Шесть ошибок власти во время выборов в Госдуму

Financial Times предсказывает быстрое разрушение "управляемой демократии" вследствие решающих просчетов руководства России
Д.Гришкин / Ведомости

На демонстрацию оппозиции в Москве в субботу впервые с 1990-х гг. могут прийти десятки тысяч человек. Неужели это начало российской оранжевой революции? Или, быть может, это арабская весна?

Судя по всему, ни то ни другое. Число протестующих пока не достигло шестизначных цифр, как на площади Тахрир в Каире или на Майдане в Киеве. Нет явного лидера, а многие митингующие, хотя и недовольны фальсификациями на воскресных парламентских выборах, не уверены в том, что действительно хотят свергнуть режим.

Однако если власти будут действовать топорно, они могут спровоцировать российскую весну, пусть не сейчас, но после президентских выборов в следующем марте. Более того, они уже допустили целый ряд ошибок.

Первая была сделана 24 сентября, когда Владимир Путин объявил, что планирует вернуться на пост президента в следующем году, уступив свою нынешнюю позицию премьера Дмитрию Медведеву. От перспективы видеть одно и то же лицо во главе государства еще дюжину лет впали в отчаяние даже его бывшие сторонники. Это также растолковало, особенно молодежи, только получившей возможность голосовать, как мало значат ее голоса.

Вторая ошибка - унылая и самодовольная избирательная кампания правящей "Единой России". Эндрю Уилсон, эксперт по российской "управляемой демократии", отмечает, что Кремль не придумал никакой захватывающей сюжетной линии вроде угрозы "олигархического реванша", раскручиваемой вокруг ареста Михаила Ходорковского в 2003 г.

Ошибка номер три была в недооценке возможностей современной техники, позволяющей разоблачать грязные электоральные технологии. Вброс бюллетеней теперь может быть записан на смартфон и уже через несколько секунд появиться на YouTube.

Следующая ошибка - слишком очевидное использование таких технологий в Москве. Согласно двум экзитполам, за "Единую Россию" проголосовали чуть более 27% избирателей. Однако официальный результат - 46,5%. "Москва теперь персональный враг Путина", - говорит Михаил Фишман, бывший главный редактор российской версии журнала Newsweek.

Не совсем понятно, как это произошло, но "Единой России" позволили потерпеть поражение и в других крупных городах. В Санкт-Петербурге она набрала меньше 36%. В Екатеринбурге - четвертом по величине российском городе - правящая партия получила 32%. При этом в некоторых районах Екатеринбурга, а также в Волгограде, Новосибирске и Владивостоке ее официальный результат ниже 30%.

Фишман допускает, что власти могли решить, что не могут сообщить такие унизительно низкие цифры по Москве, а быть может, поняли, что "Единая Россия" рискует потерять свое парламентское большинство. После этого, по мнению журналиста, могли быть приняты срочные меры. И проще всего было быстро найти дополнительные голоса в столице.

То же чувство обиды на результаты выборов, судя по всему, вывело в понедельник вечером на улицы столицы многих молодых москвичей, а также представителей среднего класса.

Но и после этого власть продолжила делать ошибки. Одна из них - арест сотен протестующих в понедельник и во вторник. Другая заключалась в попытке продемонстрировать силу, введя в Москву военных, продемонстрировав водяные пушки и подняв в воздух вертолеты. Все это помогло довести число желающих сходить на субботнюю акцию протеста и сообщивших об этом на Facebook до 30 000 к вечеру четверга.

От того, как власти будут действовать во время субботней акции протеста, зависит то, как станут развиваться события далее. Разрешив провести субботнюю акцию протеста, можно снизить накал страстей, однако власти опасаются, что мероприятие привлечет в ряды оппозиции новых сторонников.

Разгон протестующих может остановить людей... или, наоборот, раззадорить. Лишь приказ не использовать силу исключает вероятность возникновения ситуаций, которые могут привести к жертвам, после чего противостояние будет развиваться по нарастающей.

Но даже если Кремль возьмет ситуацию под контроль в течение нескольких дней, его ожидают проблемы на президентских выборах в марте следующего года. Путин всегда был популярнее "Единой России", и на выборах у него не будет серьезных соперников. Однако оппозиция может воспользоваться той же тактикой, что и на выборах в Госдуму, когда она призывала голосовать против "Единой России", и попросить избирателей поддержать кого угодно, но только не Путина. При этом итоги голосования будут подвергаться сомнению как никогда ранее.

Путину, возможно, придется впервые лично вести свою избирательную кампанию и, быть может, даже принять участие в ТВ-дебатах. Управляемая демократия, быть может, еще не умерла, однако она быстро разрушается.

Перевод: Владимир Моторин

Читать статью на сайте Financial Times

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать