Бесплатный
Ирина Резник

До четверти газа исчезает из ГТС Украины непонятно куда

Гендиректор Emfesz Иштван Гоци рассказал «Ведомостям», как продал компанию за $1 российским бизнесменам из Rosgas. Связаться с Фирташем и его представителями, чтобы узнать их мнение, не удалось.

– Почему вы продали Emfesz?

– Переговоры о продаже Emfesz шли уже более двух лет. Все это время [владелец компании] Дмитрий Фирташ искал возможность продать долю в Emfesz либо трейдера целиком. Разговоры велись в первую очередь с Rosukrenergo (RUE) и «Газпромом».

– Но вряд ли Фирташ собирался продать Emfesz за $1.

– Основная ценность трейдера Emfesz – потребители: 23% венгерского рынка газа и газовый контракт с RUE до 2015 г. Но в последние два года у RUE были постоянные проблемы с поставкой газа, это делало Emfesz менее привлекательным активом.

– Настолько, что его оценили в $1?

– Emfesz в критической ситуации. Ее долг перед RUE – $356,5 млн, из них $295,1 млн просрочено. Бывшая материнская компания Emfesz – кипрская Mabofi должна трейдеру $280,5 млн. С января 2009 г. «Газпром» исключил RUE из схемы поставок газа на Украину, тогда же началось уменьшение подачи газа в нашем направлении. С тех пор у нас нет ни одного акта сдачи-приемки газа, полученного на границе, – ни от RUE, ни от «Газпрома», ни от «Нафтогаза Украины». За четыре месяца Emfesz получила около 350 млн куб. м никак не оформленного газа. Откуда шел газ, я и сам до конца не понимаю. У Emfesz возникли проблемы с таможенными органами, ведь импортируемый товар должен быть оформлен в течение 60 дней. А с 26 апреля газ нам перекрыли.

– Это произошло после того, как российский премьер Владимир Путин спросил украинского – Юлию Тимошенко, почему венгерская фирма четыре месяца получает бесхозный газ с Украины?

– За несколько дней до того была встреча [предправления «Газпрома» Алексея] Миллера и [предправления «Нафтогаза» Олега] Дубины. Выйдя из кабинета Миллера, Дубина по телефону дал диспетчерам указание остановить газ.

– Как же возможно, чтобы четыре месяца в Венгрию газ шел непонятно откуда?

– На Украине нет четких замеров газа. Около 20–25% газа исчезает из газотранспортной системы Украины непонятно куда. Так продолжается с 2005 г., так что для Венгрии не было новостью, что месяцами нет газового баланса.

– Но кто же все-таки уговорил вас продать Emfesz?

– Это были российские бизнесмены. Они готовы были взять на себя обязательства урегулировать все задолженности Emfesz, пообещали, что решат вопрос с поставками газа. Emfesz будет чистой. Они настояли, чтобы все споры решались в московском арбитражном суде. Эти люди давно интересовались ситуацией вокруг Emfesz и сделали предложение в последний момент, когда газ перекрыли. Если бы не появился Rosgas, у Emfesz уже отняли бы лицензию.

– Но вы наемный менеджер, это Фирташу решать, продавать ли компанию. Почему вы взяли на себя инициативу? Вас шантажировали?

– Я не хозяин, я исполнительный директор, отвечаю своим имуществом, и именно поэтому моя ситуация гораздо хуже. Крайним сделали бы меня. Хозяин Emfesz – офшор Mabofi, а проблемы с законом в Венгрии могли бы возникнуть у меня. Есть еще и политическая составляющая: Emfesz владеет 23% всего рынка Венгрии. Мое неправильное поведение может привести к серьезным политическим и социальным последствиям. Меня не надо было шантажировать, я и сам все понимал.

– То есть задачей этих бизнесменов – бойцов невидимого фронта было забрать Emfesz у Фирташа?

– Думаю, да. Они перепродадут компанию, как только выведут ее из плачевного состояния. Даже во время моей последней встречи в «Газпроме» по поставкам газа Emfesz поднимался вопрос о покупке компании, но монополию не устраивала ситуация с долгами. «Газпром» не купил бы неясную ситуацию, это понятно. Ему важно, чтобы долг был урегулирован.

– Как удалось убедить RUE и «Газпром» подписать такой невыгодный для них контракт с Emfesz?

– «Газпрому» выкрутили руки. У монополии были долгосрочные отношения с RUE и Emfesz, сложные отношения с Украиной. К тому же, как ни крути, RUE – «дочка» «Газпрома» и консолидируется в его финансовой отчетности. Вот «Газпром» и пошел навстречу.

– Получается, сотнями миллионов выручки за российский газ пользовалась кипрская Mabofi. А кто компаньоны Фирташа в Mabofi? Не Семен Могилевич?

– Кто его компаньоны в Mabofi, я не знаю и знать не хочу. Он никогда их не называл. В чьих интересах прокручивались деньги внутри Mabofi и на что использовались, я никогда не интересовался. Mabofi была основным источником финансирования всего бизнеса Фирташа, всех компаний, входивших в его Group DF. У Mabofi есть финансовые отношения с фирмой GEMM [бывшая Eural Trans Gas – трейдер, который поставлял среднеазиатский газ на Украину до RUE. – «Ведомости»], она перечисляет деньги на проекты GEMM.

– Почему же вы не ушли с поста директора Emfesz, раз боялись оказаться крайним?

– Пока были обязательства RUЕ, что она свои дивиденды через Centragas и Mabofi отдает как обеспечение под кредиты, схема была закрыта, у венгерских налоговых органов не было претензий. Как только RUE исключили из схемы поставок, все подвисло. Ведь дивидендами должны были быть закрыты поставки за 2008 г. А денег нет до сих пор. Когда я все это понял, я отказался кредитовать Mabofi. Последний кредит был выдан в январе 2009 г. на $10 млн. Сейчас на счетах Emfesz $150 млн. И они там останутся, пока не решится ситуация.

– Фирташ считает продажу Emfesz незаконной, и его структуры подали иски в различные суды. А правоохранительные органы Венгрии возбудили уголовное дело по подозрению в растрате чужого имущества.

– Почему-то в российский суд они не подали! В правоохранительных органах Венгрии идет сбор информации, ни я ни Emfesz не получали извещения. Я Emfesz покупал в октябре 2004 г., и я ее продал. У меня была доверенность для подобных операций, и я осуществлял множество сделок и от имени Mabofi, и от имени Emfesz. И потом: я не слышал мнения Фирташа.

– Потому что, как я слышала, он больше не может до вас дозвониться.

– Покупатели запретили мне контактировать с прежними собственниками. У Фирташа была информация, что ведутся переговоры о продаже. Ему нужно было закрыть схему без последствий. В противном случае ему пришлось бы отчитываться перед налоговыми инспекциями Венгрии. Я думаю, что сделка даже на руку Фирташу – снята угроза налоговых претензий лично к нему.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more