Бесплатный
Андрей Котов

Почему инвесторам из БРИК не хотят продавать активы

Такой подход может принести Западу много проблем после того, как экономический центр сместится в развивающийся мир.

В среду компания General Motors объявила о разрыве сделки по продаже 55% акций Opel консорциуму Magna и Сбербанка, переговоры по которой к тому моменту вышли на финишную прямую. Это не первый случай, когда компании из развитых стран, попав в бедственное положение, обращаются за поддержкой к инвесторам из развивающихся, однако позже отказываются от принятых обязательств. Аналитики отмечают, что такой подход принесет Западу много проблем после того, как экономический центр сместится в развивающийся мир.

GM переиграла всех

Решение GM вызвало возмущение в Германии и в России, хотя для аналитиков подобный исход сделки сюрпризом не стал. "GM никогда не желала расстаться с Opel. Решение о продаже Opel было принято в тот момент, когда компания находилась на грани банкротства. Конечно, отказ от сделки абсолютно неэтичен. Но GM оказалась в ситуации, когда обещаешь что-то под пытками. Сейчас пытка кончилась, и они решили пересмотреть свое решение. Больше нет ни желания, ни необходимости продавать Opel", - сказал "Ведомостям" аналитик IHS Global Insight Кристоф Штюрмер. Он убежден, что план реструктуризации Opel, который собирается реализовывать GM, будет очень похож на тот, что разработала Magna. "Они используют ряд их идей", - подчеркнул он.

Отказ от продажи Opel эксперты восприняли не только как срыв обязательств перед иностранными инвесторами, но и как нарушение договоренностей с американскими властями. "Когда GM начинала процедуру банкротства, перед ней была поставлена цель сократить масштабы своего бизнеса и сосредоточиться на американском рынке. Очевидно, что в GM не желали утечки технологий Opel в Россию. Но в итоге GM провела игру в своих собственных интересах, потратив уйму времени и сил других участников. Возмущение заинтересованных в сделке сторон понятно", - отметил в разговоре с "Ведомостями" главный стратег по мировым рынкам Cantor Fitzgerald Стивен Поуп.

Компании из развивающихся стран не впервые остаются ни с чем

Есть и другие примеры того, как компании из развивающихся стран, пришедшие на помощь западным партнерам, в итоге оказывались за бортом. В июне этого года австралийско-британская горнорудная компания Rio Tinto отказалась от инвестиций в $19,5 млрд от китайского производителя алюминия Chinalco. Договоренность о сделке была достигнута в феврале 2009 г., в разгар финансового кризиса, и компании просто негде было взять деньги на рефинансирование $10 млрд долга. Эта сделка увеличила бы долю Chinalco в Rio Tinto, уже владевшей 9,3% акций компании, до 18%. Однако, когда средства, необходимые для рефинансирования имеющейся задолженности, стали более доступны благодаря восстановлению мировых рынков, Rio предпочла провести допэмиссию и создать СП c BHP Billiton вопреки предварительным договоренностям с Chinalco. Чтобы избежать размывания своей доли Chinalco участвовала в допэмиссии Rio Tinto, однако амбициозная сделка, которая могла стать крупнейшим приобретением какой-либо китайской компании за рубежом, не состоялась.

"В мировой экономике зарождается крайне опасный образец поведения: западные страны используют поддержку развивающихся только тогда, когда это выгодно им самим. Необходим международный кодекс, регулирующий эти вопросы. Когда баланс в мировой экономике сместится в пользу стран БРИК, сегодняшний подход негативно отразится на Западе. Конечно, это произойдет не через 5 или 10 лет. Но не думать о последствиях своих действий сегодня - неразумно и безответственно", - полагает Стивен Поуп.

Активы активам рознь

В то же время на Западе с охотой принимают инвестиции в финансовые активы. Китай является крупнейшим инвестором в американские госбумаги и финансирует дефицит бюджета США - в госдолг вложено почти $800 млрд из резервов страны. Россия, по данным на октябрь, вложила в госдолг США $121,6 млрд. "Власти развитых стран не возражают против скупки финансовых активов - их всегда можно напечатать, снизив долю инвестиций развивающихся стран. Однако при покупке какого-то реального стратегического актива, такого как автопроизводство или горнодобывающая компания, этого сделать нельзя. Стратегические сделки возможны только при технологических прорывах, когда стоимость продаваемых активов будет падать в обозримой перспективе", - заключил Стивен Поуп.

Несмотря на сложности с приобретением стратегических активов на Западе, инвестиции компаний из развивающихся стран в активы развитых за последнее десятилетие выросли почти в пять раз. Как подсчитала для "Ведомостей" британская исследовательская компания Dealogic, такие вложения выросли с $32,6 млрд в 2000 г. до почти 159,4 млрд в 2008 г. (см. график). С начала 2009 г. этот показатель достиг $108,3 млрд. Кристоф Штюрмер указывает на успешное приобретение у Ford индийской промышленной группой Tata премиальных автомобильных марок Jaguar и Land Rover за $2,3 млрд в начале 2008 г. "Сложности с некоторыми сделками с участием компаний из развивающихся стран связаны скорее с конкретными транзакциями, нежели с какой-то общей схемой поведения западных компаний. Есть ряд секторов, чувствительных к иностранному капиталу. Поэтому разрыв сделки по продаже Opel может быть объяснен таким политическим фактором", - отметил "Ведомостям" экономист по развивающимся рынкам Capital Economics Нил Ширинг.

Следующий кандидат на вылет – Volvo

Ответ на вопрос, является ли "прокат" компаний из развивающихся стран, претендующих на западные активы, правилом или исключением, может дать еще одна сделка в мировом автопроме - продажа Ford шведской Volvo китайскому автопроизводителю Geely. Пока она идет по сценарию, очень похожему на использованный при переговорах о продаже Opel. В конце октября Ford сообщил, что выбрал Geely в качестве "предпочтительного претендента" на покупку Volvo (по неофициальным данным, за $2 млрд). Однако также сообщалось, что сделка может сорваться из-за вопросов интеллектуальной собственности Volvo. Агентство Bloomberg сообщало, что Ford может сохранить контроль над Volvo за собой, так как дела шведской компании идут на поправку. А в понедельник сам Ford сообщил, что получил в III квартале $997 млн чистой прибыли против убытка в $129 млн годом ранее, при этом североамериканское подразделение оказалось прибыльным впервые с 2005 г. (доналоговая прибыль составила $357 млн). Кристоф Штюрмер не исключает, что Ford может найти и другого покупателя на Volvo.

Сходство переговоров по Opel и Volvo в сфере интеллектуальной собственности имеет еще одно измерение. Они сопровождаются обвинениями китайцев и русских в воровстве технологий у компаний, продающих активы. В Корее в конце октября суд обвинил национальную дочку российского "Тагаза" в краже технологий, использованных в выпускаемой GM Chevrolette Laccetti. В США же в середине октября за кражу технической документации был арестован гражданин Китая Сянь Донг Ю, проработавший инженером американского автопроизводителя более 10 лет. По данным американского суда, он пытался использовать информацию о технологиях Ford при трудоустройстве в ряд китайских автокомпаний.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать