Финансы
Бесплатный
Михаил Оверченко

Российские компании попадают в британский FTSE 100 через заднюю дверь

Индекс FTSE 100 раньше считался образцом респектабельности, но ситуация изменилась: с помощью инвестбанкиров компании из развивающихся стран используют лазейки, чтобы попасть в него

Фондовый индекс FTSE 100 раньше считался образцом респектабельности: в него входили голубые фишки – акции крупнейших британских компаний. Но ситуация изменилась, пишет The Wall Street Journal: с помощью инвестбанкиров компании из развивающихся стран используют лазейки, чтобы попасть в индекс, не исполняя при этом требования, которые предъявляются к компаниям, проводящим IPO. Это плохие новости для фондов, которые отслеживают динамику индекса, отмечает газета: их инвестиционные риски могут оказаться гораздо выше, чем они осознают.

Вот, например, российская Evraz Group, основным акционером которой является Роман Абрамович, планирует в ноябре попасть в FTSE 100, после того как зарегистрированная в Люксембурге компания конвертирует депозитарные расписки, обращающиеся на Лондонской фондовой бирже (LSE), в акции новой британской Evraz plc.

Чтобы снять опасения относительно качества корпоративного управления, Evraz включила в совет директоров большинство независимых директоров. Это, однако, слабое утешение для инвесторов, отмечает WSJ: три инвестора, владеющие 45% акций казахской добывающей компании ENRC, входящей в FTSE 100, без проблем выдавили из совета директоров двух членов, чтобы получить контроль над ним.

Через заднюю дверь до конца года в британский индекс намерена попасть и золотодобывающая компания «Полиметалл» после обмена расписок на акции компании, зарегистрированной на острове Джерси; три инвестора-миллиардера будут контролировать 45% ее акций. Polyus Gold, появившаяся также после обмена расписок «Полюс золота», может попасть в FTSE 100 в ноябре; контролировать ее будут по-прежнему два акционера-миллиардера.

А финансист Нэт Ротшильд приводит в Лондон таким образом уже вторую компанию из развивающейся страны. Но риски высоки. Акции первой из них, индонезийской угледобывающей компании Bumi, обвалились в последние недели после появления сообщений о том, что семья Бакри, владеющая 47% акций, может быть вынуждена продать часть пакета.

Чтобы получить на LSE полноценный листинг, компания должна как минимум три года предоставлять аудированную финансовую отчетность. Но крупные компании из развивающихся стран, конвертирующие выпущенные прежде расписки в акции зарегистрированной в Великобритании компании, порой только это требование и выполняют. Во всяком случае, им удается избежать пристального внимания юристов, аудиторов и инвесторов при первичном размещении акций (ведь требования к размещению расписок гораздо ниже).

Конечно, никто не заставляет инвесторов покупать акции, в которых они сомневаются. Но у индексных фондов фактически нет выбора, и это должно вызывать обеспокоенность инвесторов, управляющих и регуляторов.

Читать статью на сайте The Wall Street Journal

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать