Бесплатный
Наталия Портякова
Статья опубликована в № 2388 от 30.06.2009 под заголовком: «Думаете, что имеете дело с ребенком?!», - Махмуд Ахмадинеджад, президент Ирана

«Думаете, что имеете дело с ребенком?!», - Махмуд Ахмадинеджад, президент Ирана

AP

Подозрения в не совсем честной победе Ахмадинеджада существовали еще в разгар предыдущих президентских выборов четыре года назад. Поводом к этому стала первополосная статья в иранской газете «Кайхан» с заголовком «Ахмадинеджад одержал убедительную победу». Загвоздка состояла в том, что второй тур президентских выборов должен был пройти только на следующий день после публикации. Когда о содержании статьи поведало официальное информагентство ИРНА, стало понятно, что победа Ахмадинеджада уже известный властям результат.

Поддержка Ахмадинеджада высшим исламским духовенством, для которого основной его соперник на нынешних выборах – экс-премьер, реформатор Мир Хоссейн Мусави является давним врагом, стала решающей и в его нынешнем официальном переизбрании. «Иран – демократия, но управляемая и контролируемая, и Ахмадинеджад не имеет шансов проиграть», – говорил незадолго до выборов 12 июня президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский.

Но в этом году власти, вероятно, переборщили с масштабом подтасовок. По официальным данным, Ахмадинеджад получил почти 63% голосов, Мусави – лишь 34%, тогда как, по утверждениям оппозиции, Ахмадинеджад финишировал третьим, уступив не только Мусави, но и еще одному из четырех кандидатов. Обвинения спровоцировали протесты, в ходе которых погибли десятки человек, и решительное осуждение Ирана со стороны международного сообщества.

Первые шаги

Махмуд Ахмадинеджад родился в 1956 г. в семье кузнеца в деревне Гармсар. Как пишет он сам в своем блоге (www.ahmadinejad.ir/), бедственное положение вынудило его отца перебраться в Тегеран в поисках лучшей доли – на тот момент Махмуду, четвертому ребенку в семье, был год от роду. В начале жизни будущий президент Ирана носил фамилию Саборджан – она намекала на то, что его предки были преимущественно красильщиками ковров. Позднее фамилию поменяли на более благозвучную – Ахмадинеджад: по-арабски «ахмад» значит добродетельный, а в персидском используется как краткое имя Мухаммеда – главного исламского пророка, «неджад» на фарси означает «происхождение». Таким образом, вместо указания на связь с ремесленниками появился намек на родство с семьей пророка. Впрочем, как позднее утверждали политические оппоненты Ахмадинеджада, истинной причиной смены фамилии была попытка скрыть еврейские корни.

В 1976 г. Махмуд Ахмадинеджад поступил в один из самых престижных иранских вузов – Тегеранский университет науки и технологий, который успешно окончил с дипломом инженера на транспорте. Как утверждает сам президент, в ходе вступительных экзаменов он занял 132-е место среди 400 000 абитуриентов – «несмотря на кровотечение из носа». Деньги на образование будущий президент заработал сам: для этого он еще в школьные годы подрабатывал в магазине, где продавались охладительные системы для зданий.

В студенческие годы Ахмадинеджад примкнул к молодежному движению, выступавшему против режима шаха, и вместе с сокурсниками издавал студенческий журнал религиозного характера. Уже во время исламской революции 1979 г. Ахмадинеджад с друзьями основал в университете Исламскую студенческую ассоциацию. «Хотя в стране была в разгаре революция и я участвовал в деятельности против незаконного монархического режима – наемника и марионетки США и Британии, я всегда помнил об образовании и никогда не сдавался», – вспоминает те времена в краткой автобиографии Махмуд Ахмадинеджад. Впоследствии он поступил в аспирантуру и даже получил докторскую степень.

Одним из самых любопытных, но так до конца и не проясненных моментов биографии Ахмадинеджада является его роль в 444-дневной осаде посольства США в Тегеране в ходе исламской революции. Пятеро из 52 американских заложников опознали Махмуда Ахмадинеджада как одного из руководителей операции по захвату – по их словам, он лично присутствовал на многих допросах. Сам Ахмадинеджад, как и многие его нынешние оппоненты, которые признали собственное участие в тех событиях, отрицают, что он был среди захватчиков.

После свержения шаха Ахмадинеджад, будучи студентом третьего курса, примкнул к ультраконсервативной исламистской Организации за укрепление единства университетов и духовных училищ, созданной близким соратником имама Хомейни. Оппозиция неоднократно обвиняла эту организацию в преследовании либерально настроенных студентов и преподавателей. На протяжении последующих лет подобная критика в адрес Ахмадинеджада будет звучать еще не раз.

«Иранский талиб»

На ирано-иракскую войну (1980–1988 гг.) Ахмадинеджад отправился добровольцем, вступив в корпус стражей исламской революции. Официальная версия умалчивает о роде его деятельности в те годы, неофициальная утверждает, что он участвовал в спецоперациях около иракского города Киркук, населенного преимущественно курдами. Оппозиция уверяет, что на совести Ахмадинеджада пытки и казни многих из проживавших там иранских диссидентов. Ликвидацией противников иранского режима за рубежом он, по неподтвержденным данным, занимался и после окончания войны с Ираком. Его, в частности, подозревали в убийстве в Вене в 1989 г. лидера иранских курдов Абдулы Рахмана Гассемлу и обвиняли в попытке убийства известного иранского писателя Салмана Рушди, заочно приговоренного на родине к смерти за оскорбление ислама. Впрочем, никаких доказательств этому найдено не было. Разведка США даже признала, что у нее нет достаточных сведений о деятельности нынешнего иранского лидера в 80-е гг.

В конце 80-х Ахмадинеджад возглавил администрации сразу двух городов – Хой и Маку в провинции Западный Азербайджан. Затем, поработав пару лет советником губернатора Курдистана, он сам перебрался в губернаторское кресло, возглавив в 1993 г. провинцию Ардабиль. Три года подряд его признавали лучшим губернатором Ирана, но в 1997 г. с креслом губернатора пришлось расстаться: пришедший к власти президент-реформатор Мохаммад Хатами отправил губернатора-ультраконсерватора в отставку.

После нескольких лет преподавательской деятельности в альма-матер Махмуд Ахмадинеджад триумфально вернулся в политику, в 2003 г. победив на выборах мэра Тегерана. Получив этот пост, он моментально свернул все либеральные начинания предшественников и приступил к закручиванию гаек. Так, при мэре Ахмадинеджаде в Тегеране были введены раздельные лифты для мужчин и женщин, ужесточен дресс-код для госслужащих, закрыты сети западных фастфудов и запрещена наружная реклама с изображением западных звезд.

Либеральная элита его почти ненавидела и открыто называла «иранским талибом». Тогдашний президент Хатами даже запретил Ахмадинеджаду присутствовать на заседаниях кабинета министров – до него этой привилегией пользовались все мэры Тегерана. Зато столичная беднота Ахмадинеджада боготворила: тегеранский мэр прославился еще и активной благотворительной деятельностью. Одним из его нововведений стала раздача бесплатных супов нищим. В 2005 г. Махмуд Ахмадинеджад даже вошел в список 65 финалистов мирового конкурса на лучшего мэра мира.

Аскет напоказ

Победа Махмуда Ахмадинеджада на президентских выборах 2005 г. оказалась большим сюрпризом как для международного сообщества, так и для многих в Иране. Большинство уверенно прочили победу экс-президенту страны Али Акбару Хашеми-Рафсанджани, стоявшему во главе Ирана в 1989–1997 гг. Особо поразительным стал факт, что мало известный на тот момент Ахмадинеджад, которому противостоял опытный политик и очень богатый человек, практически не потратил денег на свою предвыборную кампанию. Благодаря поддержке со стороны таких же, как и он, ультраконсерваторов мобилизация электората велась в мечетях.

Одним из главных лозунгов будущего президента стала борьба с коррупцией, бедностью и социальной несправедливостью, а также перераспределение национальных доходов от нефти. При этом Ахмадинеджад действительно подходил на роль борца за справедливость. Став президентом, он в целях экономии приказал чиновникам не присылать ему открыток с поздравлениями, а своим непосредственным подчиненным – не вывешивать в кабинетах его портретов. Ахмадинеджад долго отказывался покидать свой скромный дом в Тегеране и переезжать в президентский дворец, сделав это лишь по настоянию службы безопасности. А въехав туда, тут же сдал дорогие персидские ковры в музей, заменив их на обычные ковровые покрытия.

Демонстративный аскетизм иранского лидера был весьма уместен. Ведь на годы президентства Махмуда Ахмадинеджада пришелся рекордный со времени исламской революции дефицит госбюджета, а уровень инфляции и безработицы продолжил расти (к лету этого года инфляция составляла уже 25%, а уровень безработицы превысил 12%). Во многом это стало побочным результатом заботы президента о бедных, осуществлявшейся без учета реальной экономической ситуации. Президент ввел субсидии на продовольствие и специальным декретом приказал на 40% поднять зарплаты некоторым категориям рабочих, хотя денег в казне на это не было. Его решение снизить процентные ставки ниже уровня инфляции обернулось взвинчиванием цен на недвижимость в столице: чтобы спасти свои сбережения от инфляции, средний класс стал оперативно скупать дома. В 2008 г. министр нефти признался, что в 2007 г. Иран, обладающий богатейшими запасами нефти, был вынужден вложить $2 млрд в импорт нефти.

В 2006 г. группа иранских экономистов написала президенту открытое письмо с критикой его вмешательства в экономику и ценообразование. Все чаще недовольство экономической политикой Ахмадинеджада выражали и члены правительства. «Никакого плана на будущее не существовало. Приоритет отдавался второстепенным вопросам, которые не представляли крайней необходимости для народа», – посетовал как-то в интервью агентству Fars News экс-министр экономики Давуд Джаафари. Президент отвечал на критику отставками – за несколько лет в Иране сменились все министры экономического блока.

Всеобщий раздражитель

Недовольством и протестами были встречены и многие другие нововведения Ахмадинеджада во внутренней политике. По его инициативе женщины были значительно ограничены в своих правах: сначала он обязал их соблюдать строгий исламский дресс-код, а потом в рамках образовательной реформы ограничил численность девушек на ряде факультетов 50%, мотивировав этот шаг недостатком общежитий для студентов женского пола. В прошлом году на рассмотрение иранского парламента был отправлен новый проект закона о защите семьи, который вновь разозлил активисток борьбы за женские права: из документа исчез пункт о необходимости мужчины получать согласие жены при намерении взять следующую супругу. Не случайно в ходе нынешних выступлений в Тегеране именно молодые женщины стали одной из главных движущих сил протестного движения. Среди прочих спорных инициатив президента и его предложение отказаться от ограничения рождаемости двумя детьми на семью: оно было введено в целях ослабить нагрузку на экономику. Сам Ахмадинеджад отец двух сыновей и дочери.

За четыре года своего президентства Ахмадинеджад успел разозлить и интеллектуальные круги. В 2006 г. его правительство вынудило многих профессоров досрочно уйти на пенсию. По трактовке властей, это было сделано для того, чтобы дать дорогу молодым. По мнению оппозиции, окрестившей эту меру «второй культурной революцией», так президент избавлялся от либерально мыслящих оппонентов.

В столь же конфронтационной манере Махмуд Ахмадинеджад взялся и за внешнюю политику. Еще в ходе предвыборной кампании 2005 г. он часто повторял, что страна допускает слишком много уступок Западу и США по вопросу ядерной программы Ирана. В случае своей победы он обещал продолжить обогащение урана и прекратить всякое сотрудничество с США. И первое, что Ахмадинеджад предпринял во внешней политике, вступив в должность, – отверг предложения европейской тройки (Великобритании, Франции и Германии) по урегулированию проблем, связанных с иранской ядерной программой. «Вы думаете, что имеете дело с четырехлетним ребенком, которому можно дать орешки и шоколадки и получить от него взамен золото?!» – риторически вопрошал тогда иранский президент, обращаясь к странам Запада. Зато со странами, лидеров которых отличал крайний антиамериканизм, Ахмадинеджад поладил, в 2007 г. побывав с визитами в Венесуэле, Эквадоре и Боливии.

В первые месяцы своего нахождения у власти он разозлил весь мир заявлением про необходимость «стереть Израиль с лица земли». Президент даже отозвал в Тегеран 18 иранских послов, трех из них тут же отправил в отставку за чересчур мягкую реакцию дипломатов на критику Западом его антиизраильского выпада. Пару лет назад иранский президент прилюдно усомнился в факте Холокоста. В этом году на конференции ООН по расизму он заявил, что Израиль – это государство, построенное на расистских принципах. Израильская газета Jerusalem Post приводит еще ряд высказываний Ахмадинеджада: «Израиль – тиранический режим, который когда-нибудь будет разрушен», «Израиль подобен прогнившему сухому дереву, которое небольшой шторм сможет уничтожить».

Сам Ахмадинеджад, невзирая на нестихающие протесты, провел торжественный прием по случаю своей победы и начал подготовку к собственной инаугурации в начале августа. Как написала вчера британская Times, одним из проявлений этой подготовки стали массовые увольнения. На днях замминистра нефтяной промышленности Акбар Торкан был уволен после публикации статьи в оппозиционной газете, на другие должности, по данным Times, были переведены 17 высокопоставленных офицеров, в чьей лояльности режиму возникли сомнения. Для России не принципиально, останется у власти Ахмадинеджад или президентом станет Мусави, уверен Сатановский: Иран в любом случае продолжит делать ядерную бомбу и вести агрессивную политику в приграничных территориях.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать