Бесплатный
Алексей Вайсман
Статья опубликована в № 2395 от 09.07.2009 под заголовком: Зеленая революция: Бизнес на природе

Зеленая революция: Бизнес на природе

Те, кто постарше, помнят образ браконьера, созданный советскими карикатуристами и кинематографистами: небритый, похмельный человек в драном ватнике с ружьем допотопного образца. Такие типы, безусловно, сохранились по дальним заугольям. Но не они определяют сегодняшнюю ситуацию. Образ, формирующийся в последнее время, совсем иной. Это высокопоставленный чиновник, отправляющийся с друзьями на вертолете пострелять редких животных. Главная проблема здесь в том, что о браконьерских VIP-охотах знают только их участники и организаторы, а в тех случаях, когда информация доходит до общественных организаций, она не всегда подкреплена уликами и поэтому не может быть доказана юридически.

До сих пор случаи VIP-охоты, по факту которых были возбуждены уголовные дела, можно пересчитать по пальцам. Один из единичных случаев – браконьерская охота на Алтае, которая стала известна из-за трагического крушения вертолета с высокопоставленными участниками на борту. По последней информации, полученной WWF в воскресенье, в районе горы Фишт инспектора Кавказского заповедника задержали группу из 13 человек с оружием, в числе которой были высокопоставленные лица Республики Адыгеи. WWF надеется, что дело не будет замято, по факту браконьерской охоты будет возбуждено уголовное дело, а общественности будет официально представлена информация об участниках группы.

Но ни образ губернатора-охотника, ни советский образ не описывают явления в его полноте. Современное браконьерство в России – это прежде всего бизнес. Если раньше добывали в основном для собственного потребления, то сейчас нелегальное изъятие биологических ресурсов происходит с целью их дальнейшего оборота.

Незаконный промысел пушнины – наиболее старый и обросший традициями вид коммерческого браконьерства. Этот вид нелегального промысла был распространен и в советские времена. В наши дни, после коллапса промысла в первой половине 90-х гг., объемы добычи и оборота пушнины вновь выросли и почти достигли уровня середины 80-х гг. Другой вид браконьерства – нелегальная добыча видов, дериваты которых пользуются спросом со стороны традиционной восточной медицины. Занесенный в Красную книгу РФ женьшень вывозится в Китай в объемах от 1,5 до 2 т ежегодно.

Животные нелегально добываются также с целью их дальней продажи и содержания в неволе. Ежегодный объем вывоза редких видов хищных птиц в страны Ближнего Востока составляет порядка 600 особей. Еще как минимум столько же гибнет при отлове и транспортировке.

Нелегальный и сверхнормативный вылов рыбы в России имеет индустриальный масштаб. Браконьерский промысел осетровых в Волжско-Каспийском бассейне в 12–15 раз превышает общий допустимый улов, в Амуре – в 7–8 раз. Изымается практически 100% заходящих на нерест производителей. В Азовском море стадо осетровых уже практически уничтожено. Общий объем нелегального вылова рыбы и морепродукции в исключительной экономической зоне России только в морях Дальнего Востока, по оценке специалистов WWF и TRAFFIC, составляет $4,5 млрд в год.

Браконьерство наносит вред обществу и государству сразу по нескольким направлениям:

Направленный промысел конкретных видов ведет к исчезновению их из экосистем, изменениям связей, замещению опустевших ниш другими видами и т. д.

Бизнес, основанный на обороте нелегальной продукции природопользования, не платящий налогов и не обремененный выплатами за право пользования биологическими ресурсами, оказывается более конкурентоспособным, чем бизнес легальный.

Ставшее традицией пренебрежение правилами охоты, рыболовства, лесопользования укрепляет правовой нигилизм, которого и без того на Руси всегда хватало. Более того, часто пренебрежение природоохранным законодательством, браконьерство служит знаком принадлежности к элите.

Браконьерство дает пусть нелегкий, но, как правило, быстрый заработок. Не надо пахать землю и ждать урожая, который в поте лица придется собирать и перерабатывать. Лучше пойти в лес – поработать месяц бензопилой на нелегальном лесоповале, или на реку с сетями, или в лес по соболям, пантам, желчи, кабарожьей струе. Месяц работы – и можно весь год на печи лежать. Нормальное государство не может состоять из маргиналов, это уже маргинальное государство.

Многочисленные преступные группировки, выросшие на торговле продукцией браконьерского промысла, активно втягивают в орбиту своей деятельности законодательную и исполнительную власти регионов, природоохранные и правоохранительные ведомства. Оперативные данные правоохранительных органов говорят о том, что этот сектор теневой экономики все более включается в процесс финансовой поддержки всероссийского «общака».

При опросах населения, проводившихся WWF в таких охотничьих регионах, как Дальних Восток и Алтай, более 80% опрошенных заявили, что знают браконьеров в своем ближайшем окружении. Более 70% населения в качестве основных причин браконьерства называют экономические. Первым на ум приходит крайне неблагополучное материальное положение населения в регионах. Действительно, безработица, невыплаты зарплат толкают людей на нелегальный промысел. Во многих местах браконьерство – единственный источник живых денег.

Однако далеко не только необходимость выжить и прокормить семью делает людей браконьерами. Согласно результатам исследования, лишь в половине случаев экономически мотивированного браконьерства основным побудительным мотивом нелегального промысла является нужда и отсутствие иной возможности прокормить семью. Другой половиной браконьеров движет не нужда, а жажда наживы. Сложился активный и разветвленный рынок, подогреваемый практически неограниченным спросом со стороны стран Восточной Азии, в первую очередь Китая и Южной Кореи. Этот спрос – трагедия не только для восточных регионов страны, но для ее европейской части. К примеру, жертвой спроса со стороны восточной медицины пала калмыцкая популяция сайгака.

Еще одна причина – полная политическая импотенция власти в вопросах охраны природы. Пораженное странным параличом государство спокойно смотрит, как мимо казны, в которой сейчас не хватает денег, плывут миллионы и миллиарды – и все из-за того, что вроде как нет денег на нормально оснащенные, хорошо обученные и достойно оплачиваемые инспекторские службы. Сколько-нибудь действенный контроль за соблюдением охотничьего, рыболовного и лесного законодательства в стране на сегодняшний день почти отсутствует. Вместо этого представители власти, включая весьма высокопоставленных, с упорством, достойным лучшего применения, демонстрируют общественности полное пренебрежение законом, устраивая браконьерские охоты на редких и находящихся под охраной зверей с применением вертолетов, снегоходов и иной техники.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать