Статья опубликована в № 2393 от 07.07.2009 под заголовком: «Связьинвест» либо части холдинга могут перейти к ВЭБу», - Евгений Юрченко, генеральный директор «Связьинвеста»

«Связьинвест» либо части холдинга могут перейти к ВЭБу», - Евгений Юрченко, генеральный директор «Связьинвеста»

Д. Гришкин
1995

замуправляющего воронежским филиалом Промрадтехбанка

1998

член правления банка «Менатеп СПб», управляющий филиалом в Воронеже

2002

заместитель гендиректора «Связьинвеста»

2005

заместитель гендиректора «Комстар-ОТС»

2007

управлял Тамбовским отделением Центрально-Черноземного банка Сбербанка

2008

назначен генеральным директором «Связьинвеста»

ОАО «Связьинвест»

управляющий холдинг. Финансовые показатели (2008 г., РСБУ): выручка – 2,26 млрд руб., чистый убыток – 120,5 млрд руб. Акционеры: 75% минус 1 акция – Росимущество, 5% плюс 1 акция – «Комстар-ОТС». Контролирует семь межрегиональных компаний фиксированной связи, оператора дальней связи «Ростелеком», «Центральный телеграф»; владеет 23% уставного капитала МГТС.

В феврале 2009 г. гендиректором крупнейшего государственного холдинга связи был назначен Евгений Юрченко. Основная задача, поставленная перед ним государством, – реорганизовать «Связьинвест» и укрепить его позиции на всех ключевых сегментах телекоммуникационного рынка. В интервью «Ведомостям» Юрченко рассказал, как будет выглядеть реформированный «Связьинвест», почему сменилось руководство большинства его «дочек» и как холдинг намерен защищать интересы их миноритариев. А заодно признался: менеджмент «Связьинвеста» больше не возражает против передачи «Комстару» 23% «Московской городской телефонной сети» (МГТС)

– В конце мая правительственная комиссия по транспорту и связи одобрила концепцию реорганизации «Связьинвеста». Теперь менеджмент холдинга разрабатывает стратегию его развития. Когда она будет готова?

– Окончательный вариант стратегии мы планируем подготовить в сентябре. Сейчас мы оттачиваем ее детали с помощью юристов и финансистов. Работу лично курирует министр [связи и массовых коммуникаций] Игорь Щеголев. Окончательный вариант стратегии будет направлен в комиссию по транспорту и связи. Это крупнейшая [в России] реорганизация, которая будет основана на слиянии, объединении компаний, а не на их разделении, как это было, допустим, с РАО «ЕЭС России». При этом мы идем по пути, который проторен другими странами: такие же «национальные чемпионы» в области связи действуют в Германии, Франции, Норвегии...

В июне закончились собрания акционеров всех компаний «Связьинвеста», были избраны новые советы директоров. Я возглавил все советы, и это значит, что обратного пути уже нет: мы двигаемся к единой компании. С этого момента все советы директоров утверждают единую стратегию и начинают ее реализовывать. До июня в советах были совсем другие люди, и проводить единую политику было сложнее.

– Концепция предусматривает консолидацию активов «Связьинвеста» на базе «Ростелекома», но вариантов объединения может быть много. Какой предлагаете вы?

– Это будет единая операционная компания, работающая под единым брендом. Будет ли это «Ростелеком» или другой бренд, покажет время. Скорее всего, акции межрегиональных компаний (МРК) полностью трансформируются в акции «Ростелекома».

– Реорганизация может привести к досрочному погашению обязательств МРК, а это 144,6 млрд руб. (по состоянию на начало года). Найдутся ли у компаний такие средства?

– Хочу уточнить: долговые обязательства МРК к настоящему моменту сократились на 10 млрд руб. до 134,5 млрд руб. Мы последовательно сокращаем долги.

Самое активное участие в реорганизации примут российские финансовые институты. Мы проводим работу с отечественными банками и инвесткомпаниями, и нам очень приятно, что никто нам в помощи не отказывает. Большие надежды в финансовом плане мы возлагаем на реорганизованный Связь-банк, который сейчас полностью перешел под управление Внешэкономбанка (ВЭБа). А ВЭБ, в свою очередь, в ближайшем будущем станет акционером «Ростелекома». Так что проблем с финансовыми институтами, которые предоставят деньги на реорганизацию, у нас, надеюсь, не будет.

– Они предоставят эти деньги в форме кредитов?

– Это могут быть и кредиты, и участие в капитале «Ростелекома» или самого «Связьинвеста», облигационные и вексельные займы и многое другое.

– Разговоры о возможной передаче «Связьинвеста» ВЭБу ходили давно...

– Такой вариант не исключен. Либо «Связьинвест», либо какие-то части холдинга могут перейти к ВЭБу.

– Это уже обсуждается с ВЭБом или с правительством?

– Определенные варианты рассматриваются.

– Какого порядка суммы могут потребоваться?

– Это зависит от того, каким будет окончательное решение по стратегии. Если выбор будет сделан в пользу слияния с досрочным погашением всех обязательств присоединяемых компаний, то суммы будут измеряться сотнями миллиардов рублей. Если же будет выбран вариант, предусматривающий оплату допэмиссии акций «Ростелекома» акциями МРК, то досрочного выкупа обязательств не будет, и стоимость реорганизации окажется значительно меньшей.

Сейчас очень удачная финансовая ситуация: ставки по кредитам падают, объем денежных средств у банков увеличивается, учетная ставка снижается.

– Многие экономисты советуют готовиться ко второй волне кризиса...

– Нас это не сильно касается – мы всегда берем длинные кредиты на 3–5 лет.

– Концепция реорганизации «Связьинвеста» предусматривает существенное укрепление позиций холдинга на рынке мобильной связи. Речь идет либо о выкупе контроля в одном из операторов большой тройки, либо об объединении с региональными компаниями. Как подвигается дело?

– Мы сформулировали предложения для участников рынка. Сейчас идут переговоры, вариантов очень много. Одновременно мы усиливаем управление блоком мобильной связи: я пригласил на должность своего советника Алексея Ничипоренко, бывшего первого заместителя гендиректора «Мегафона». Он будет заниматься реорганизацией тех 13 сотовых активов, которые у нас сегодня есть.

– Вы планируете начать с реорганизации собственных мобильных активов или с переговоров об объединении с частными компаниями?

– Эти процессы будут идти параллельно.

– С кем из частных операторов вы уже вступили в переговоры?

– С большим количеством компаний. Раскрывать подробности я не имею права. Но переговоры идут активно.

– Весной вы обещали, что почти все инвестиции (около $1 млрд) компании холдинга направят в этом году на развитие широкополосного интернет-доступа (ШПД). Приведет ли это к увеличению доли «Связьинвеста» на рынке ШПД? Вырастет ли в выручке МРК удельный вес доходов от не регулируемых государством услуг?

– У нас очень амбициозные планы. К концу 2009 г. мы планируем увеличить количество пользователей ШПД с 3,7 млн (на конец 2008 г.) до 5,3 млн. Доля рынка, которую мы хотим удерживать в регионах, – примерно 52%. Выручка от услуг интернет-доступа и передачи данных составит в 2009 г. более 21% общих доходов группы против 17% в прошлом году.

– В концепции идет речь о выводе мобильных и интернет-активов «Связьинвеста» в отдельные компании внутри холдинга. Когда это может произойти?

– Эти варианты рассматриваются, но в далекой перспективе – уже после того, как будет создан единый оператор. В будущем «Ростелеком» будет контролировать отдельную компанию мобильной связи и отдельного оператора интернет-доступа. Так же как, например, Deutsche Telekom контролирует самостоятельную компанию T-Mobile. Наши консультанты в процессе работы над стратегией должны предложить вариант реорганизации мобильных активов.

– Наверное, выделение этих активов из МРК до их присоединения к «Ростелекому» не понравилось бы миноритариям МРК, чьи акции должны быть конвертированы в акции «Ростелекома».

– Этот фактор также должен учитываться.

– Кстати, вы обещали лично приобрести пакеты акций всех компаний «Связьинвеста»...

– Я приобретал их еще с конца прошлого года, после принятия решения о моем назначении гендиректором «Связьинвеста». В среднем у меня от 0,5% до 2% в каждой компании.

– Вы потратили на их покупку свои личные деньги?

– Да. Я купил акции на российских биржах. Тем самым я демонстрирую всем – миноритариям, менеджерам, государству, – что никогда не приму решений, противоречащих интересам акционеров. Я хочу поменять отношение к бизнесу и создать такую модель, когда менеджеры заинтересованы в долгосрочном эффективном развитии компании, в которой они сейчас работают, и относятся к компании как рачительные хозяева.

– $1 млрд инвестиций, предусмотренных бюджетом 2009 г., – есть ли у МРК такие средства? Или их придется занимать?

– Денежные потоки наших компаний очень значительные. Их общие доходы в 2008 г. составили 253 млрд руб. При этом мы очень серьезно – на 70% – сократили общий объем инвестиций и сконцентрировались на высокодоходных проектах с высоким уровнем возврата вложений. Рамки очень жесткие: если проект не окупается за два с половиной года, мы его не реализуем. Эта норма действует с февраля, когда сменился менеджмент «Связьинвеста».

Математика очень простая. Если вы привлекаете денежные средства под 20% годовых, то требуется как раз два с половиной года, чтобы вернуть 100% привлеченных средств плюс проценты за пользование деньгами.

– Но ведь «Связьинвест» как госкомпания вынужден участвовать и в целом ряде низкорентабельных, но стратегически важных проектов... Например, оказывать универсальные услуги.

– Безусловно, подогнать под этот принцип все проекты не удастся, но львиная их доля соответствует заданной норме возврата инвестиций.

– Весной вы называли сумму краткосрочных обязательств компаний «Связьинвеста» – 58 млрд руб., $200 млн и 50 млн евро. Как обстоит дело с выплатой и рефинансированием этого долга?

– Самым тяжелым временем для нас был апрель – май 2009 г., на эти месяцы пришелся пик платежей. Мы успешно прошли этот период, и в настоящий момент никаких проблем с рефинансированием задолженности МРК не существует.

– У каких компаний самая сложная ситуация с долгами?

– Сейчас у всех компаний достаточно стабильное финансовое положение. Кроме того, при необходимости мы в состоянии регулировать переток денежных средств, предоставлять внутренние займы и т. д.

– Еще при прежнем руководстве «Связьинвеста» обсуждалась, например, возможность кредитования МРК «Ростелекомом»...

– Такое возможно, но в настоящий момент потребности в этом нет. Скорее наоборот – МРК помогают «Ростелекому»: например, «Центртелеком» недавно выкупил у «Ростелекома» векселя «РТК-лизинга» на 400 млн руб. и ими расплатился с самим «РТК-лизингом», увеличив оборотные средства «Ростелекома» на эти 400 млн руб.

– С вашим приходом в «Связьинвест» сменились гендиректора четырех из семи МРК, а также «Ростелекома», «Центрального телеграфа» и «Гипросвязи». С чем это связано?

– С одной стороны, ставятся новые задачи и, чтобы выполнять их, привлекаются новые менеджеры. С другой стороны, показатель номер один для нас – эффективность работы компании. Мы ставили новых руководителей там, где требуется повышение эффективности.

– Что вы имеете в виду под эффективностью?

– Выполнение бюджета, капитализация, темпы снижения долговой нагрузки и развитие бизнеса. Плюс большой опыт работы на рынке телекоммуникаций: все люди, которые недавно назначены в компании, не новички в этом бизнесе. Это очень опытные менеджеры с известными именами и репутацией.

– С большинством этих менеджеров вы ведь знакомы еще со времен работы в «Связьинвесте» в 2002–2005 гг.? Влияло ли это обстоятельство на выбор?

– Безусловно, для меня важен фактор личного общения и личностной совместимости менеджера с политикой «Связьинвеста». Эти люди должны быть игроками одной команды, ведь конечная цель – создание единого оператора. Между компаниями группы не должно быть конкуренции, не важно, кто больше заработает – «Ростелеком» или МРК. Цель – как можно больше сэкономить на объединении, уйти от сегодняшнего тройного налогообложения, перестать тянуть на себя одеяло, споря, кто получит выгодного клиента.

– Недавно министр связи и массовых коммуникаций Игорь Щеголев поставил перед «Связьинвестом» цель – войти в тройку лидеров московского рынка фиксированной связи. Как вы оцениваете позиции холдинга в Москве сейчас и как думаете исполнять задачу, поставленную министром?

– До сих пор присутствие на рынке Москвы усиливала только одна из наших компаний – «Ростелеком». Не было общей стратегии – как действовать «Центртелекому», «Центральному телеграфу». Сейчас вырабатывается такая единая позиция.

Первоначальным промежуточным этапом может быть объединение бизнесов «Центртелекома» и «Центрального телеграфа».

– Кстати, гендиректором «Центрального телеграфа» только что был назначен Игорь Заболотный...

– Он возглавлял маркетинговую службу и службу новых продуктов в «Связьинвесте» (в 1999–2002 гг. – «Ведомости»), а потом был еще гендиректором одной из МРК (возглавлял «Дальсвязь» в 2002–2004 гг. – «Ведомости»). Сама психология «Центрального телеграфа» должна поменяться. «Центральный телеграф» – это Москва, «Центртелеком» – Подмосковье и другие регионы Центрального округа. Когда они вместе будут принимать решения, когда у них будут единые бюджет и стратегия – вот тогда мы добьемся того, чего хотим. Кроме того, мы рассматриваем возможность приобретений.

– Почему «Связьинвест» проголосовал против выплаты дивидендов МГТС за 2008 г.? Ведь в результате владельцы привилегированных акций получили право голоса и «Связьинвест» на целый год утратил возможность блокировать решения мажоритарного акционера этой компании.

– На голосовании был конфликт интересов. Мы выступали за выплату дивидендов по обыкновенным акциям из расчета 10% от чистой прибыли МГТС, но совет директоров рекомендовал выплатить лишь 5%. Мы были с этим не согласны и голосовали именно против рекомендации совета, а не против дивидендов как таковых. Основной акционер МГТС («Комстар-ОТС». – «Ведомости») воспользовался этим и, понимая, как мы будем голосовать, принял решение не выплачивать ничего.

Мы считаем финансовое положение МГТС достаточно устойчивым. Наши МРК выплачивают в этом году дивиденды из расчета 15% от чистой прибыли на обыкновенные акции и 10% – на привилегированные. А «Ростелеком» выплатит по обыкновенным акциям 20% чистой прибыли. Так что логика решения мажоритарного акционера МГТС как минимум удивительна, и это не совсем справедливое отношение к акционерам. А цель такого решения, по-моему, всем понятна.

– С прошлого года «Комстар-ОТС» обсуждает с правительством варианты возврата государству 25% плюс 1 акция «Связьинвеста». Взамен он просит, в частности, долю «Связьинвеста» в МГТС. Как относитесь к такому варианту вы?

– Такой вариант возможен.

– На какой стадии находятся переговоры об этом?

– Не могу прокомментировать.

– Не связаны ли друг с другом эти два события – снижение голосующей доли «Связьинвеста» в МГТС и переговоры о передаче ее «Комстару»?

– Уверен, что не связаны.

– Вы не опасаетесь, что доля «Связьинвеста» в МГТС может быть, например, размыта? Ведь у холдинга сейчас всего 23% голосов вместо прежних 28%.

– Дело в том, что мы не можем «переставлять ноги» другим акционерам [МГТС]. Однако решение не выплачивать дивиденды играет против самой компании – против ее капитализации, отношения к ней со стороны инвесторов.

– Но ведь «Связьинвест» и сам не заплатит дивиденды за прошлый год?

– Сам «Связьинвест» – это холдинговая компания, а не операционная, как, например, МГТС. О дивидендах наших дочерних компаний за 2008 г. я сказал выше. Что касается ОАО «Связьинвест», то по прогнозу движения денежных средств на 2009 г. сальдо денежных средств ожидается в размере всего лишь 41,5 млн руб. Эта сумма является минимальным значением для обеспечения текущей ликвидности и снижения рисков кассовых разрывов. Если бы было принято решение о выплате дивидендов, ОАО «Связьинвест» было бы вынуждено привлекать заемные ресурсы по крайне высоким сегодня ставкам. В свою очередь это повлекло бы за собой ухудшение финансового состояния общества как в краткосрочной, так и в среднесрочной перспективе.

Хочу напомнить, что в текущем году «Связьинвест» понесет дополнительные расходы, связанные с разработкой стратегии.

– Речь идет об оплате консультантов?

– В том числе. Плюс заработная плата, аренда...

– Но ведь в этом году «Связьинвесту» причитается еще около 2 млрд руб. в виде дивидендов дочерних компаний за 2008 г.?

– Да. И эти средства будут распределены по решению акционеров, но уже в 2010 г. Поступят они к концу 2009 г. Если быть точным, это 1 млрд 800 млн руб.

– Кстати, об аренде. Правда ли, что «Связьинвест» переезжает с Плющихи в новое здание?

– Да, мы уже начали переезд в новый офис на Пречистенке, в котором больше площадь. В связи с реорганизацией и расширением функций головной компании мы планируем увеличивать штат, поэтому расширение площади – актуальный вопрос. Переезд должен завершиться к концу лета.

– Вырастут ли в связи с расширением штата и с переездом в новый офис затраты «Связьинвеста»?

– Нет, все останется жестко в рамках утвержденного бюджета. Мы переезжаем в офис, в котором до этого находилось наше же дочернее предприятие – «Связьинтек».

– Концепция реорганизации «Связьинвеста» исходит из того, что участие государства в телекоммуникационном бизнесе должно возрасти. Но есть и противоположная точка зрения о том, что государство – менее эффективный собственник, чем частный инвестор. Как вы, руководя госкомпанией, намерены добиваться эффективности?

– Тех функций и полномочий, которые есть у меня и руководителей МРК, достаточно для оперативного принятия решений. Есть вопросы по объемам крупных сделок и сделок с заинтересованностью, но это не большая проблема.

Мы разработали и приняли систему мотивации менеджеров, которая стимулирует их решать задачи в рамках бизнес-плана как в текущем режиме, так и на перспективу. Я бы не сказал, что с этой точки зрения есть существенная разница между компаниями «Связьинвеста» и остальным рынком. Хотя лично я выступаю еще и за дополнительную опционную программу для руководителей компаний. Она уже разрабатывается. Сейчас как раз удачное время для ее запуска, потому что стоимость активов [«Связьинвеста»] точно будет расти.

– К каким показателям привязана действующая программа мотивации менеджеров?

– Это комплекс операционных и финансовых показателей плюс уровень развития телекоммуникационного бизнеса в целом.

– А внутри самого «Связьинвеста» как управляющей компании действует какая-нибудь система поощрения?

– В настоящий момент – нет, хотя совет директоров рассматривает ее.

– Устав «Связьинвеста» не менялся с 1999 г., а многолетние попытки утвердить новую версию оставались безуспешными. Считаете ли вы нужным вносить в него какие-либо коррективы?

– Изменения вносить надо, и они уже проработаны и одобрены комитетом по корпоративному управлению [при совете директоров] «Связьинвеста». Новый устав будет вынесен на один из ближайших заседаний совета директоров.

– В чем суть изменений? Не планируется ли, например, расширение полномочий совета директоров, на котором настаивали по очереди все владельцы миноритарного пакета «Связьинвеста»?

– Новый устав серьезно отличается от существующего. Самое главное – то, что он приведен в полное соответствие с действующим законодательством и сохраняет баланс прав акционеров, существующий на сегодня. Но, по-моему, обсуждать сейчас эти изменения несколько некорректно – новый устав должен пройти все этапы согласования акционеров компании.

– И все же, идет речь о расширении полномочий совета директоров?

– Я не думаю, что будет какое-то серьезное ущемление полномочий менеджмента «Связьинвеста». Тем более что мы очень плотно взаимодействуем с советом директоров, а с некоторыми его членами общаемся практически ежедневно. Например, с Константином Малофеевым, который в совете директоров отвечает за стратегическое развитие. Он имеет прямое отношение к разработке стратегии реформирования «Связьинвеста».

– А что вы скажете о Леониде Реймане, который недавно вернулся на позицию председателя совета директоров?

– Я положительно оцениваю его избрание. Совет директоров год проработал без председателя, и это не совсем правильно. Этот пост должен был кто-то наконец занять. А у Леонида Реймана огромный опыт работы в отрасли, и я убежден, что этот опыт нам пригодится. Кроме того, хотел бы отметить, что единогласно избран и заместитель председателя совета директоров – [профессор Высшей школы экономики] Иван Родионов.

– Действующий устав дает председателю совета директоров, по сути, две привилегии – возможность вести собрание и формировать его повестку, в том числе по предложениям любого из членов совета директоров. А что говорится на этот счет в новой версии устава?

– Она сохраняет за председателем эти полномочия.

– Вы успели поработать и в финансовых учреждениях, и в телекоммуникационных компаниях. Какая из этих сфер вам лично ближе?

– Знаете, это два взаимодополняющих инструмента в моей нынешней работе. Мне трудно сказать, что из этого мне ближе. Но мне ясно одно – что без богатого опыта финансиста выполнять возложенные на меня задачи было бы сложнее.

ЧЕМ СЧАСТЛИВ ГЕНДИРЕКТОР «СВЯЗЬИНВЕСТА»

«Скажу честно: у меня сейчас два занятия – работа и... работа. Живу в девяти часовых поясах! Многое удается сделать. А в этом и заключается счастье менеджера».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать