Уолтер Моссберг: Джобс мог часами обсуждать убогость техники Apple

Журналист Уолтер Моссберг, который был хорошо знаком со Стивом Джобсом на протяжении последних 14 лет, рассказал в своей статье в The Wall Street Journal о самых ярких моментах этой дружбы

Стив Джобс мог несколько недель подряд звонить знакомому журналисту в воскресенье вечером, чтобы часами обсуждать с ним перспективы рынка и убогость собственных продуктов. Он никогда не ругал конкурентов и всегда с оптимизмом смотрел в будущее. Он превращал в шоу презентацию нового продукта, даже если показывал его одному человеку. Журналист Уолтер Моссберг, который был хорошо знаком со Стивом Джобсом на протяжении последних 14 лет, рассказал в своей статье в The Wall Street Journal о самых ярких моментах этой дружбы. Vedomosti.ru публикуют ее с небольшими сокращениями.

Он начал названивать мне домой в 1997 г. сразу после того, как вернулся в компанию. Он звонил по вечерам в воскресенье несколько выходных подряд. Как опытный репортер я понимал, что он хочет польстить и таким образом переманить на сторону оказавшейся в непростой ситуации компании, чьи продукты я когда-то рекомендовал, однако в последнее время стал советовать читателям избегать.

Эти звонки превращались в 90-минутные дискуссии не под запись, позволившие понять ошеломительный масштаб этого человека. Он мог говорить о захватывающих перспективах цифровой революции. А в следующую минуту - уже о том, почему текущие продукты от Apple ужасны...

После второго звонка мою жену стало раздражать его вторжение в наши выходные. Но только не меня.

Позднее он звонил, чтобы высказать свое мнение на некоторые обзоры... Каждый его звонок начинался со слов: "Привет, Уолт. Я звоню не для того, чтобы пожаловаться на сегодняшнюю колонку, но у меня есть несколько комментариев, если ты не против".

Оптимист

Во время разговоров он излучал оптимизм и уверенность как в Apple, так и в цифровой революции в целом. Даже когда он рассказывал мне о своих битвах с музыкальной индустрией за право продавать цифровые песни или о схватках с конкурентами, он демонстрировал терпение и дальновидность. Возможно, он так поступал только в моем присутствии, помня о том, что я журналист, но это производило впечатление.

Когда во время наших разговоров я пытался критиковать решения звукозаписывающих компаний или телефонных операторов, он удивлял меня своим настойчивым несогласием. Он объяснял, как мир выглядит с их точки зрения, как тяжело им приходится во время цифровой революции.

Это качество проявилось, когда Apple открывала свой первый магазин. Дело было в пригороде Вашингтона, рядом с моим домом. Он организовал пресс-тур для журналистов. Он гордился этим магазином, как гордится отец своим первым ребенком. В разговоре с ним я предположил, что таких магазинов, разумеется, будет немного, и спросил, что Apple знает о розничной торговле. Он посмотрел на меня как на сумасшедшего, сказал, что будет много, очень много магазинов и что компания потратила год на разработку концепции первой торговой точки, тщательно скрывая ее от конкурентов. Я попытался подразнить его, спросив, неужели он лично, несмотря на большую занятость на посту генерального директора, следил за мельчайшими деталями, принимая решения о том, насколько прозрачны должны быть стекла и в какой цвет красить торговую стойку. Джобс ответил, что, конечно же, следил.

Шоумен

Время от времени он приглашал меня посмотреть последние крупные новинки до того, как представить их миру. Мы встречались в гигантском зале заседаний совета директоров, где могли присутствовать еще несколько его помощников. Он всегда настаивал на том, чтобы перед презентацией, даже если она происходила во время личной встречи, новинку прятали под покрывало, которое он потом срывал. В этот момент он был очень похож на шоумена, его глаза блестели, а в голосе чувствовалась страсть. После этого мы часто садились и долго спорили о настоящем и будущем, обсуждали последние рыночные слухи.

Я до сих помню день, когда он показал мне первый iPod. Я был удивлен, что компьютерная компания будет размениваться на музыкальные плейеры, но он объяснил, что рассматривает Apple как производителя цифровых продуктов, а не компьютерную компанию. Мы встречались, когда на рынок выводили iPhone, музыкальный магазин iTunes и позднее - iPad, который он показывал мне уже у себя дома, поскольку был слишком болен, чтобы приехать в офис.

Холодная вода в аду

На нашей пятой конференции All Things Digital Джобс и его давнишний конкурент Билл Гейтс удивили всех желанием появиться вместе, чтобы дать на одной из площадок конференции свое первое совместное интервью. Правда, оно чуть не сорвалось в последний момент.

Днем ранее, еще до прибытия Гейтса на конференцию, я брал интервью у Джобса. В частности, я спросил, каково ему было стать главным разработчиком программ для Windows после того, как iTunes установили сотни миллионов пользователей компьютеров с ОС Microsoft.

Он посмеялся: "Как будто даешь стакан холодной воды кому-нибудь в аду".

Когда Гейтс приехал и ему сообщили об этой шутке, он пришел в ярость. На встрече перед интервью Гейтс сказал Джобсу: "Надо полагать, что я представитель ада".

В ответ Джобс лишь протянул Гейтсу бутылку холодной воды. Напряжение было снято, а интервью прошло триумфально, оба проявили себя как умудренные опытом мужи. Когда все закончилось, люди в зале устроили овацию, кое-кто даже плакал.

Прогулка

После пересадки печени, когда Стив поправлялся у себя дома в Пало-Альто, он пригласил меня составить ему компанию. Визит растянулся на три часа и плавно перетек в совместную прогулку до соседнего парка, до которого он хотел во что бы то ни стало дойти, несмотря на мое беспокойство по поводу его болезненного вида.

Он объяснил, что гуляет каждый день и что каждый день устанавливает для себя более отдаленную цель и что сегодня его цель - это соседний парк. Мы шли и разговаривали, когда он неожиданно остановился, ему явно было плохо. Я предложил вернуться домой, дав понять, что не умею делать сердечно-легочную реанимацию и живо себе представляю заголовки завтрашних газет, которые обязательно напишут "Беспомощный репортер позволил Стиву Джобсу умереть на прогулке".

Он рассмеялся, но возвращаться отказался, а после небольшого отдыха мы продолжили прогулку в сторону парка. Там мы присели на лавочку, разговаривая о жизни, о наших семьях, о наших болезнях (у меня несколько лет назад был сердечный приступ). Он учил меня, как оставаться здоровым, а потом мы пошли назад.

Стив Джобс тогда не умер, к моему большому облегчению. Но сейчас, когда он скончался на самом деле, я понимаю, что это огромная потеря для мира.

Перевод: Владимир Моторин

Читать статью на сайте The Wall Street Journal

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать