» предлагает государству обмен блокпакета «Связьинвеста» на другие активы и какая схема объединения с МТС представляется ему наиболее эффективной.

– МТС готовится обратиться в Федеральную антимонопольную службу за разрешением на покупку «Комстар-ОТС». Как вы отнеслись бы к возможному объединению бизнеса двух компаний?

– Решение принимают акционеры, мы его будем выполнять. При этом надо постараться учесть все возможные проблемы и опыт, который наработали «Вымпелком» с Golden Telecom. Основная задача – не повторить чужих ошибок и не наделать своих.

Реальная синергия возможна лишь при образовании одного юрлица. Для реальной синергии нужна единая билинговая система, чтобы выставлять клиенту один счет, единая база абонентов и общая инфраструктура. Если есть два разных юрлица, то добиться всего этого не удастся, потому что по закону обмениваться базами данных клиентов нельзя. А значит, и единый счет невозможен.

Кроме того, если есть два аффилированных друг с другом юрлица, то максимальная скидка, которую одно из них может дать другому, по закону не должна превысить 20% без существенного обоснования.

Если одно юрилицо не создается, то из реальных вариантов [объединения бизнеса] я вижу переход на единый бренд, доступ «Комстара» к финансовым ресурсам МТС, возможна некоторая экономия на персонале. В регионах мы уже приостановили переход на единый бренд, потому что если будет решение об объединении с МТС, то возможно изменение политики в отношении бренда.

– В I квартале выручка «Комстара» в рублях прибавила по сравнению с тем же периодом прошлого года 12%, несмотря на кризис. Это результат консолидации региональных операторов холдинга «Стрим-ТВ» с начала года?

– Не только. Основная причина – то, что люди стали больше пользоваться фиксированной связью. В условиях экономической нестабильности население сокращает расходы на развлечения вне дома. При этом люди больше смотрят телевидение и пользуются интернетом.

В дальнейшем основным драйвером увеличения выручки компании будет рост тарифов. Мы их повысили с марта, так что в I квартале еще не было ощутимого эффекта от изменения тарифов.

– Но чистая прибыль даже в рублях сократилась довольно значительно – на 62%. При том что основная часть долга «Комстара» – рубли, а не валюта, как у сотовых компаний, так что больших убытков от переоценки обязательств вроде бы быть не должно...

– Во-первых, рост курса рубля к доллару на чистую прибыль все-таки повлиял. В I квартале у нас еще оставался долг в валюте – мы должны были завершить исполнение опциона «пут», выкупив у Access 11,06% собственных акций (всего «Комстар» потратил на их выкуп $463,6 млн, из них около $200 млн – еще в IV квартале 2008 г. – «Ведомости»). Из-за переоценки стоимости этого опциона мы получили убыток от курсовых разниц – 799 млн руб. Больше у нас практически нет валютных долгов.

Вторая причина [снижения прибыли] – подъем процентной ставки по кредиту Сбербанка на 26 млрд руб. (за год с I квартала 2008 г. она выросла на 5,75 п. п. до 13,35% годовых. – «Ведомости»).

Но даже в таких условиях в отличие от многих операторских компаний мы сохранили чистую прибыль благодаря эффективному контролю над расходами.

– За первые три месяца у «Комстара» стало на 5% меньше пользователей нерегулируемых услуг на ключевом рынке – московском. Чем это объясняется?

– Произошла частичная миграция абонентов премиального сегмента на «антикризисные» интернет-тарифы МГТС [абоненты которой учитываются отдельно], т. е. часть пользователей (например, те, кто потерял работу), перешли на более легкие тарифы нашей дочерней компании. Зато мы их не потеряли.

– Идет ли «Комстар-ОТС» в этом году на существенное сокращение инвестиций? И какие проекты остаются приоритетными с точки зрения капвложений?

– Этот год для «Комстар-ОТС» – год максимального использования тех технологических преимуществ, основа для которых была заложена в 2007–2008 гг., и возможностей, которые дает кризис. Наши капзатраты в 2009 г. составят не более 6% от выручки. Для операторов, которые работают в стабильных экономиках, норма – 12%. А мы в 2007–2008 гг., когда компания активно росла и развивалась, инвестировали от 22% до 24% от выручки. Росла экономика, рос рынок, и мы тратили в два раза больше нормы. Сейчас, когда экономика, наоборот, падает, для нас абсолютно резонно максимально использовать то, что уже было сделано.

Приведу простой пример. На московской сети стоит 1,6 млн портов ADSL 2+ (сетевое оборудование, обеспечивающее высокую скорость доступа (20–25 Мбит/с) в интернет по обычной телефонной линии. – «Ведомости»), из них задействована где-то половина. Другую половину можно использовать для подключения абонентов. В 2008 г. мы закупали эти порты, рассчитывая, что будем проводить цифровизацию сети МГТС по технологии IMS, которая подразумевает подачу широкополосного доступа в каждую квартиру. Но из-за кризиса [развитие] IMS мы приостановили, тем более что министерство [массовых коммуникаций и связи] пошло нам навстречу и не стало выпускать приказ о введении в Москве 10-значных номеров к 2010 г.

Кроме того, в прошлом году была проведена полная модернизация «последней мили» МГТС, что тоже можно использовать для дальнейшего развития.

– На что вы будете тратить те небольшие инвестиции, которые все же запланированы?

– На подключение новых абонентов, привлечение пользователей к дополнительным услугам – телевидению, WiFi, мобильному WiMax. Будем расширять сеть международной и междугородной связи, так как дальний трафик растет. Плюс проводить селективное региональное развитие. После завершения сделки по приобретению «Стрим-ТВ» мы планировали провести за год полную модернизацию сетей [операторов, входящих в этот холдинг], инвестировав в это около $60 млн. Но сейчас в регионах сети кабельного ТВ уже есть в 3,8 млн домохозяйств, и из них миллиону можно подключить triple-play (пакет из трех услуг: широкополосный интернет-доступ, ТВ и цифровая телефония. – «Ведомости»). При этом на конец 2008 г. эти услуги были проданы всего лишь в 310 000 домохозяйств на сетях «Стрим-ТВ». Как видите, уже есть 700 000 домохозяйств, которым можно продавать triple-play, и для этого ничего не надо строить.

– Зато придется потратить деньги на рекламу, чтобы убедить их подключиться.

– Рекламу мы будем проводить адресную, как в Москве, где вся информация размещается на счетах МГТС. Это очень хороший способ: ведь счета ты регулярно получаешь и все равно читаешь их – в отличие от всякой ерунды, которая валится в почтовый ящик.

В регионах доминирует телевидение, потому что там нет качественного бесплатного ТВ. Это в Москве есть 20 каналов с приемлемым качеством, и поэтому люди не готовы много платить за телевидение, а в регионах эфирного ТВ не хватает. У нас в регионах 2 млн абонентов платного ТВ, и только 310 000 из них пользуются еще и интернетом. И наша задача – продать остальным 1,7 млн абонентов услуги доступа в интернет и телефонию. Это тоже можно делать адресно: у нас уже выстроены с ними отношения, заключены контракты. Мы считаем, что адресный маркетинг наиболее эффективен и при этом не требует больших затрат.

Кроме того, одним из приоритетных направлений для нас является улучшение качества услуг, поэтому мы запустили проект, который назвали «Три «к»: «Комстар» – клиент – качество». Он связан с полным пересмотром всех бизнес-процессов, касающихся обслуживания абонентов и продажи услуг, внедрением единых стандартов в Москве и регионах. Если мы в течение 2009 г. существенно не улучшим качество, то просто не сможем состязаться с конкурентами.

– Как влияет кризис на поведение абонентов? Стали ли они меньше пользоваться услугами, экономить?

– Фиксированная связь – это якорная услуга. Да, она не так быстро развивается, когда экономика растет, но во время кризиса она остается востребованной: это самая стабильная услуга. Она в разы дешевле, чем мобильная связь: минута разговора в Москве у нас стоит максимум 30 коп., а у сотовых компаний – несколько рублей. Кроме того, именно по проводной связи можно получить нормальный устойчивый доступ в интернет и услуги телевидения.

В сегменте физлиц мы наблюдаем рост потребления услуг – и в Москве, и в регионах. Люди сокращают затраты на развлечения вне дома, а значит, начинают больше смотреть ТВ и пользоваться интернетом. Поэтому для нас сейчас задача в регионах – увеличить количество пользователей голосовыми услугами, а если у них есть компьютеры, то продать им еще и услугу интернет-доступа. И если у нас есть возможность дойти до 3,8 млн региональных домохозяйств, то нужно, чтобы все они пользовались нашими услугами телевидения и хотя бы 50% из них – нашим интернет-доступом и голосовыми сервисами.

А в Москве наша цель – продать больше дополнительных услуг: IP-TV, WiFi и WiMax. Стратегическая задача – занять 50% московского рынка широкополосного доступа, что означает, что жители ориентировочно 33% от всех домохозяйств, охваченных МГТС, должны пользоваться нашими услугами доступа в интернет. И мы рассчитываем обслуживать в Москве не менее 1 млн пользователей ТВ. На начало года их было около 145 000. Кстати, в августе мы запустим совместно с «Система масс-медиа» проект «ТВ на экране ПК» – это должно оживить рынок.

– А что происходит с корпоративными клиентами?

– Некоторое время назад мы наблюдали снижение объемов потребления услуг связи из-за ситуации, связанной с экономическим кризисом. Самым тяжелым месяцем был ноябрь [2008 г.], когда многие компании просто закрывались. Сейчас ситуация стабилизировалась, и мы видим, что появились новые возможности для оператора связи: например, предложить организациям услуги аутсорсинга. Дело в том, что многие из них задумались, не сократить ли им внутренние телеком- и IT-департаменты, и, если мы предложим им эти сервисы на условиях аутсорсинга, это должно оказать позитивное влияние на нашу доходную базу.

Лет через пять телекоммуникационные сети уже будут выглядеть совсем по-другому, не останется традиционных телефонных станций, сети связи будут в основном компьютерные. И те, кто сейчас формирует эффективные службы поддержки и обслуживания таких IP-сетей, будут, как говорится, на коне. Поэтому мы уже сейчас начали отрабатывать бизнес-процессы, строить data-центры, обучать людей, чтобы через несколько лет быть первыми и в этом сегменте.

– Планируете ли вы в этом году рост выручки?

– По крайней мере мы не ожидаем ее снижения. Скорее всего, рост будет, хотя не двузначный, как в прежние годы, а в единицах процентов. Но он все равно будет, потому что это фиксированная связь, и мы видим, что [в кризисной ситуации] люди снова к ней обратились. Даже несмотря на то, что с 1 марта мы подняли тарифы на все услуги – примерно на 8% в Москве и на 12% в регионах. На спросе это пока не отразилось.

К тому же бизнес группы «Комстар» очень хорошо диверсифицирован. Во-первых, с точки зрения регионального присутствия: у нас есть бизнес в Москве, где мы абсолютный лидер, и еще в 69 городах России, во всех федеральных округах, кроме Дальневосточного. Во-вторых, с точки зрения клиентской базы: у нас есть клиенты-физлица и корпоративные абоненты. В Москве у нас 3,6 млн домохозяйств – активных пользователей, в регионах – 3,8 млн.

Корпоративная база группы тоже диверсифицирована, она делится ровно на три части: треть – госучреждения, треть – частный бизнес и треть – операторы.

– Полтора года назад «Комстар-ОТС» объявила программу строительства оптоволоконных сетей широкополосного доступа по технологии FTTB в дополнение к существующим ADSL-сетям. Сколько абонентов сейчас пользуется услугами FTTB?

– Примерно 80% получает доступ в интернет по технологии ADSL, 20% – по FTTB (ADSL – доступ в сеть по обычной телефонной линии, FTTB – через оптоволоконный кабель, проложенный к дому пользователя. – «Ведомости»). Но технология ADSL в условиях кризиса выходит на первый план с точки зрения цены. Вы же понимаете, что для того, чтобы оправдать инвестиции в оптоволокно, нужно поднимать тарифы, привлекая абонентов на более высокие скорости. А на такие тарифы сегодня спрос незначительный. В варианте с ADSL телефонная линия в квартиру уже проложена, и в любом случае для нас этот бизнес все равно будет прибыльным.

– А какие скорости доступа наиболее востребованы абонентами в Москве?

– На тарифы с ограничением скорости в 256 кбит/с подписано около 4% наших абонентов, на 512 кбит/с – 24%, 1 Мбит/с – 34%, 2 Мбит/с – 18%, 3 Мбит/с и выше – 18%. А в регионах встречается даже 64 кбит/с. Вот она, правда жизни. (Смеется.) Поэтому, когда сейчас оператор предлагает тариф со скоростью 100 Мбит/с, чаще всего ему отвечают: спасибо, мне не надо.

– Какую часть доходов обеспечивают «Комстару» те 20% абонентов, которые подключены по оптоволокну?

– Точно не скажу, но, конечно, они используют высокоскоростные тарифы, так что средний счет на абонента там выше.

– Сохраняется ли у вас план реорганизовать «Стрим-ТВ»?

– Реорганизация уже идет. Мы создаем дочернюю компанию «Комстар-регионы», у которой будет шесть макрофилиалов и куда будут объединены все наши региональные активы. Да, это приведет к сокращению персонала: за 2009–2010 гг. персонал «Стрим-ТВ» сократится примерно на 50%.

– Цифровизация МГТС привела к высвобождению помещений телефонных станций, которые планировалось сдавать в аренду или продавать. Как движется этот процесс?

– Все объекты недвижимости по-прежнему принадлежат МГТС. Мы можем их продать, базируясь на рыночной оценке, но пока ничего не продано – в том числе из-за серьезных изменений ситуации на рынке недвижимости в последнее время. Единственный способ, с помощью которого МГТС сейчас зарабатывает на недвижимости, – это сдача в аренду незадействованных площадей. Но это небольшая сумма, порядка 2% от оборота МГТС.

Недавно совет директоров МГТС определил два объекта – АТС на улице Щепкина и на Ангарской улице, которые мы попробуем продать на электронных торгах, чтобы посмотреть, какой потенциал у таких проектов. Это будет первая попытка.

– Планирует ли «Комстар-ОТС» платить дивиденды за прошлый год?

– Никаких изменений по сравнению с предыдущими годами не запланировано. Совет директоров принял решение рекомендовать общему собранию акционеров выплатить дивиденды за 2008 г. по обыкновенным именным акциям в размере 0,22 руб. на одну акцию. Общая сумма – это 2% от консолидированной чистой прибыли по US GAAP.

– На балансе «Комстар-ОТС» находятся 11,06% ее собственных акций, которые вы предполагали использовать для возможных приобретений. В частности, вы интересовались «Синтеррой». Чем привлек вас этот актив?

– Собственная магистральная сеть, data-центры, присутствие в Петербурге. Но там все пока очень далеко от конкретики.

– Какие еще активы вам интересны?

– Есть список [таких компаний], с некоторыми достигнуты предварительные договоренности, но ни по одному активу мы пока не проводили due diligence. И заявок в ФАС не подавали. Но намерение совершить какие-то сделки в этом году у нас есть. Сейчас удачный год для покупок – активы имеют невысокую стоимость.

– В начале мая в Москве стартовала сеть мобильного WiMax «Комстар-ОТС». Какая сумма инвестирована в этот проект, за какой период планируете ее окупить?

– Инвестиции составили около $20 млн в 2008 г. Мы установили в Москве более 170 базовых станций, которые покрывают около 90% территории города. Внутри зданий сеть тоже работает, но это не было нашей целью, так как WiMax для этого не предназначен – так же, как WiFi не предназначен для покрытия улиц. Нашей задачей было обеспечить устойчивый прием на улице, потому что внутри дома наши услуги уже есть.

Окупаемость проекта – приблизительно три года. Мы заинтересованы развивать WiMax еще и в Подмосковье, в другие города пока идти не планируем.

– Сколько людей уже пользуются сетью WiMax?

– Проект только что запущен, но вообще наша потенциальная база в Москве – около 300 000 человек, которые являются нашими подписчиками услуг фиксированного доступа и имеют ноутбуки. Это те, на кого мы нацелены.

– «Комстар-ОТС» не согласился с предварительной оценкой стоимости своего пакета в «Связьинвесте», сделанной Ernst & Young, – 23 млрд руб. Какова, по-вашему, справедливая стоимость?

– Есть рыночная стоимость этого пакета, она считается просто – это результат торгов на бирже. Мне каждый день приходит sms c этой цифрой. Сейчас рыночная стоимость 25% плюс 1 акция «Связьинвеста» – $1,2 млрд.

Кроме того, есть прецедентная оценка. Например, сейчас готовится сделка по продаже 40% акций «Ростелекома» [принадлежащих «КИТ финанс»]. Исходя из ее стоимости обратным счетом можно будет определить стоимость нашего пакета. Поэтому пока мы подождем, а потом будем договариваться с государством.

Наши аргументы очень простые: если вы оцениваете [блокпакет «Связьинвеста»] так низко, отдайте [холдинг] нам в управление – и мы покажем, что он стоит дороже. Подтвердим справедливую стоимость и разменяемся. Или дайте нам возможность сразу выйти по справедливой рыночной цене.

– Вы обсуждали оба варианта с чиновниками?

– Это обсуждает наш акционер.

– Ранее с вашей стороны звучал следующий вариант размена: «Комстар-ОТС» возвращает государству 25% плюс 1 акция «Связьинвеста», взамен с него списывается долг перед Сбербанком (26 млрд руб.), и он получает пакет «Связьинвеста» в МГТС (23%). Как реагирует правительство на это предложение?

– Мы считаем, что это предложение – 23% МГТС плюс 26 млрд руб. долга – выглядит справедливым исходя из рыночной стоимости блокпакета «Связьинвеста». И это понятно с точки зрения бизнес-логики. У «Связьинвеста» в любом случае нет контроля в МГТС, а если он хочет развивать бизнес в Москве (а он заявляет, что хочет), то, делая это с помощью других активов, он будет снижать стоимость своей доли в МГТС.

– А зачем «Комстару», уже сейчас контролирующему МГТС, еще увеличивать пакет?

– Тогда можно будет легче привлекать средства. Если доля материнской компании близка к 100%, то она получает все дивиденды и может направлять больше денег, например, на региональное развитие.

– Если правительство и «Связьинвест» согласятся на ваш вариант, на кого ляжет бремя возврата Сбербанку 26 млрд руб.?

– Есть разные варианты, однако вопрос нужно будет адресовать уже не к нам.

– Раньше «Комстар-ОТС» претендовал еще и на контрольный пакет «Связьинвеста» в «Центральном телеграфе»...

– Таких требований мы сейчас не выдвигаем. Понятно, что все московские активы «Связьинвест» не отдаст.

Интернет для Приданцева

«Я за городом живу, и у меня Domolink от «Центртелекома». Ведь я как раз начинал внедрять эту услугу в Московской области [когда работал гендиректором «Центртелекома»]», – рассказывает Приданцев. Качеством соединения он доволен: «Я не знаю, как везде, но у меня они держат высокий уровень». В офисе он, разумеется, выходит в интернет через «Комстар». «И еще я активно использую WiMax-доступ от «Комстара». Например, читаю новости и смотрю биржевые сводки утром по дороге на работу», – добавляет президент компании.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать