Статья опубликована в № 2384 от 24.06.2009 под заголовком: «Главное – не допустить паники», - Владимир Скворцов, генеральный директор группы «Альфастрахование»

Осенью страховщики ждут банкротств

Кризис даст толчок объединению страховых компаний, считает генеральный директор группы «Альфастрахование» Владимир Скворцов. Многие пойдут на это, чтобы избежать банкротства
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Д. Гришкин
1992

сразу по окончании МГУ стал работать первым вице-президентом компании «Ринако плюс»

1998

назначен генеральным директором брокерской компании «Никойл», с 2000 г. – исполнительный директор бизнес-направления инвестиционного банковского обслуживания ИБГ «Никойл»

2002

генеральный директор группы «Альфастрахование»

20%

на столько, по прогнозу Владимира Скворцова, вырастут премии «Альфастрахования» в 2009 г.

Группа «Альфастрахование»

универсальный страховщик. Создана в 2001 г. на базе Восточно-европейского страхового агентства, «Альфа-гарантии» и «Остра-Киев». Владелец – «Альфа-групп». Страховые премии – 19,4 млрд руб. (2008 г., 8-е место). Страховые выплаты – 8,0 млрд руб. Чистая прибыль – 688,6 млн руб.

Если бы в бизнесе существовали универсальные рецепты, их давно занесли бы в учебники и преподавали студентам, а разорившихся и проигравших конкурентную борьбу компаний не было бы. Но в жизни все иначе, рассуждает гендиректор «Альфастрахования» Владимир Скворцов. О том, как его компания намерена пережить непростые времена на страховом рынке, чем хороша консолидация отрасли и почему ему не надоело работать в страховании, Скворцов рассказал «Ведомостям».

– Каковы сейчас основные проблемы российского страхования?

– Страховые рынки в мире движутся по фазам, характеризующим уровень прибыльности страховщиков. К сожалению, в фазу прибыльности российский страховой рынок так и не перешел. Комбинированный коэффициент убыточности в среднем по отрасли, по оценке PricewaterhouseCoopers, – 102%, что, безусловно, плохо. Он должен быть 97–99%, но не 102%! Причина проста: многие страховщики развивались и наращивали портфель только с целью продажи, не думая о прибыльности. Сейчас эта стратегия не работает, продаж не предвидится, и это очень серьезное испытание для отрасли. В конце лета – осенью нас ждет пик проблем, и без громких банкротств и ухода с рынка средних федеральных компаний не обойдется. Значит, клиентам нужно серьезно относиться к надежности страховщика. Некоторые компании, испытывающие большие проблемы, демпингуют по тарифам, чтобы собрать хоть какие-то деньги и продержаться на плаву еще какое-то время. Затягивание петли на шее своими руками – опасная стратегия.

– О демпинге сейчас не говорит только ленивый. Что еще мешает развитию рынка?

– Один из блоков связан с введением различных видов обязательного страхования: объектов повышенной опасности, ответственности перевозчика на транспорте и др. Я считаю, что для запуска добровольных страховых механизмов – в первую очередь в интересах общества – обязательные виды нужны. Яркий пример – ОСАГО. Рынок сельхозстрахования, который страдает от схем, должен стать прозрачным и полноценным рынком. Принятые в этому году новации я оцениваю положительно, но пока непонятно, как они будут работать. Что касается самой отрасли, мы сильно отстали от других стран в вопросах предоставления страховщикам субординированных кредитов, расчета маржи платежеспособности и введения МСФО. Без МСФО нет понимания реального финансового состояния компании, и надо было ввести эти стандарты еще 2–3 года назад, а сейчас кризис, всем не до этого, и, если принять решение сейчас, необходим переходный период для подготовки компаний. Управленческая отчетность «Альфастрахования» полностью совпадает с данными по МСФО. Не всегда приятно смотреть на отдельные цифры, но такова принятая практика.

– «Альфастрахование» серьезно улучшило позиции в рэнкинге ведущих страховщиков по собранной премии, ворвавшись в топ-5. Что стало причиной прорыва?

– В 2008 г. наши премии выросли по сравнению с 2007 г. вдвое, но какой-то одной причины, которая стала драйвером роста, нет. Итоги I квартала 2009 г. (рост – более 40%) и 2008 г. – результат выполнения стратегии «Альфастрахования». Мы ее немного скорректировали, но принцип остался неизменным – прибыльное наращивание рыночной доли. Мы никогда не гнались за объемами ради объемов, что доказывают результаты I квартала: мы не провалились в сборе премий, как некоторые компании, сделавшие ставку на один вид страхования или канал продаж. Компания развивает и корпоративный сегмент, и розницу – как в регионах, так и в Москве. Несмотря на кризис, корпоративных клиентов мы практически не потеряли.

– Каковы планы на этот год?

– Все просто: будем выполнять стратегию. Как мне однажды сказал один из наших акционеров, «если стратегию нельзя выразить одним предложением, грош ей цена». Она должна быть понятной, и наша стратегия заключается в прибыльном наращивании рыночной доли в сочетании с агрессивным ростом в корпоративном сегменте и постепенным – в рознице. Мы отказываемся от неприбыльных каналов продаж, неприбыльных сегментов рынка, чтобы развивать то, что нам кажется правильным и перспективным.

– Как это выглядит в цифрах?

– В кризис консолидация отрасли пойдет быстрее, в том числе за счет ухода с рынка ряда игроков. По моим расчетам, мы должны вырасти в 2009 г. на 15–20% по сборам, а рыночная доля «Альфастрахования» к концу года составит 4,5–5%. Пытаемся сократить издержки по всей цепочке расходов, потому что понимаем: какими бы лояльными ни были наши клиенты, цена услуги в условиях кризиса – качественно более важный показатель, чем раньше. Пока нам это удается.

– Какая убыточность заложена на 2009 г.?

– Комбинированный коэффициент – на уровне 100%, в 2008 г. было 100,5%. С учетом всех расходов страховой операционный бизнес должен вывести нас в ноль, а заработать мы должны на инвестдоходе.

– Каково соотношение корпоративного бизнеса и розницы в портфеле «Альфы»?

– Чуть больше премий мы собрали в корпоративном сегменте, примерно 55% на 45%, при этом на крупный индустриальный бизнес пришлось 28%, а 27% – на средний и малый бизнес.

– Как развивается бизнес компании «Альфастрахование-жизнь»?

– Компания показала просто фантастический результат за 2008 г. как по страхованию потребкредитов, так и по корпоративному бизнесу. По итогам I квартала мы стали третьей компанией после «АИГ лайф» и «РГС-жизнь».

– А разве банковский канал продаж страхования жизни не свернулся?

– Пока нет, все нормально. У нас несколько банков-партнеров, и мы со всеми увеличили объем продаж. Кредитовать клиентов они действительно стали меньше, но желание банков дополнительно заработать стало гораздо сильнее. Поэтому банки включают страхование в другие свои программы, активнее предлагают клиентам страховаться. Вообще, я считаю так: если ты взял кредит в банке, абсолютно честно по отношению к своей семье застраховать свою жизнь и здоровье в пользу банка. Не дай бог что может случиться...

– А что с контрактами по корпоративной «жизни»?

– Клиенты продолжают страховаться. Кто-то сокращает [программы], но наш портфель увеличивается. Ведь получаем и новых клиентов.

– Какие изменения произошли в национальном страховании за последние 7–10 лет?

– Рынок качественно улучшился и превратился из аморфного в нормальную составляющую финансового рынка, стал цивилизованным. Если вспомнить рэнкинги Росстрахнадзора 2002–2003 гг., то у нас специальные люди каждый квартал отделяли в этих таблицах схемное страхование от реального. Потом мы изучали эту препарированную отчетность и смотрели, где мы сегодня находимся. Сейчас клиенты получают более качественные услуги и продукты, ведь в начале 2000-х гг. сложных продуктов вообще не было: страховка дома, страховка машины, ДМС – и все. Появились новые рынки – страхование жизни, например. Конечно, важнейшую роль в экономической жизни страны сыграло введение ОСАГО. Люди перестали считать автогражданку дополнительным налогом, появилось четкое понимание, что это страховка, с помощью которой можно защитить себя.

– Вы готовы показать свою отчетность по МСФО, как это делает, например, «Росно»?

– Allianz [материнская компания «Росно»] – публичная компания, а мы – нет. Но если это будет единым для рынка стандартом – конечно, готовы.

– Страховщики жалуются на отсутствие поддержки отрасли со стороны государства. Почему не получается наладить диалог с чиновниками?

– Диалог как раз оживленный, другое дело – какой у него результат. Можно двигаться гораздо быстрее, но эффективность взаимодействия между различными ведомствами невысока. Есть чиновники, которые мне кажутся знающими и профессиональными людьми, но, когда мы имеем дело с этой машиной в целом, она начинает сбоить. Возможно, одна из причин медлительности в том, что многие чиновники полагают, что на страховом рынке все в порядке. Однако, к сожалению, не все так просто, проблемы становятся очевидными с некоторым временным лагом.

– У Росстрахнадзора новый руководитель – Александр Коваль. Что должны делать чиновники в кризисные времена?

– В рамках действующего законодательства есть возможности для защиты интересов клиентов страховых компаний. Основная задача ФССН – участие в разработке механизмов поддержки отрасли. Пристально должны смотреть чиновники на вопросы платежеспособности страховщиков, чтобы, если нужно, играть на опережение. Есть проблемные компании, но, к сожалению, нет механизма введения временной администрации, надеюсь, в ближайшее время он появится. Главное – не допустить паники на рынке.

– Какой вам видится новая архитектура российской страховой отрасли? Объединение ВСС, РСА и НССО, которые возглавляет Андрей Кигим, – разумная идея?

– Создание «союза союзов» активно обсуждается давно, и противников этой идеи я не знаю. Взаимодействие между ВСС, РСА и НССО всегда было нормальным, и я считаю разумным объединение, когда есть ассоциации по видам страхования, а над ними – надстройка в виде саморегулируемой организации. Это сэкономит и время, и ресурсы.

– К чему приведет начавшаяся несколько лет назад консолидация отрасли? Сколько страховщиков нужно России?

– Эффект масштаба для страховой компании крайне важен не только с точки зрения расходов, но и с точки зрения диверсификации рисков, устойчивого развития. Поэтому я не очень верю в историю нишевых страховщиков. Конечно, они могут существовать, но это скорее исключение из правил. С учетом размеров российской экономики страховых компаний должно быть значительно меньше. Страховая компания должна быть федеральной, и 100 страховщиков более чем достаточно. Лицензий сейчас около 800, реально работающих компаний – около 350, и их количество за год сократится, думаю, вдвое.

– То есть вы ожидаете оживления на рынке?

– Больше скажу: я убежден, что консолидация нужна не только с 11-й компании по 100-ю, она нужна и в первой десятке. Это выгодно и для клиентов, и для акционеров. Я – сторонник идеи консолидации индустрии.

– Эту тему вы с кем-то обсуждали?

– Да, разговариваем, предлагаем, общаемся со всеми возможными кандидатами на объединение, но результатов пока нет, требуется время, чтобы сблизиться. У меня подход простой. Я считаю, что консолидация в первой десятке и двадцатке позитивна для развития бизнеса, эффект масштаба позволит снизить расходы. И мы сможем дать клиентам более конкурентную цену.

– А в будущее региональных страховщиков верите?

– Конечно, география у России фантастическая, но я не верю в успешных региональных страховщиков, хотя про всех сказать не могу. По итогам I квартала мы увидели fly to quality, переход из небольших региональных компаний в федеральные. Это бегство к надежным страховщикам, и региональным компаниям было бы разумно присоединяться к таким компаниям, как наша.

– Как магнитогорская компания СКМ – к «Альфе»?

– Да, например. СКМ – хорошая компания, соотношение розничного и корпоративного портфеля там примерно 50 на 50. Казалось бы, из-за кризиса [основной клиент СКМ] Магнитогорский меткомбинат переживает не лучшие времена, но объем наших премий в Магнитогорске не только не сократился, но и вырос. Если бы мы не купили СКМ, уверен, компании было бы гораздо хуже.

– А что за история с компанией «Промышленно-страховой альянс», которая страховала риски предприятий «Металлоинвеста»? Вы ее тоже купили?

– Мы компанию не покупали, а подписали прошлым летом с «Металлоинвестом» соглашение о том, что «Альфастрахование» – страховой партнер группы. Это не значит, что все должно быть застраховано только у нас, мы выстраиваем отношения, и пока клиент доволен. Речь не только о корпоративных клиентах, но и о сотрудниках этих предприятий на местах, это серьезный проект.

Иначе работать невозможно. Если заниматься только каким-то заводом, ну сегодня он твой, завтра твой, а послезавтра придет конкурент и скажет: «Предлагаю цену в 2 раза ниже, хочу забрать клиента». И все – ты потерял его. Лояльность клиентов воспитывается только комплексным, качественным обслуживанием.

– В регионах еще остались достойные внимания инвесторов страховщики?

– Да, сейчас мы очень внимательно изучаем несколько вариантов, в том числе региональных. Кризис – время для покупок, но важность соотношения «цена актива – его качество» остается. Мы изучаем потенциальные приобретения, но только с точки зрения текущей и будущей прибыльности бизнеса.

– Со страховой компанией «Северная казна» вы обсуждали возможность ее приобретения?

– Встречи и переговоры на эту тему были, но они ничем не закончились.

– Иностранцы еще интересуются российскими активами?

– Интерес есть, но сделок по безумным коэффициентам, как это было 2–3 года назад, ждать не стоит.

– «Альфастрахование» раньше активно изучали иностранцы, сейчас тоже приходят? Акционеры готовы продать компанию?

– Наши акционеры – прагматичные люди, и, я думаю, за хорошую цену можно продать все. Вот уже три года на вопрос «Продается ли «Альфастрахование»?» я отвечаю одно и то же: я, как СЕО, вопросами продажи компании не занимаюсь. Я отвечаю за развитие, могу рассказать о бизнесе, планах, стратегии, но вопрос продажи акций – к акционерам.

– Страховым блоком «Альфа-групп» активно занимается Петр Авен. Какую роль он играет в отношениях с партнерами, крупными клиентами?

– В «Альфа-групп» условная политика работающих акционеров, и Петр Олегович – не пассивный председатель совета директоров. Он конкретно и непосредственно занимается в том числе страховым бизнесом. Мы два раза в месяц обязательно встречаемся, обсуждаем какие-то проекты, задачи, стоящие перед компанией, и я считаю это огромным преимуществом работы в «Альфастраховании». Авен лично хорошо знает многих наших существующих и потенциальных клиентов, что помогает нам в работе. То же можно сказать и про [члена совета директоров] Олега Сысуева, он человек широко известный, бывший вице-премьер и мэр Самары. Тоже активно помогает, когда с кем-то встречается.

– В совете директоров компании несколько независимых членов: Андрей Баранов, Ханс Фалк Бьерке, Евгений Ясин. Чем они помогают «Альфастрахованию», чем занимаются в совете?

– Наш совет – уникальное сочетание и опыта, и широты взглядов, и возможностей для развития бизнеса. Независимые директора, может, и в меньшей степени занимаются лоббированием и продвижением «Альфастрахования», но помогают советами и консультациями. Баранов много лет работал консультантом в McKinsey, сейчас входит в ряд советов директоров и имеет уникальный кросс-индустриальный опыт, помогает взглянуть на многие обсуждаемые вопросы по-другому. Бьерке долгое время отвечал за развитие международного бизнеса в Allianz, великолепно знает, как это бывает в России, Испании, Италии, Германии, и его вклад трудно переоценить. Евгений Григорьевич Ясин обеспечивает общий взгляд на экономику. В последнее время он интересуется вопросами здравоохранения, и, если речь идет о медицинском страховании, его вопросы помогают нам расширить взгляд.

– Что изменилось после прихода на пост президента компании Михаила Бершадского? Как разделены ваши с ним обязанности?

– Михаил работает в компании два года, но я бы говорил не о разделении обязанностей, а об объединении усилий для развития бизнеса. Он ведет переговоры с крупными клиентами, у него вообще большой талант общения с людьми, он отличный переговорщик. Кстати, в нашей команде трудятся не только профессиональные страховщики, активно приглашаем людей из других отраслей, это позволяет некоторые вещи увидеть заново. Вот и Михаил предложил развивать проект по строительству поликлиник. В результате в конце июня открываются первые клиники – в Перми и Кирове. Всего в 2009– начале 2010 г. откроется 10 поликлиник.

– Этот проект запущен еще до кризиса, не страшно было этим заниматься? Деньги потерять можно...

– Страшно. Кризис кризисом, но я не думаю, что люди будут сокращать расходы на здоровье. На этом нельзя экономить, уж лучше машину купить подешевле и отдыхать поехать не в Турцию, а за город, в лес. Тем более что мы не VIP-клиники строим, у нас будут нормальные, средние бюджетные цены.

– У «Альфы» и «Базэла» сейчас непростые отношения. Менеджеры «Альфа-групп» недавно заявили, что не против иметь «Ингосстрах» в качестве залога в рамках реструктуризации кредитов компаний «Базэла» в Альфа-банке. Вы хотели бы получить такой актив в управление?

– Отношения Альфа-банка с любыми его клиентами я комментировать не могу, так же как не могу обсуждать отношения других компаний «Альфа-групп» с их клиентами. Интересен ли «Ингосстрах»? Уверен, что любой здравомыслящий менеджер в страховании будет только рад поработать с таким активом, потому что «Ингосстрах» – очень хорошая компания.

– Недавно экс-гендиректор страховой компании «РГС-жизнь» Александр Торбахов возглавил «Вымпелком». Вы же с ним знакомы? Как бы вы охарактеризовали Торбахова как топ-менеджера?

– Я давно с ним знаком, наверное, с 1995 г., когда мы работали вместе в «Ринако плюс», затем вместе перешли в «Никойл» (сейчас – «Уралсиб»). Мы с Александром поддерживаем дружеские отношения, я считаю, что он успешный менеджер с хорошим, разнообразным опытом работы, быстро сделал карьеру, кроме того, он командный игрок.

– Обсуждала ли с вами его назначение любая из сторон? Может, вы рекомендовали Торбахова на этот пост?

– Ну конечно, мне звонили. Было бы странно, если бы не звонили, акционеры-то у нас общие. Мне задали вопросы, я на них ответил.

– Честно?

– Абсолютно честно, и, слава богу, между дружбой и честностью мне выбирать не пришлось. (Улыбается.) В этом смысле я вообще не люблю скрывать ничего ни от кого, тем более от акционеров. Я желаю Саше удачи, работа, конечно, тяжелая, но интересная.

– Как считаете, нужны гендиректору дополнительные знания, навыки, опыт, чтобы управлять бизнесом значительно большего масштаба, чем, например, «Альфастрахование»?

– Я убежден, что никаких рецептов в менеджменте нет. С удовольствием читаю книжки разных СЕО о том, что надо сделать так-то и так-то, но я делаю это только для того, чтобы понять, как можно сделать, ведь конкретный выбор в конкретной ситуации – выбор самого руководителя. И если бы были универсальные рецепты в бизнесе, их бы давно прописали в поваренной книге, преподавали студентам, весь мир был бы полон успешных компаний и не было бы компаний, которые разоряются и проигрывают конкурентную борьбу.

– Что помогает вам строить успешный бизнес?

– Во-первых, нужно всегда помнить о главном. Для меня таковым является последовательность решений: если выбрал стратегию, надо ее исполнять.

Во-вторых, если понимаешь, что принятое тобой решение правильное, то надо проломить стену, но добиться задуманного. Еще одна вещь, которой я в жизни руководствуюсь, – фраза кого-то из великих: «Хорошо, что в жизни все устроено правильно: все важное – просто, а все сложное – неважно». Я – апологет идеи всевозможного упрощения: бизнес-процессов и всего остального. Я пришел в «Альфастрахование» семь лет назад и за это время многому научился – у акционеров, коллег по рынку, сотрудников и клиентов. Я хочу построить компанию, которая меня перерастет, которая станет больше, чем эта.

– А не надоело работать страховщиком? В чем-то другом не хочется себя попробовать?

– Мне бы точно надоело работать в одной и той же компании больше года или двух. Но штука в том, что я каждый год работаю в другой, новой компании, она растет и меняется. Мы придумываем новые идеи, надеюсь, какой-то вклад в эти изменения вношу и я. Но это только из эгоизма, чтобы не искать работу, я все время придумываю, что бы поменять. (Смеется.) Поэтому – не надоело, я себя чувствую абсолютно комфортно.

«Вечные ценности»

«Очень люблю путешествовать. Здесь, конечно, надо искать компромисс между семьей и моими желаниями. Мы не посетили даже треть мест, которые я хочу посмотреть, но, в принципе, побывали в достаточно интересных местах. Мое большое увлечение – рыбалка. Самую большую рыбу в своей жизни поймал в Якутии – тайменя на 25 кг, но хочу еще больше (улыбается)». «К сожалению, я только раз в год могу уехать на 10 дней. Если где-то на море отдыхаю, стараюсь пару раз выехать на рыбалку. А с друзьями мы ездим в Якутию, Эвенкию, в места далекие и необжитые... Там познаем Родину, такие места, куда не ступала нога человека. И там очень-очень интересно. Природа там – мне трудно это передать словами, я не поэт. Там душой отдыхаю. Там действительно понимаешь, что есть вещи, которые имеют вечные ценности, и это понимаешь достаточно быстро. День-два – и все. Никакой связи, ничего. Только две лодки, твои друзья, рыба, костер, палатки».

ВЛАДИМИР СКВОРЦОВ О ТОМ, СКОЛЬКО СТОИТ СЕЙЧАС «АЛЬФАСТРАХОВАНИЕ»:

«Если брать показатель, который я не очень люблю, – коэффициент к собранной премии, то несколько лет назад компанию можно было оценить в 2,5–3 премии. Сейчас же эти показатели снизились вдвое-втрое. Компанию с хорошим портфелем и нормальными активами я бы оценил сейчас в 0,7 – максимум 1 премию».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more