Политика
Бесплатный
Дмитрий Дмитриенко|Михаил Оверченко

Абрамович рассказал о ключевой сделке в своей карьере

Основную часть денег на покупку "Сибнефти" он занял у компаний, из которых был создан нефтяной гигант
Борис Березовский и Роман Абрамович в Госдуме, архивное фото
AP

Во вторник Роман Абрамович продолжил давать свидетельские показания по иску Бориса Березовского, который надеется отсудить свыше $5,5 млрд потерь от невыгодных сделок по продаже долей в «Сибнефти» и тогдашнем «Русале», якобы навязанных ему ответчиком с ведома Владимира Путина. Сегодня Абрамович подробно описал схему финансирования заявки на залоговый аукцион по "Сибнефти", получение контроля над которой стало первой крупной сделкой бизнесмена. Она стала основной его состояния, которое журнал Forbes в 2011 г. оценил в $13,4 млрд. Из показаний Абрамовича следует, что на аукционе по "Сибнефти" у него было мало своих денег ($17,3 млн от Runicom - одна из компаний, через которую Абрамович торговал нефтью, и еще $3 млн кредита), а остальное он фактически получили в кредит под залог будущих поставок нефти компаний, на базе которых и была создана "Сибнефть".

Абрамович сегодня вел себя в суде более организованно, четче отвечал на вопросы адвоката Березовского Лоуренса Рабиновича. Сдерживать натиск Рабиновича миллиардеру помогает его адвокат Джонатан Сампшн. В начале заседания он выступил с речью о структуре русского языка и ее отличии от английского. Он посетовал, что Абрамович иногда теряет смысл повествования и забывает о вопросах адвоката Березовского, когда тот задает сложно сформулированные вопросы: согласились говорить проще. В зале заседания зрителей сегодня было меньше, чем вчера, но ненамного.

Отвечая на вопросы адвоката Березовского, Абрамович сообщил суду, что в феврале 1995 г. он договорился с истцом о выделении ему $30 млн в год на финансирование ОРТ и личные расходы. За это Березовский должен был помочь ему получить президентскую подпись под документами о создании "Сибнефти" и последующем выставлении ее акций на залоговый аукцион.

По словам Абрамовича, Березовский не считал себя обязанным помочь в поисках средств для аукциона по «Сибнефти». По правилам аукциона стартовая цена была $100 млн, нужен был депозит $3 млн. Претендент должен был быть банком или представить подтверждение, что у него на счетах есть более $100 млн свободной наличности. Аукцион выиграла Нефтяная финансовая компания (НФК), предложившая $100,3 млн, а кредит в размере этой суммы предоставил банк "СБС-агро". При этом Абрамович признал, что именно Березовский познакомил его с владельцем банка Александром Смоленским и помог ему «сформировать желание» помочь: "В остальном это был чистый бизнес". Для СБС это была большая сделка, "Сибнефть" с $1 млрд денежного потока стала его клиентом: карты, обслуживание денежных потоков и проч., пояснил миллиардер.

На замечание адвоката о том, что Смоленский на допросе в Генпрокуратуре в 2009 г. утверждал, что СБС финансировал сделку под личную гарантию Березовского, Абрамович ответил, что допрос у прокурора - очень неприятная процедура, а из ответа банкира видно, что он очень нервничал. Не все сходится в его заявлениях, поэтому я бы не очень полагался на эти его слова, добавил Абрамович. При этом он отметил, что СБС фактически был лишь "платежным агентом". Деньги, которые СБС перечислил правительству, были полностью обеспечены средствами, которые «мои компании» держали у банка на депозите, пояснил он. Точно так же Абрамович опроверг слова гендиректора "Ноябрьскнефтегаза" Виктора Городилова, считавшего Березовского наряду с Абрамовичем реальным владельцем "Сибнефти", о чем он сообщил на допросе в Генпрокуратуре. Городилов покинул "Сибнефть" после приватизации и его заявления основаны на сообщениях прессы, ответил Абрамович. Он может все не помнить, ему 70 лет было, а он говорит о том, что было 15 лет назад, добавил миллиардер.

По словам Абрамовича, кредиты НФК дали "Ноябрьскнефтегаз" и Омский НПЗ, на базе которых президентским указом и была создана "Сибнефть", а также его компания Runicom ($17 млн) и еще несколько структур. Еще $3 млн НФК заняла у Российского промышленного банка. Кредит, по словам Абрамовича, был возвращен через месяц. В свою очередь "Ноябрьскнефтегаз" и Омский НПЗ привлекли деньги на Западе под залог своих долгосрочных экспортных контрактов. Займы организовал партнер Абрамовича Евгений Швидлер. Эти средства пришли в "Ноябрьскнефтегаз", а от него – через СБС - правительству, обрисовал схему Абрамович. Отвечая на вопрос адвоката, почему госкомпании согласились дать ему деньги, Абрамович ответил, что он договорился с их руководством: они были заинтересованы в том, чтобы это сделали мы, иначе это сделали бы другие. У меня были хорошие отношения с руководством, у нас был доступ к поставщикам нефти и нефтепродуктов, пояснил он. "Моя инфраструктура, трейдинговые компании, - все вместе позволяло с "Сибнефтью" получать большую прибыль. Без моих трейдинговых компаний приобретение "Сибнефти" само по себе не дало бы хорошего результата, потому что "Ноябрьскнефтегаз" был убыточен, добыча падала. И "Сибнефть" после ее создания долгое время была убыточна", - отметил Абрамович.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать