Сергей Хурсевич: «Чудовищно расточительно использовать офицера в качестве руководителя хозработ»

Гендиректор «Рособоронсервиса» о том, как идет избавление военных от хозяйственных задач
М.Стулов / Ведомости
Биография. Хурсевич Сергей Николаевич

Генеральный директор ОАО «Оборонсервис». Родился 11 августа 1970 г. в Харькове. 1991 — окончил Ленинградское высшее военно-политическое училище им. Ю.В.Андропова 1995 — окончил Российскую академию государственной службы при президенте 2007 — окончил Северо-Кавказский государственный технический университет Специальности по образованию - менеджер-экономист, педагог-психолог, юрист. Кандидат экономических наук. сентябрь 1987 г. - ноябрь 1994 г.- служба в вооруженных силах март 1995 г. - август 1995 г. - ведущий специалист, главный специалист информационного отдела по проблемам развития регионов информационно-аналитического управления Департамента региональной политики Министерства экономики август 1995 г. - июль 2000 г. - главный специалист, заместитель начальника отдела, начальник отдела совершенствования экономического механизма и нормативно-правового обеспечения федеративных отношений, начальник отдела финансово-экономических методов регулирования федеративных отношений Департамента экономики федеративных отношений Министерства экономики август 2000 г. - октябрь 2001 г. - заместитель руководителя Департамента финансовой экспертизы и программ Министерства по делам Федерации национальной и миграционной политики октябрь 2001 г. - октябрь 2004 г. - начальник Управления налоговой задолженности, руководитель Департамента по обеспечению процедур банкротства Министерства по налогам и сборам октябрь 2004 г. - май 2006 г. - начальник Управления урегулирования задолженности и обеспечению процедур банкротства Федеральной налоговой службы май 2006 г. - июнь 2007 г. - руководитель Управления Федеральной налоговой службы по Ставропольскому краю июнь 2007 г. - сентябрь 2007 г. - заместитель руководителя Федеральной налоговой службы сентябрь 2007 г. - февраль 2010 г. - советник Министра обороны 26 февраля 2010 г. - по наст. время - Генеральный директор ОАО «Оборонсервис»

Наряд по кухне, уборка территории, работа в свинарнике или котельной, казалось, стали неотъемлемыми, если не сказать вечными атрибутами российской армии, в результате чего воспоминания о срочной службе в нашей стране редко у кого связаны с боевой подготовкой. Однако избавление от этой традиции стало решаемым вопросом после того, как Минобороны стало активно внедрять аутсорсинг и свело в единую компанию «Рособоронсервис» все сервисные службы и ремонтные заводы военного ведомства. Как идет избавление военных от хозяйственных задач, в интервью «Ведомостям» рассказывает гендиректор этой компании Сергей Хурсевич.

Завершилось ли формирование Вашей компании? Произошли ли при этом какие-то существенные изменения в сравнении с первоначальными планами?

Как изначально и задумывалось указом президента, компания сформирована из девяти субхолдингов. В субхолдинги должны были войти 312 зависимых обществ, 44 АО и 268 ФГУПов. Но в июне 2011 г. 13 ФГУПов были указом президента исключены — 11 были в состоянии банкротства, еще 2 были ликвидированы. Все остальные предприятия вошли в «Оборонсервис»», его уставный капитал сформирован на 93% и составляет 190 млрд руб. На стадии включения в уставный капитал находятся 10 бывших ФГУПов, ныне преобразованных в АО. Это арсеналы, где достаточно долго шло разделение имущества на подлежащее и не подлежащее акционированию — к последнему, что вполне понятно, относятся боеприпасы.

«Оборонсервис» реализует политику Минобороны по переводу не связанных непосредственно с обеспечением боеготовности задач на аутсорсинг. Почему решено, что аутсорсинг эффективен в военном строительстве?

Эффективность аутсорсинга складывается из следующих составляющих. Во-первых, это повышение общей эффективности для общества, которая заключается в высвобождении военнослужащих для выполнения профильных функций. Ежегодно до полумиллиона юношей привлекается для службы в армии. С точки зрения национальной экономики будет совершенно неэффективно, если солдат будет вместо обучения защите Родины работать дежурным на канализационной насосной станции или кочегаром. Еще хуже, если непрофильные функции выполняет офицер. Государство тратит гигантские средства на его подготовку, соцгарантии и материальное обеспечение. Поэтому чудовищно расточительно использовать офицера в качестве руководителя хозработ или начальника столовой, особенно в условиях кратного увеличения размеров денежного довольствия.

Наша задача как аутсорсинговой компании — использовать нанятый гражданский персонал для выполнения функций, не связанных с боевой подготовкой и ведением боевых действий. Государство существенно экономит — ведь этому персоналу не предоставляются соцгарантии военнослужащих. Во-вторых, существенная экономия возникает от ликвидации иллюзии бесплатности мероприятий, ранее выполнявшихся солдатами. Например, уборка территории батальона, который располагается в городке, где раньше стоял полк, существенно дороже, чем уборка территории батальона, расположенного на нормативных площадях.

В условиях аутсорсинга возникает повод поразмышлять об оптимизации размещения соответствующего подразделения. С другой стороны, обслуживающие организации, выставляя счета на свои услуги, тем самым предоставляют объективные данные о состоянии техники и сооружений. Цифры подтверждают очевидный факт, что старая техника и ветхие здания требуют гораздо больше средств для поддержания исправности, чем новые. У командования появляются дополнительные объективные критерии для определения приоритетов капитального ремонта и плана закупок. В-третьих, системная экономия от аутсорсинга проявится по мере расширения конкуренции между компаниями, предоставляющими соответствующие услуги.

Можете ли Вы раскрыть основные финансовые показатели за прошлый год? Какова численность сотрудников ОАО?

Бухгалтерская отчетность за прошлый год пока не готова, поэтому могу назвать лишь предварительные показатели. Выручка за прошлый год увеличилась с 81 млрд руб. в 2010 г. до 178 млрд руб., прибыль после налогообложения, по нашим оценкам, составит порядка 1,1 млрд руб., численность персонала возросла со 108 000 до 140 000 человек. В наступившем году мы прогнозируем существенное увеличение выручки и численности персонала при некотором увеличении прибыли.

Какие субхолдинги «Оборонсервиса» в прошлом году были наиболее экономически эффективными?

Проблема в том, что оценка экономической эффективности для нас неоднозначна. У нас два приоритета — первый, общий для всех акционерных обществ, это обеспечение рентабельности, и второй приоритет — это выполнение возложенных на нас Министерством обороны задач. Поэтому говорить об эффективности в том же смысле, что и в обычной компании, и сравнивать отдельные субхолдинги крайне сложно. В существующих условиях экономически эффективны субхолдинги, которые, не допуская отрицательной рентабельности, обеспечивают освоение новых видов деятельности. А в прошлом году мы в полном объеме завершили принятие функций текущего ремонта 100 000 зданий и сооружений в 6400 военных городках, в полном объеме приняли на себя водно-канализационное обеспечение, эксплуатационное обслуживание котельных, выпечку хлеба, индивидуальный пошив формы, эксплуатацию линий электропередач, помывку и питание личного состава, закупку и поставки электроэнергии, а также многое другое.

Какая доля средств гособоронзаказа, выделяемых на ремонт и модернизацию техники, идет на предприятия «Оборонсервиса», больше ли по этой статье средств идет вам, чем предприятиям оборонной промышленности?

Основная часть этих расходов касается высокотехнологичных вооружений, к которым «Оборонсервис» почти не имеет отношения, — техника РВСН, войск ВКО, флота. Поэтому доля гособоронзаказа на ремонт для предприятий промышленности всегда будет в разы больше нашей, хотя наша доля растет, и растет заметно.

Есть ли централизованные планы технического перевооружения предприятий «Оборонсервиса», какие из них планируется обновить в первую очередь, есть ли на это средства?

Техническое перевооружение идет по нескольким направлениям. Продолжает действовать федеральная целевая программа по модернизации ОПК, и там выделяются средства для наших предприятий, созданных на базе ФГУПов. Но самые большие средства за счет Минобороны и своих ресурсов мы тратим на технику для эксплуатации военных городков и ремонта вооружений по месту дислокации.

Есть ли в составе компании непрофильные активы, которые вы бы хотели высвободить и распродать, можете ли назвать часть из них?

С одной стороны, мы работаем в высококонкурентных сегментах рынка. Там наша задача — выступить интеграторами предприятий, оказывающих услуги питания, текущего ремонта, клининга, торгового обслуживания, гостиничного обслуживания, полиграфии. В этих высококонкурентных отраслях мы видим цель выйти на оптимальные субподряды с региональными операторами и обеспечить бесперебойную поставку услуг, при необходимости заменяя операторов или создавая свои подразделения, если таких операторов нет. В сфере деятельности, где мы являемся естественными монополистами, — по предоставлению тепло- и электроснабжения — мы, видимо, и будем ими оставаться, самое главное — чтобы мы могли поставлять эти услуги по установленным тарифам.

Но ключевой аспект нашего дальнейшего развития — это создание ранее не существовавших, либо существовавших в усеченном виде направлений, в первую очередь это оперативное обслуживание, эксплуатация и восстановление вооружений и военной техники в местах дислокации войск, предоставление логистических услуг. Все предприятия - производители вооружений готовы оказывать свои услуги войскам только по своей номенклатуре — мы проводили эксперимент, для обслуживания техники одной мотострелковой бригады надо взаимодействовать более чем с 60 головными предприятиями и множеством их контрагентов. Кто-то должен всех интегрировать при обслуживании и ремонте техники в воинских частях, и мы надеемся занять эту нишу.

Возвращаясь к вопросу — мы постепенно сворачиваем бизнес в тех областях, где мы не являемся уникальными. Мы не являемся такими в сельском хозяйстве («Оборонсервису» перешли бывшие совхозы Минобороны), в полиграфии, в значительной мере в строительстве. Соответственно, от многих активов в таких секторах мы будем так или иначе отказываться.

Каков объем земельных участков, находящихся в распоряжении компании, который Вы планируете высвободить и распродать? Много ли среди них привлекательных для застройки?

Естественно, что, освобождаясь от тех сфер ведения бизнеса в высококонкурентных областях, где мы не лучшие, мы будем высвобождать и земельные участки, но этот процесс будет проходить под жестким контролем Минобороны и не будет быстрым.

Будут ли на предприятиях «Авиаремонта» осуществляться крупные программы по ремонту наличной техники ВВС России или их преимущественно будут выполнять предприятия ОАК? Можете ли Вы сказать, как выполняется программа модернизации штурмовиков Су-25СМ (вероятно, это самая крупная программа модернизации у АРЗ «Авиаремонта»)?

У нас много крупных программ, в том числе и в области авиаремонта, но по понятным причинам назвать их не могу. Их объем — десятки миллиардов рублей.

Минобороны заявляло о планах производить ремонт автомобильной техники c привлечением заводов-изготовителей, в частности "Камаза" и "УралАЗа". Как эти планы реализуются?

У этих предприятий есть контракты и с нами, и трехлетние контракты с самим Министерством обороны, и это вопрос к министерству. Но, насколько мне известно, там в целом удовлетворены тем, как идет эта работа.

Как продвигается проект по сборке бронеавтомобилей Iveco на авторемонтном предприятии в Воронеже? Почему был выбран именно этот завод?

Этот завод был выбран потому, что мы постепенно в ходе сборки будем увеличивать локализацию. Так, в текущем году локализация составляет 10%, затем выйдем на локализацию 25%. Далее мы выйдем на локализацию не менее 50%, а в перспективе и более. Воронежский завод получил приличные средства на переоборудование по линии ФЦП развития оборонной промышленности и развил современнейшую производственную базу. Для реализации проекта изготовления бронеавтомобилей новейшее оборудование, которое размещено на этом заводе, будет задействовано практически в полном объеме.

А какие-то еще виды импортируемой техники ваши предприятия могли бы собирать?

У нас большое количество предприятий, обладающих широким набором компетенций, поэтому мы можем участвовать во многих проектах как по импорту, так и по экспорту вооружений и военной техники. Но решения по любым видам военно-технического сотрудничества принимаются на уровне высшего политического руководства страны, и если нам будет поставлена задача, то мы ее выполним.

Привлекаются ли предприятия «Оборонсервиса» к обеспечению крупных учений вооруженных сил, в том числе за границей, насколько эффективной оказалась их работа? Не было ли системных проблем? Года два назад были злорадные отзывы в отношении учений «Восток», где перевод питания на аутсорсинг якобы привел к его отсутствию и за пределами мест постоянной дислокации военнослужащие питались подножным кормом. Так ли это?

Мы привлекались к учениям «Центр», постоянно привлекаемся к небольшим учениям для решения задач от питания военнослужащих до обслуживания техники. Отзывы в основном позитивные. На начальной стадии есть накладки, но мы постепенно с ними справимся. А два года назад мы не занимались аутсорсингом по питанию, так что если что-то тогда было не так, то те комментарии были преждевременны. Системных провалов нет, есть трудности информационного взаимодействия с войсками. Скажем, мы рассчитываем на нагрузку в соответствии с заявкой в 10 кВт, а она — 190 кВт, рассчитываем, в соответствии с заявкой, что прибудет 200 человек, а прибывает 2000. Пока идет притирка, иногда, к сожалению, возникали накладки. Но сейчас проблемы взаимодействия находятся на постоянном контроле министра обороны и Генштаба и в основном решены. Надеюсь, что в текущем году подобные накладки уйдут в прошлое.

Решен ли принципиально вопрос, как в случае боевых действий гражданские служащие «Оборонсервиса» будут призываться в вооруженные силы и направляться в зону боевых действий?

В России существуют законы, которых вполне достаточно для привлечения гражданских лиц для решения любых задач. Кроме того, мы подготовили пакет поправок в три федеральных закона — «Об обороне», «О мобилизационной подготовке» и о «Воинской обязанности и военной службе», которые еще более упрощают привлечение наших сотрудников. Если эти поправки будут поддержаны, то процесс станет очень простым, хотя и сейчас я особых проблем не вижу.

Ходят разговоры, что телеканал «Звезда» является экономически неэффективным и на его базе может быть создано Общественное телевидение, поскольку Минобороны он воспринимается как дорогостоящая и затратная обуза. Так ли это?

С экономической точки зрения у телеканала положительные финансовые результаты, аудитория за три года выросла втрое, поэтому показатели канала как направления бизнеса очень позитивны. Кроме телевещания появилась и радиостанция, которая тоже показывает приличные результаты, и я и мои друзья любим слушать эту радиостанцию. Новости я смотрю исключительно на «Звезде» и считаю их лучшими на всем медиапространстве. Так что и на бытовом уровне вижу подтверждение названным рейтингам. Общественное телевидение — вопрос политический. Если будет принято решение, что канал «Звезда» должен быть вовлечен в какой-либо федеральный проект, то он будет вовлечен в этот проект, но это будет связано не с его рентабельностью, а с необходимостью выполнения поставленной задачи. Хотя мне неизвестно о существовании такой задачи.

Что такое «Оборонстрой»? Насколько существенны собственно строительные мощности, которые имеются у этого субхолдинга? Используются ли они при строительстве жилья для военнослужащих, если да, то насколько это экономически эффективно и каковы результаты?

В его структуру входит более 50 предприятий, в том числе проектные и строительные организации. В него входит АО «Главное управление обустройства войск» (ГУОВ), которое в соответствии с актами президента и правительства является единственным исполнителем в части проектирования и строительства жилья для военнослужащих на участках, предоставленных Минобороны, и объектов соцкультбыта в рамках гособоронзаказа.

Газета «Известия» сообщила, что ГУОВ, по данным Счетной палаты, с помощью несложных махинаций с субподрядчиками и посредниками якобы в разы завышает реальные объемы работ, а они оцениваются в десятки млрд руб. Правда ли это?

Результатов этой проверки я не видел, но после появления бухгалтерского отчета в соответствии с законодательством мы естественно закажем аудит, и по результатам аудита я смогу дать какие-то внятные комментарии. До анализа бухгалтерских показателей и отчета Счетной палаты, если он существует, мне сложно что-то прокомментировать.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать