Статья опубликована в № 2975 от 07.11.2011 под заголовком: Везут же люди!

Перевозкой труб для трубопроводных монополий занимаются неслучайные люди

Перевозка труб для двух трубопроводных монополий России – «Транснефти» и «Газпрома» – не такой уж большой рынок, всего около $1 млрд в год. Зато и конкуренция невысока: случайных людей здесь не встретишь
Bloomberg
Есть что возить

26-30. млрд руб. – годовой объем рынка перевозки труб по железной дороге, по подсчетам «Евросиба» и ЕТК

«Газпром» и грузинская оппозиция

Константин (Коте) Гогелия из Северной грузовой компании, которая имеет прямой договор с «Газпромтрансом», поддерживает грузинскую оппозицию. Как сообщало «РИА Новости», Гогелия – спонсор Грузинской партии, лидером которой является бывший министр обороны Грузии Ираклий Окруашвили. Супруга Гогелии – дизайнер Мака Асатиани приобрела 25% оппозиционного грузинского телеканала «Маэстро». «Я обязательно приеду в Грузию и буду бороться вместе со своим народом», – заявил Гогелия в эфире этого телеканала в мае 2011 г. Раньше Гогелия занимался нефтью. С 2004 г. швейцарская компания Гогелии Progetra возила на экспорт нефть «Сибнефти» (сейчас – «Газпром нефть»). Progetra также владела фирмой «Коммандит-сервис», которая управляла нефтепродуктовым терминалом мощностью 2,5 млн т на территории бывшего склада горючего Северного флота на мысе Мохнаткин.

Не только перевозка

«Газпром» снабжают трубами петербургские знакомые Владимира Путина – Аркадий и Борис Ротенберги и партнеры студенческого приятеля Путина Виктора Хмарина. В 2005–2010 гг. фирмы Ротенбергов и Хмарина победили в 45 из 48 конкурсов «Газпром комплектации» на поставку труб и соединительных деталей. Две трети тендеров на строительство и реконструкцию технологических объектов «Газпрома» в прошлом году выиграли «Стройгазмонтаж» Аркадия Ротенберга и «Стройгазконсалтинг» Зияда Манасира. Супруга заместителя предправления «Газпрома» Валерия Голубева – Татьяна – в 2010 г. числилась владельцем половины фирмы «Интерстильтех». По 25% владели родственники члена правления монополии Ярослава Голко – Светлана и Анна. Эта фирма выступала посредником по поставке труб большого диаметра от производителей (в частности, ТМК) подконтрольному Ротенбергам «Северному европейскому трубному проекту» (поставщик «Газпрома»). Голубев ранее ответил «Ведомостям», что «Интерстильтех» ничего «Газпрому» не поставлял и отношения к «Газпрому» не имеет»; Голко – что его родственники «имели отношение к «Интерстильтеху», но занимались этим бизнесом самостоятельно.

Дело о подрядах

Партнером родственников членов правления «Газпрома» Ярослава Голко (на фото) и Валерия Голубева по «ТГИ-финанс» был Игорь Леоненко (он владел 24,5% фирмы на 2009 г.). Леоненко также был председателем наблюдательного совета «Ямалтрансстроя» и упоминался в ходе скандала с подрядами «Газпрома». Вот как рассказывал эту историю Ura.ru предприниматель Павел Небов. Компания Небова «Мостострой-13» вошла в «Ямалтрансстрой» и участвовала в строительстве для «Газпрома». Небов заявлял, что в 2006 г. руководитель «Ямалтрансстроя» Игорь Нак познакомил его с «людьми, представлявшими интересы каких-то высокопоставленных чиновников «Газпрома», одним из них был Игорь Леоненко». Небов также говорил, что «со слов Нака и Леоненко» ему известно, что «в «Газпроме» они общались с Ярославом Голко». По словам Небова, в конце 2006 г. Нак сказал, что для получения контракта на 34 млрд руб. Небов должен продать 25% акций «Мостостроя-13» лоббистам от «Газпрома». А «кроме того, «Мостострой-13» должен был покупать технику в лизинг через «ТГИ-лизинг», которая была подконтрольна Леоненко». «Эти условия я вынужден был выполнить полностью», – заключил Небов. Все это Небов изложил не только Ura.ru, но и в заявлении в правоохранительные органы по делу о растрате в «Мостострое-13». После этого на него тоже завели дело о шантаже и вымогательстве и приговорили к семи годам, но Мосгорсуд отменил приговор. «В части информации, публикуемой в ряде СМИ, о якобы моей роли в судьбе компании «Ямалтрансстрой» могу сообщить, что я не осведомлен о каких-либо переговорах и договоренностях акционеров компании, в том числе касательно судьбы ОАО «Мостострой-13». Попытки акционера компании г-на Небова П. Б. втянуть сотрудников ОАО «Газпром» в свой внутрикорпоративный конфликт считаю неприемлемыми. Также сообщаю, что г-н Леоненко И. В. не является и никогда не являлся моим представителем в каких-либо структурах. Данное утверждение появилось в СМИ со слов того же г-на Небова П. Б. и не имеет под собой никакой основы», – передал Голко «Ведомостям».

Кто боролся за трубу

До того, как Газпром сконцентрировал перевозку труб под крышей дочернего "Газпромтранса", заказчиком газпромовских перевозок была петербургская компания «Евросиб». По мнению участников рынка, она конкурировала с «ТГИ-трансом», который, если и был «единственным» у Газпрома (а затем и «Газпромтранса»), то недолго. «С «Газпромтрансом» напрямую не работали. Раньше работали с «Евросибом», затем с «ТГИ-трансом», а теперь со «Спецэнерготрансом», – говорит сотрудник одного из операторов. «В течение пяти лет, до середины 2010 г. «Евросиб-Логистика» была крупнейшим (до 50% объема) организатором логистики перевозок труб большого диаметра для объектов Газпрома, – вспоминает представитель «Евросиба». – За это время компания организовывала доставку труб на строительство сухопутных и морских участков проекта «Северный поток» (Ямал), стала одним из ключевых российских экспедиторов по перевозкам труб большого диаметра». Представитель компании подчеркнул, что «Евросиб» эффективно работал с централизованным трубным поставщиком Газпрома – компанией «Газтагед», которая выполняла функцию единого заказчика («Газтагед» принадлежал дочке Газпрома «Газкомплектимпэксу» (75%) и фирме Бориса Ротенберга «Поставка» (25%), по данным СПАРК). Затем, по словам представителя «Евросиба», у Газпрома «изменились базисы планирования поставок труб, сменился и транспортно-логистический агент». Бывший сотрудник «Газтагеда» говорит, что контракт с «Евросибом» прекратили потому, что перевозку труб в Газпроме решили отдать своей «дочке» Газпромтрансу, возможно, чтобы дополнительно «поддержать ее в кризис». Это могло стать хорошим поводом и для оттеснения «Евросиба», так уж совпало, что эту удобную нишу затем ненадолго занял «ТГИ-транс», – полагают некоторые участники рынка.

Манасир об откатах в «Газпроме»

«Если вы думаете, что определенная компания может выиграть любой тендер, это не так. У компании должны быть мощности, история, надо учитывать и человеческий фактор. Но сейчас все прозрачно <...> И никакая экономика не выдержит 20–30% откатов». Ведомости, ноябрь 2009 г.

Перевозка труб большого диаметра – доходный сегмент, однако для входа на этот рынок существуют очень высокие барьеры: рынок достаточно администрирован и зависит от крупных проектов», – говорит управляющий перевозчика Rail Garant Роман Котенко. Сотрудник другого перевозчика формулирует это короче, но анонимно: «Сегмент интересный, но коррумпированный». «Исторически так сложилось, другого и быть не могло: основные заказчики – «Газпром» и «Транснефть», – вздыхает акционер третьего перевозчика.

Только в прошлом году два основных потребителя труб большого диаметра (ТБД) – «Газпром» и «Транснефть» закупили их больше 2,5 млн т. Среди тех, кто зарабатывает на перевозке этих труб, «Ведомости» нашли родственников газпромовского начальства, газового строителя Зияда Манасира и знакомого братьев Ротенбергов.

Знакомый Ротенбергов

Предприниматель Александр Карманов сегодня известен как владелец Евразийского трубопроводного консорциума (ЕТК). В школьные годы он серьезно занимался дзюдо – стал кандидатом в мастера спорта. А много лет спустя познакомился с Аркадием и Борисом Ротенбергами – тоже дзюдоистами.

«Я, безусловно, знаю этих уважаемых людей, много наслышан, лично знаком. ЕТК была одним из спонсоров нашей сборной и клуба дзюдо «Явара-Нева». Но это исключительно на основе товарищеского, дружеского общения, интереса, связанного с дзюдо», – рассказал «Ведомостям» Карманов.

Среди учредителей петербургского спортклуба «Явара-Нева» – не только Аркадий Ротенберг, но и Геннадий Тимченко. Почетный президент клуба – Владимир Путин.

Но сам Карманов не из Петербурга, а из города Курчатов Курской области. В Москве в 1990-е он держал ночной клуб «Грезы» и руководил боулинг-центром. А потом кардинально поменял сферу деятельности.

Примерно в 2002–2003 гг. бизнесмен Зиявудин Магомедов позвал Карманова работать гендиректором в свою «Фирму химсервис», «разглядев в нем талантливого бизнесмена», рассказывает знакомый Карманова.

ООО «Фирма химсервис» поставляла трубы «Газпрому». 75% компании принадлежало «Газкомплектимпэксу» (снабженческая «дочка» «Газпрома»). А 25% в 2003 г. получила фирма «Поставка» Бориса Ротенберга (здесь и ниже, кроме особо оговоренных случаев, данные СПАРК).

«Там [в «Фирме химсервис»] я впервые столкнулся с понятием «труба большого диаметра» – для потребностей «Газпрома». У меня наладились контакты с партнерами. А впоследствии этот опыт максимально использовался на благо увеличения производительности и объемов заказов Харцызского трубного завода», – рассказывает Карманов.

После работы в «Фирме химсервис» Карманов основал ЗАО «Леман пайп», которое стало эксклюзивным продавцом труб украинского Харцызского завода. Впоследствии «Леман пайп» сменила название на ЕТК, эволюционировав в группу, которая не только торгует трубами, но и возит их и строит из них трубопроводы.

Несколько конкурентов ЕТК рассказали, что она перевозит почти все ТБД для «Транснефти». Правда ли, что трубы для «Транснефти» возит в основном ЕТК? «Безусловно, мы потихонечку осваиваем весь цикл, – подтверждает Карманов. – «Транснефть» проводит соответствующие тендеры... Если в тендере побеждаем мы – мы везем. Если кто-то другой – кто-то другой везет или строит». Давно ли ЕТК побеждает в тендерах «Транснефти»? «Какое-то время изначально в целом мы победили и везли» – так отвечает Карманов.

«Что касается «Транснефти», то как минимум последние два года [эту нишу] занимала почти единолично ЕТК, – рассказывает сотрудник компании «ТГИ-транс», которая была основным перевозчиком труб для «Газпрома». – Они под нас ложились при перевозке газпромовской трубы, мы под них ложились по поводу «Транснефти». Это, скажем так, логистика, не более».

Существенный плюс ЕТК, по словам Карманова, специализированные трубовозы. У компании – крупнейший парк в России, около 2300 штук. Они построены таким образом, что, выгрузив трубы, можно не гнать их назад порожняком, а загрузить лесом, пиломатериалами, контейнерами и т. д. Сейчас другие компании тоже модернизируют свои трубовозы.

Конкуренты Карманова утверждают, что он хорошо знаком с бывшим президентом «Транснефти» Семеном Вайнштоком, но сам Карманов говорит, что это преувеличение. Он общался с Вайнштоком, как и с его преемником Николаем Токаревым, только по работе, на совещаниях.

Как выяснили «Ведомости», Карманов имел отношение к компании, вокруг которой разгорелся один из самых громких скандалов в истории «Транснефти». При Вайнштоке монополия выбрала генподрядчиком по строительству нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан «Краснодарстройтрансгаз». Компания получила аванс в 7 млрд руб. Но в 2007 г. вместо Вайнштока президентом «Транснефти» стал Токарев, который обвинил генподрядчика в растрате аванса и срыве сроков строительства. «Транснефть» предъявила «Краснодарстройтрансгазу» иск на 30 млрд руб., но дело в августе 2008 г. дело кончилось миром.

Как минимум с конца 2007 г. «Краснодарстройтрансгазом» владели фирмы, связанные с Кармановым. Бизнесмен подтвердил, что имел отношение к «Краснодарстройтрансгазу». «Когда все вокруг разобрались в реальной ситуации, внесли определенные коррективы, то возникла полная ясность в происходящих процессах и наша компания выполнила взятые на себя обязательства без каких-либо замечаний со стороны заказчика... Разобрались, поняли, наказали виновных, если таковые были», – рассказал он.

Представитель «Транснефти» не ответил на письмо «Ведомостей».

Родственники «Газпрома»

«Мы в свое время были единственными, кто оперировал газпромовскими перевозками ТБД. Сейчас мы потеряли позиции», – сокрушается начальник отдела по работе с трубной продукцией ООО «ТГИ-транс» Вадим Гончаров. Единственным оператором, по его словам, компания была в 2009–2010 гг. Успех компании нашел отражение даже в российской отчетности: за 2007–2010 гг. ее выручка выросла более чем в 10 раз до 5,68 млрд руб.

До 2010 г. «ТГИ-транс» был связан с системой «Газпрома» не только контрактными, но и родственными отношениями. Перевозчик полностью принадлежит московскому ООО «ТГИ-финанс», учредителями которого значатся Татьяна Голубева – супруга заместителя предправления «Газпрома» Валерия Голубева – и Ярослав Голко – сын члена правления «Газпрома» Ярослава Голко. У Голубевой на 2010 г. было 25,5%, у Голко в 2005 г. – 51%, к 2010 г. доля снизилась до 0,2%.

«ТГИ-транс» – это на 100% наша «дочка», подтвердила «Ведомостям» гендиректор «ТГИ-финанс» Зоя Лесько. Обе компании входят в группу «Трастгазинвест».

По поводу Голубевой и Голко Лесько сказала, что сейчас они не являются совладельцами группы. Сам Голубев сообщил «Ведомостям», что его супруга «не имеет» доли в группе компаний «Трастгазинвест» и «не остается» совладельцем «ТГИ-финанс». Голко-старший – что ни он, ни его родственники не являются совладельцами ООО «ТГИ-транс».

Строитель «Газпрома»

К 2010 г. «Газпром» передал перевозку труб своей 100%-ной «дочке» «Газпромтранс» – генеральному экспедитору, который обеспечивает все железнодорожные перевозки для монополии. Бывший сотрудник этой компании объясняет, что объемы закупки труб выросли и, «если бы не единый центр принятия решений в отношении диспетчеризации вагонного парка, управления и привлечения вагонов, поверьте, был бы полный бардак».

Возможно, было и еще одно обстоятельство. В 2009–2010 гг. разгорелся скандал: в следственные органы было подано заявление подрядчика «Газпрома» Павла Небова, в котором упоминались члены правления монополии (см. врез «Дело о подрядах»). По совпадению к 2010 г. газпромовские родственники вышли из числа совладельцев материнской компании «ТГИ-транса».

«Газпромтранс» стал отвечать за перевозку труб. Перевозчики, опрошенные «Ведомостями», утверждают, что прямые контракты с «Газпромтрансом» получили два оператора – ЗАО «Спецэнерготранс» и ООО «Северная грузовая компания». И обе появились на рынке меньше трех лет назад. Кому так повезло?

В начале 2011 г. больше 63% «Спецэнерготранса» купил «Стройгазконсалтинг» (СГК) Зияда Манасира, рассказал источник в «Спецэнерготрансе». Продавцов он не называет; на 2008 г. учредителями компании числились две частные фирмы.

Представитель СГК подтвердил «Ведомостям», что в начале года компания купила «Спецэнерготранс» – «для удовлетворения собственных потребностей» и «как перспективный самостоятельный бизнес».

Зияд Манасир – давний партнер «Газпрома». Он иорданец, приехал в СССР в 1984 г. по студенческому обмену. Отучившись в Баку в Институте нефти и химии, Манасир начал бизнес в Москве. «Я категорически не хотел уезжать, потому что уже привык здесь жить. И еще не хотел служить в армии [на родине]», – рассказывал он «Ведомостям».

Манасир торговал компьютерами, оргтехникой, арматурой, лесом, пиломатериалами, автомобилями, химикатами; строил общежития для «дочки» «Газпрома» – «Тюменьбургаза». А примерно в 1994 г. появился «Стройгазконсалтинг», который со временем стал крупным строительным подрядчиком «Газпрома».

В 1990-е партнером Манасира по «Стройгазконсалтингу» был сын друга российского премьера Виктора Черномырдина. А с 2001 г. совладельцем компании числилась Ольга Григорьева – дочь друга юности Путина Александра Григорьева. Манасир, правда, говорил, что это не было условием получения подрядов от «Газпрома» и что в феврале 2009 г. Григорьева продала свою долю.

Еще Манасир известен как человек, объявивший себя хозяином замка на берегу Истринского водохранилища, который местные жители называли «домом Миллера» (предправления «Газпрома» Алексея Миллера). Манасир заявил «Ведомостям», что построил этот дом для себя и своих детей: «Почему, если я здесь живу, я не могу себе построить дом? И неправильно говорить, что это копия Петергофа, – я увлекаюсь архитектурой, я этим живу. Может, потом это будет музей, люди будут приезжать туда и отдыхать, как в Архангельском?»

В общем, перевозчик труб «Спецэнерготранс» попал в правильные руки.

«Договор [с «Газпромтрансом»] у меня есть», – подтвердил «Ведомостям» гендиректор «Спецэнерготранса» Максим Мироненко.

Он тоже не новичок. До «Спецэнерготранса» Мироненко работал начальником управления «Газпромтранса». А в 2009 г. гендиректором «Спецэнерготранса» был Александр Филин – первый заместитель гендиректора «Газпромтранса» с 2002 г.

Но источник в операторе объясняет его успешное сотрудничество с «Газпромом» вовсе не этим. Когда кризис только начинался, в конце 2008 г., компании удалось собрать с рынка простаивающие вагоны, которые тогда стоили не так дорого. «Что мешало это сделать другим?» – недоумевает он.

Прямой договор с «Газпромтрансом» для перевозчика самое главное, уверен сотрудник одного из операторов: «Если имеешь прямой договор, даже если недостаточно собственных вагонов – их можно арендовать или привлекать другие компании. Но прямой «подрядчик» находится в более выгодном положении по сравнению с «субподрядчиками», для которых можно распределять заказы».

«Я бы не стал говорить, что мы кому-то что-то распределяем. У меня есть свой подвижной состав, и, если меня просят вывезти груз в каком-то объеме, я вывожу своим. Если случайно чей-то вагон оказался в нужном месте в нужное время и он там мной востребован, я могу его привлечь по согласованию с собственником», – парирует Мироненко.

Руководство «Газпромтранса» не захотело отвечать на вопросы «Ведомостей».

Советник железнодорожников

Другой обладатель прямого контракта с «Газпромтрансом» – Северная грузовая компания (СГК) зарегистрирована в ноябре 2008 г. и, по словам ее сотрудников, в свое время работала еще с «ТГИ-трансом», когда тот оперировал газпромовской транспортировкой труб, а в 2010 г. «всю трубу возила в парке Первой грузовой компании (ПГК)». ПГК до прошлой недели принадлежала госмонополии РЖД. Видимо, поэтому участники рынка считают, что между ПГК и «Северной грузовой» теплые отношения.

«В каком плане? – недоумевает сотрудник СГК. – Мы просто заказываем у них вагоны. Таких, как мы, у «Первой грузовой» было очень много. Если бы мы были близки с ней, нам не нужен был бы собственный парк и нам не подтверждали бы иногда 10% от того количества вагонов ПГК, которые нам реально были необходимы».

В отношениях с «Газпромом», на взгляд сотрудника «Северной грузовой», тоже нет ничего исключительного. «Газпром» разделил [этот сегмент] на две части и отдал в две руки. Если мы допустим ошибку, мы перестанем участвовать в этом. Ошибется «Спецэнерготранс» – то же самое», – рассказывает сотрудник.

Кто владеет «Северной грузовой»? Четверть принадлежит ее гендиректору Марине Назаровой, еще четверть – московскому ООО «ИНТР-транс», которым полностью владеет кипрская фирма. Половина «Северной грузовой» – у люксембургской International Holding and Financing SA.

«Ведомости» выяснили, что в 2009 г. – до появления люксембургской фирмы среди владельцев – гендиректором и совладельцем доли в «Северной грузовой» была Елена Заставенко. На протяжении многих лет она работала в структурах предпринимателя Константина Гогелии. Он известен как нефтетрейдер и спонсор грузинской оппозиции (см. врез). Но главное: в 2009–2010 гг. Гогелия был советником гендиректора ПГК.

Близкий к Гогелии источник сообщил, что он не является владельцем компании, а представляет интересы International Holding and Financing SA, за которой стоят близкие ему люди. Непродолжительная работа Гогелии советником в ПГК, по словам источника, была связана с портовой тематикой (в ПГК думали развивать мультимодальные перевозки, и им нужен был его опыт).

Конкуренция среди своих

Бизнес с госкомпаниями в деле перевозки труб по железной дороге не является «шоколадным», уверяет один из его участников. Оптимизируя расходы, «Газпром», например, не оплачивает простои вагонов, которые случаются довольно часто, поскольку железнодорожная инфраструктура и развитость станций слабая, загрузка и выгрузка происходят медленно, а везти трубы нужно в труднодоступные пункты – спасают только объемы.

Административный ресурс, считает другой оператор, используют все, но если люди действительно выполняют тяжелую работу, а не являются просто «прокладкой» – это не является грехом.

Источник, близкий к производителям труб, говорит, что родственники и знакомые людей, принимающих решения от лица государства или госкомпаний, в таких бизнесах будут всегда, на данном этапе это неизбежно. Он считает, что это сейчас не главное – важно, насколько эффективно они оказывают услуги госкомпаниям и платят ли налоги. Если они эффективны и живут по закону, тогда вопросов нет. Бороться с такой системой отношений сейчас, по его мнению, бессмысленно и даже вредно.

«Это очень забавная логика, непонятно, как она соотносится с заявленными в стране принципами свободной конкуренции, – возражает директор Transparency International в России Елена Панфилова. – Получается, что в одних местах она есть, а в других нет, потому что мы знаем: друзья и родственники – классные и эффективные ребята. Видимо, это вопрос уже не столько этики, сколько антимонопольной службы, ведь формируются семейно-дружественные монополии. Еще один вопрос – это эффективность. Она не всегда равна оптимальной (с общественной точки зрения) стоимости. То, что родственники и знакомые хорошо выполняют обязательства, прекрасно. Но оптимальна ли цена, по которой мы получаем эту услугу? Люди склонны относиться к родственникам и друзьям получше, а «получше» в данном контексте значит платить побольше. Готовы ли мы к той стоимости, которую они выставляют? Может быть, такое же качество мы могли бы иметь дешевле? В отсутствие конкурса сравнить не с чем».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать