Как обанкротился первый холдинг «Ростехнологий»

У государственной корпорации «Ростехнологии» чего только нет – и оружие, и автомобили, и стройки, и лекарства, и много чего еще. Корпорация пытается привести доставшиеся ей активы в порядок – выстроить их в холдинги, которые потом можно будет вывести на биржу. Первый такой холдинг – «Русспецсталь» – готов и уже проходит процедуру банкротства
Активы специального назначения

Волгоградский металлургический завод «Красный Октябрь». Один из крупнейших в России заводов по выпуску специальных сталей был основан в апреле 1897 г. французским «Уральско-Волжским металлургическим обществом» . Завод выпускает специальные стали для предприятий автомобилестроения и авиационной промышленности, химического, нефтяного и энергетического машиностроения, нефтегазодобывающей промышленности. Это броневая сталь, спецсталь в кругах, листе и квадратных заготовках. После банкротства компании (1999 г.) ее владельцами в 2003 г. стала Midland Group, которая продала ее в начале 2007 г. госкорпорации «Ростехнологии». На заводе до кризиса работало более 8000 человек. С ноября 2009 г. «Красный Октябрь» снова в банкротстве. Выручка в 2009 г. – 6,5 млрд руб., убытки – 1,9 млрд руб.

«Баррикады»

В 2008 г. «Красный Октябрь» приобрел часть производства ФГУП «ПО «Баррикады» – мощности по крупнотоннажной ковке. Сам «Красный Октябрь» занимается литьем. На «Баррикадах» производят крупнотоннажные слитки, кованые круги, артиллерийские стволы. Непосредственно сборка военной техники осталась у ФГУП «Баррикады» и к «Красному Октябрю отношения не имеет».

Ступинский металлургический комбинат

Создан в 1940 г. и был одним из первых заводов авиационной металлургии. Он и сейчас производит диски для авиационных двигателей. А также стальные и алюминиевые профили. На заводе работает почти 5000 человек. В 2009 г. выручка – 4 млрд руб., убытки – 235 млн руб.

Никто не хотел вспоминать

Бывший владелец «Красного Октября» и член совета директоров «Русспецстали» Эдуард Шифрин отказался отвечать на вопросы «Ведомостей», сообщив одно: его компания Midland не принимала участия в управлении холдингом. Инвесткомпания «Тройка диалог» выступала консультантом «Ростехнологий» в сделке по покупке «Красного Октября», она же до прошлого года оставалась акционером «Русспецстали» в интересах своего клиента, рассказал управляющий директор «Тройки диалог» Сергей Скворцов. Больше он ничего про «Русспецсталь» рассказать не захотел. Представитель «Ростехнологий» Валерий Картавцев посоветовал обратиться с вопросами про «Русспецсталь» в «РТ-металлургию» и «Русспецсталь». Гендиректор «РТ-металлургии» Евгений Романов около двух недель искал время, чтобы ответить на вопросы «Ведомостей», но так и не нашел.

Чемезов о банкротстве

«Конечно, кризис негативно отразился на деятельности госкорпорации, как и на всей промышленности в целом <...> Мы уже провели экспресс-аудит большинства предприятий. Предварительно кредиторка – около 600 млрд руб. Цифры пока анализируются. Но уже сейчас понятно, что какое-то количество предприятий станут банкротами. Кого именно это коснется, пока не могу сказать». ВЕДОМОСТИ, МАЙ 2009 г.

Через три дня после создания госкорпорации «Ростехнологии», 28 ноября 2007 г. ее идейный вдохновитель и гендиректор Сергей Чемезов отправился в ознакомительную поездку на волгоградский металлургический завод «Красный Октябрь». Выбор завода был не случайным: на базе «Красного Октября» «Ростехнологии» собирались сформировать холдинг, который консолидирует производителей спецсталей и сплавов.

Головной структурой холдинга должно было стать специально созданное ЗАО «Русспецсталь». Правда, «Ростехнологии» получили в нем всего 25,1% (через «дочку» «Промимпекс»), а 50% досталось двум кипрским офшорам Lacoveta Management и Вriefway Trading (кто за ними стоит, и по сей день «Ростехнологии» официально не раскрывают).

Планы у «Русспецстали» были большие: ее гендиректор Сергей Носов объявил, что «Ростехнологии» вложат в холдинг в 2008–2010 гг. до $500 млн. Жизнь оказалась беднее и богаче одновременно.

Три покупки и одна печь

«Русспецсталь» успела купить три актива – «Красный Октябрь», Ступинскую металлургическую компанию и часть разорившегося ФГУП «ПО «Баррикады».

100% акций «Красного Октября» холдингу в феврале 2007 г. продал офшор Midland Steel Industries, принадлежащий бизнесменам Александру Шнайдеру и Эдуарду Шифрину. По словам бывшего сотрудника «Русспецстали», оценку «Красного Октября» провело ЗАО «Делойт и Туш СНГ» – $161 млн (на 30 июня 2006 г.). Но сумма сделки была меньше, Шифрин и Шнайдер получили от «Русспецстали» $65,5 млн (порядка 1,7 млрд руб. по тогдашнему курсу) – их компания взяла в кредит под залог акций «Красного Октября» в VTB Bank Europe (сейчас – VTB Capital) и 24,9% акций «Русспецстали» плюс право на экспорт продукции «Красного Октября».

О покупке Ступинской меткомпании «Русспецсталь» объявила в конце 2007 г. Сумма сделки не раскрывалась. По словам бывшего сотрудника холдинга, покупку Ступинской меткомпании финансировали за счет средств «Красного Октября», которые потом заместили банковскими кредитами. На основании отчетности Ступинской меткомпании можно предположить, что речь идет о 954 млн руб., из которых 646 млн руб. компания «Красному Октябрю» вернула.

Часть имущества ФГУП «ПО «Баррикады» «Русспецсталь» купила на торгах, куда оно было выставлено из-за налоговых долгов. За недвижимость и оборудование, на котором в том числе производят сталь для танков, принадлежавший холдингу «Красный Октябрь» заплатил в июле 2008 г. 978,5 млн руб.

Чтобы получить более полное представление о затратах «Русспецстали» на создание холдинга, к ним нужно прибавить инвестиции – $4,5 млн на вакуумно-индукционную печь для Ступинской меткомпании (ее торжественно запустили Чемезов и тогдашний премьер-министр Виктор Зубков) и 160 млн руб., которые пошли на начальное восстановление «Баррикад» и запуск автоматического ковочного комплекса «Дэви-маки».

Выходит, что на создание и развитие холдинга «Русспецсталь» могла потратить около 3,9 млрд руб.

На чьи покупали

Источником денег стали банковские кредиты почти на 9,8 млрд руб., в основном Сбербанка, Газпромбанка и ВТБ (см. врез). Что-то принесли и сами активы: «Красный Октябрь» в 2007 г. получил чистую прибыль в 647 млн руб., а Ступинский меткомбинат – 270,6 млн руб. (данные СПАРК и отчетности). Выходит, всего в распоряжении «Русспецстали» могло быть 10,7 млрд руб. Между полученными деньгами и потраченными получается разница в 6,8 млрд руб. Куда же они делись?

Бывший сотрудник «Русспецстали» говорит, что их и не было. Вот его версия. На момент покупки «Красного Октября» на нем уже висели кредиты на 4,5 млрд руб. (от Сбербанка, Газпромбанка и др.). И 4,5 млрд руб. свежих кредитов ушли на рефинансирование старых. Еще 500 млн руб. съела в кризис курсовая разница (долларовые кредиты в рублях подорожали), 160 млн руб. ушли на обслуживание дебиторки компаний «Ростехнологий», переставших платить во время кризиса за продукцию «Красного Октября». И 824 млн руб. «Красный Октябрь» перечислил банкам в первом полугодии 2009 г. в счет оплаты кредитов. Все вместе – 5,98 млрд руб.

Но и при таких расчетах у «Русспецстали» остается около 800 млн руб.

А тут кризис

В 2008 г., как известно, наступил кризис, прибыли кончились, и выяснилось, что покупка активов на заемные деньги – рискованный бизнес, даже если им занимаются «Ростехнологии».

Пошли неплатежи: за 2008 г. краткосрочная (до года) дебиторская задолженность «Красного Октября» и Ступинского меткомбината в сумме выросла вдвое до более чем 4 млрд руб. (данные отчетности).

«Красный Октябрь» тоже перестал платить: сперва поставщикам – на конец I квартала 2009 г. он был должен им 2,3 млрд руб., говорит бывший сотрудник компании. А потом, с середины 2009 г., – и банкам.

В суды они пошли в том же порядке: сначала поставщики – к сентябрю 2009 г. суды вынесли решение о взыскании с «Красного Октября» 819 млн руб., а потом банки – в октябре 2009 г. иски на 1,86 млрд руб. подал Газпромбанк и на 2,4 млрд руб. – Сбербанк.

Первый иск о банкротстве «Красного Октября» в Арбитражный суд Волгоградской области подал поставщик металлолома «Волгометаллоснаб» в апреле 2009 г.

Сопротивление материалов

Разобраться в том, что происходит в «Русспецстали», не просто. Ни один из участников процесса ничего под своей фамилией не объясняет (см. врез). А человеку со стороны нелегко понять даже корпоративную структуру холдинга, которым управляло ЗАО «Русспецсталь» (см. схему).

Например, «Русспецсталей» две: ЗАО, которому принадлежит «Красный Октябрь», и ОАО, которому принадлежит Ступинская меткомпания. Причем если среди учредителей ЗАО все-таки есть «дочка» «Ростехнологий», то ОАО принадлежит кипрской Russpecsteel Invest.

Аналогичным образом есть два «Красных Октября» – ОАО, владеющее имущественным комплексом завода и акциями ЗАО, которое арендует этот имущественный комплекс и на нем работает, два торговых дома «Русспецсталь», две управляющие компании – УК «Русспецсталь» и «РСС менеджмент». Последняя интересна тем, что среди ее учредителей – гендиректор ЗАО «Русспецсталь» Сергей Носов, гендиректор «НИОКРинвеста» Татьяна Саванина и те самые кипрские компании – владельцы ЗАО «Русспецсталь», бенефициары которых неизвестны.

Разобраться в делах холдинга не смог даже арбитражный управляющий ЗАО «Красный Октябрь» Александр Любименко: после четырех месяцев работы (!) он попросил суд обязать компанию предоставить доступ к информации о ее финансово-хозяйственной деятельности (там же еще и на секретность ссылаться можно, продукция-то оборонного назначения).

Дублирующие компании понадобились, чтобы «управлять процессом банкротства», чтобы «недружественные кредиторы не вошли в процесс банкротства первыми», объясняет источник в «Русспецстали».

Защита от кредитора

Сейчас процедуру наблюдения (первая стадия банкротства) проходят четыре компании холдинга – ЗАО «Красный Октябрь», ОАО «Красный Октябрь», ЗАО «Русспецсталь» и ООО «ТД «Русспецсталь». Пока продолжается процедура наблюдения, они на законных основаниях могут не платить кредиторам, даже имеющим решения судов на руках. А продолжаться она, как показывают документы судов, может долго – дело в умелых руках.

Банкротить ЗАО «Красный Октябрь» в итоге стала «дочка» ОАО «Русспецсталь» – «НИОКРинвест», перекупившая долги в 30 млн руб. у поставщика лома, о котором шла речь выше. Кредиторская задолженность «Красного Октября» составила более 7,47 млрд руб., из которых 6,2 млрд руб. – перед банками. В апреле 2010 г. управляющий Любименко написал заключение о наличии признаков преднамеренного банкротства. В заключении он объясняет, почему так считает: в марте 2009 г. (т. е. незадолго до того, как в суд поступил первый иск о банкротстве) имущество «Красного Октября» на 1,77 млрд руб. было передано в уставный капитал новой компании «Русспецмаш» («дочка» ЗАО «Русспецсталь» и ОАО «Красный Октябрь», найдите ее на схеме). А «Красный Октябрь» вместо своего имущества получил в итоге акции этого «Русспецмаша». Впоследствии по требованию Газпромбанка суд вернул имущество обратно, но неудобного управляющего к тому времени суд по жалобе «НИОКРинвеста» уже отстранил от работы. Произошло это за несколько дней до судебного заседания, на котором планировалось утвердить решение собрания кредиторов о переходе к конкурсному производству (к распродаже имущества в пользу кредиторов). Это заседание не состоялось до сих пор, 1 декабря его отложили на 11 января 2011 г. «из-за отсутствия материалов по первому собранию кредиторов», рассказал «Ведомостям» гендиректор «Агроинтердельты» (представляет интересы коммерческих кредиторов «Красного Октября» на 1 млрд руб.) Анатолий Зубрилин.

ОАО «Красный Октябрь» уже само подало иск о банкротстве (так же стали поступать и остальные компании холдинга), оно было поручителем почти по всем кредитам одноименного ЗАО на более чем 6 млрд руб., поэтому банки-кредиторы и суммы долгов у них совпадают. Здесь выбран другой способ защиты. В апреле 2010 г. «Русспецсталь» договорилась купить у некой компании «Спецстальресурс» векселя на 3,106 млрд руб. под поручительство ОАО «Красный Октябрь». За векселя «Русспецсталь» не заплатила, поэтому «Спецстальресурс» стал одним из крупнейших кредиторов ОАО «Красный Октябрь». Банкам это не понравилось, но поделать они ничего не смогли: в своей жалобе в суд Газпромбанк называет кредиторку искусственной и объясняет, что «Спецстальресурс» с 31,2% от общей задолженности может попытаться затянуть судебное разбирательство. Так в принципе пока и выходит – отчет внешнего управляющего собрание кредиторов перенесло с 15 октября на ноябрь, потом на середину декабря.

При этом прямой аффилированности нового кредитора с «Русспецсталью» нет. Но косвенные признаки наблюдаются: менеджеры «Спецстальресурса» на сайтах закупок размещали заказы для Ступинской меткомпании и «Красного Октября»; бывший сотрудник «Красного Октября» Анна Альмяшина в своем резюме на сайтах по поиску работы указывает, что в августе 2009 г. перешла в ООО «Спецстальресурс» – структуру УК «Русспецсталь»; коммерческим директором «Спецстальресурса» в 2009 г. работал руководитель дирекции по снабжению «Красного Октября» Алексей Дубовик.

Наконец, само ЗАО «Русспецсталь» подало иск о своем банкротстве (долг – 6 млрд руб.). В середине ноября этого года «ВТБ капитал», когда-то выдавший компании кредит на покупку «Красного Октября» под залог акций последнего, попытался забрать эти акции. Разумеется, безуспешно – в компании идет банкротство.

Таким образом, стальной холдинг «Ростехнологий» смог больше года не платить ни поставщикам, ни кредиторам без опасения, что придет судебный пристав и все опишет. Без учета вексельного долга «Спецстальресурсу» получается, что в судах требования к «Русспецстали» и «Красному октябрю» могут достигать 10,5 млрд руб. Таковы промежуточные итоги работы металлургического холдинга «Ростехнологий».

Миллиард за управление

За свое управление ЗАО «Русспецсталь» получало вознаграждение. В 2008 г. Ступинский меткомбинат заплатил ему согласно отчетности 158 млн руб. В отчетности «Красного Октября» такой разбивки нет. Но можно предположить, что его плата за управление была больше: у него выручка больше втрое, а сотрудников – вдвое (эти два показателя являются определяющими, говорит бывший сотрудник «Русспецстали»). Возьмем среднее – 2,5, получится почти 400 млн руб., а за 2007–2008 гг. – 800 млн руб. (в отчетности ЗАО «Красный Октябрь» управленческие расходы в 2007 г. – 1 млрд руб., в 2008 г. – 1,2 млрд руб.).

Кроме того, «Русспецсталь» получала от ОАО «Красный Октябрь» дивиденды – 193 млн руб. и займы – к началу 2010 г. не возвращено 84,3 млн руб.

То есть «Русспецсталь» могла получить от своих компаний более 1,2 млрд руб.

Обслуживание кредита «ВТБ капитала» обошлось «Русспецстали» в 2007 г. – первом полугодии 2009 г. в 334 млн руб., говорит бывший сотрудник холдинга.

В остатке – более 800 млн руб.

На эти деньги выплачивалась зарплата 50 сотрудникам, содержался офис в Москве и взятый в лизинг на 10 лет бизнес-самолет Challenger CL601-3R. О том, что у «Русспецстали» есть такой самолет, можно узнать из решения Лондонского суда по торговым делам. В январе 2010 г. суд присудил взыскать с «Русспецстали» 762 506 фунтов стерлингов (порядка $1,3 млн по тогдашнему курсу), которые компания не выплатила ирландской Aviation Development International за обслуживание Challenger CL601-3R.

Директор Aviation Deve­lop­ment Маретт Макдональд подтвердила «Ведомостям», что такое решение было. По ее словам, самолетом пользовались «мистер Завьялов, его дочь и зять Николай Тимохин и другие», летали в основном из Москвы в Европу. Игорь Завьялов – заместитель гендиректора «Ростехнологий», председатель совета директоров «Русспецстали», его зять Николай Тимохин – член совета директоров Ступинской меткомпании и «Красного Октября».

Источник в «Русспецстали» подтверждает, что у холдинга был самолет в 2007 г., но, когда начался кризис, его тут же продали и что Завьялов и его семья несколько раз летали на бизнес-джете, но на платной основе.

По оценке Макдональд, стоимость Challenger CL601-3R – 3–5 млн евро, содержание его без учета лизинговых платежей обходится примерно в 200 000 евро в месяц (набегает около $3 млн в год).

Кризис полдолга спишет

Пока суд да дело, «Ростехнологии» создали для управления своими спецстальными активами новую компанию – «РТ-металлургия». Она чистая (без долгов) и белая (принадлежит «Ростехнологиям», а не офшорам). Единственное, что связывало ее с «Русспецсталью», – Сергей Носов, побывавший гендиректором обеих компаний. Но и его в марте 2010 г. сменил в «РТ-металлургии» Евгений Романов (в 2008–2009 гг. он возглавлял еще одно предприятие госкорпорации – «ВСМПО-ависма»).

Первая задача «РТ-метал­лургии» – спасти сами активы, и компания уже успела кое-чего добиться. В конце той недели Романов рассказал газете «Коммерсант» и агентству «Интерфакс», что часть долгов «Красного Октября» – на 4,7 млрд руб. из 8 млрд руб. – у Сбербанка и Газпромбанка выкупят «Ростехнологии», а до конца января 2011 г. будет урегулирован вопрос с долгами перед ВТБ (по которым заложены акции). Представители Сбербанка и Газпромбанка осторожно подтвердили «Ведомостям», что принципиальная договоренность достигнута. Представитель ВТБ отказался от комментариев.

Остается вопрос дисконта. Источник в «Русспецстали» говорит, что он «большой», источники в банках – что «приличный» («но в нем больше экономического смысла, чем в долгих судебных разбирательствах с «Ростехнологиями»). Цифру все назвать стесняются. На следующей неделе, надеется источник в «Русспецстали», будет подписана мировая с банками, до конца декабря – с поставщиками, после чего в начале следующего года «Красный Октябрь» будет выведен из процедуры банкротства, а «Русспецсталь» в итоге перестанет существовать.

И будет у спецстального холдинга «Ростехнологий» новая инвестпрограмма, лучше прежней. Романов из «РТ-металлургии» заявляет десятилетнюю инвестиционную программу на 16,5 млрд руб., из которых 5,8 млрд руб. пойдут на «Баррикады» и 10,7 млрд руб. – на «Красный Октябрь». И, может быть, «Ростехнологии» запустят наконец на «Красном Октябре» радиально-ковочную машину и даже заплатят за самолет.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать