Бесплатный
Мария Железнова
Статья опубликована в № 3082 от 16.04.2012 под заголовком: Партия малых дел

Что могут депутаты муниципальных собраний

Благодаря тому что выборы в муниципальные собрания Москвы в этом году прошли на пике протестной активности, туда попало много новых людей. Полномочия их невелики, но, например, остановить незаконную стройку или вырубку им вполне по силам. А такие гражданские инициативы – основа нынешней оппозиции
В.Мельников / РИА Новости
Сергей Станкевич: «Слава богу, теперь у них есть интернет». Первый зампредседателя Моссовета сравнил гражданских активистов 1990 г. с активистами 2012 г.

Основной состав депутатов, избранных в местные советы на перестроечной волне, – рядовая городская интеллигенция: учителя, врачи, инженеры, преподаватели вузов... Проблемой депутатов Моссовета стала их управленческая неопытность в сочетании с избыточным революционным энтузиазмом. Городской совет – не парламент, он должен решать ежедневные, большей частью оперативные задачи. А 450 депутатов, призванных революцией, жаждали решать глобальные проблемы и творить новый мир... Раскаленная трибуна не успевала остыть... Районные советы в Москве также стали трибунами для робеспьеров и маратов в пиджаках от фабрики «Большевичка»... Из Краснопресненского района мне доставили решение райсовета, подписанное председателем Красновым. Вся собственность на территории района объявлялась собственностью его жителей, а над недрами и воздушным пространством устанавливался контроль районной власти. «Куда с этим – к прокурору?» – спросил мой помощник. «Нет. В Музей революции», – ответил я, наложив соответствующую сопроводительную надпись... Нынешняя ситуация отчасти похожа на «бунт местной власти» 1990 г., когда в стране еще командовала КПСС, а в отдельных «освобожденных районах» мучительно пыталась самоорганизоваться и утвердиться новая власть гражданских активистов... Их главная проблема сейчас – побороть сверхцентрализацию власти. При строительстве вертикали муниципалитеты были лишены почти всех полномочий и бюджетных ресурсов. Самоуправление в мегаполисах подмяли под себя «крепкие хозяйственники» вроде Юрия Лужкова, а в регионах – губернаторы, неизменно сажавшие на областной центр «ручного» мэра, а на районные администрации – собственных родственников, однокашников или партнеров по бизнесу. Муниципальная система в России приобрела зловещий кланово-мафиозный оттенок. Страна остро нуждается в комплексной реформе самоуправления, главный смысл которой – децентрализация административных и бюджетных полномочий. Только так самоуправление, в котором Солженицын видел главный ресурс возрождения России, сможет ожить и заработать. Для тысяч гражданских активистов, впервые прорвавшихся в местное самоуправление весной 2012 г., сейчас главная задача – быстро учиться, завоевывать доверие граждан, устанавливать горизонтальные связи друг с другом и оперативную взаимопомощь. При отсутствии многих полномочий и средств их главное оружие – ежедневная гласность. Слава богу, теперь у них есть интернет. Надо вскрывать и предъявлять согражданам все ужасы и пороки нашего антинародного ЖКХ, а также вытаскивать на свет все случаи бездействия и злоупотреблений исполнительной вертикали. Перетянули на себя все полномочия? Отвечайте, сукины дети! Это будет необходимый переходный период «разгребания грязи». Таким образом можно будет форсированно готовить почву для децентрализации, которую иначе будут оттягивать и заматывать до бесконечности.

У кого сколько

Точно подсчитать партийное представительство мешают два обстоятельства: многие кандидаты от «Единой России» формально шли как независимые, а многие кандидаты от других партий примкнули к ним, только чтобы не собирать подписи для регистрации. Это следует иметь в виду, чтобы интерпретировать следующие цифры. 562 мандата получили члены «Единой России», еще 360 – ее независимые сторонники, в том числе члены Общероссийского народного фронта. То есть у партии власти 922 депутата. От КПРФ прошло 214 кандидатов. От «Справедливой России» – 125. От «Яблока» – 44. От ЛДПР – 25. Всего в московских муниципальных собраниях 1560 депутатов.

Депутатская доля

Депутаты – члены «Единой России» получили 38% мест в муниципальных собраниях, это ощутимо ниже 47%, полученных партией на парламентских выборах по Москве. Однако за счет сторонников партии и членов народного фронта общая доля лояльных к власти депутатов в московских муниципалитетах превышает 60%. Ведомости

Новоиспеченный депутат муниципального собрания района Тропарево-Никулино Владимир Гарначук до декабря прошлого года вообще не знал, что в Москве есть муниципалитеты и муниципальные депутаты. Он вспоминает чувство досады от победы «Единой России» на парламентских выборах – нечестной, по мнению Гарначука, после чего он решил «мочить единороссов везде». Случайно узнал о предстоящих муниципальных выборах и решил, что это стоящее поле битвы. Кампания обошлась ему в 13 тыс. рублей. Из семи кандидатов-единороссов в собрание прошел один.

Независимых, а точнее не связанных с партией власти, людей прошло в итоге довольно много – около трети из 1560 депутатов 125 муниципальных собраний Москвы (см. врез на стр. 16). Это самое большое представительство оппозиции в органах местного самоуправления за последние 10 лет.

Значительную часть независимых составляют гражданские активисты районного масштаба, как Гарначук. Депутат района Сокольники Лариса Соломатина, например, известна в районе как борец с точечной застройкой и прокладкой шестиполосной автомагистрали по территории парка. Михаил Вельмакин из Отрадного два года боролся со строительством гаражей на месте футбольного поля. Елена Калацкая пошла в депутаты после того, как во дворе ее дома на Пресне начали строить башню. Независимый депутат Выхина-Жулебина Валерий Катков несколько лет добивался выполнения обещания мэра по прокладке метро в район за МКАД и бойкотировал строительство снегоплавильного пункта рядом со школой.

Есть депутаты, которые пришли из большой политики. Например, 20-летняя студентка Вера Кичанова, ставшая известной после острого вопроса Дмитрию Медведеву во время его визита на факультет журналистики МГУ, стала депутатом Южного Тушина. А профессиональный игрок в покер Максим Кац неожиданно для себя был избран в муниципальное собрание Щукина – несмотря на то что неоднократно признавался: он считает муниципалитеты бессмысленным и бесправным органом.

«С одной стороны, рассказы некоторых депутатов, что зимние митинги открыли им глаза на существование муниципалитетов, – показатель их не совсем зрелой социальной позиции, – размышляет депутат из Печатников, 28-летний преподаватель Станкина Виталий Третьюхин. – С другой стороны, я уверен, что они принесут для района намного больше пользы, чем технические депутаты, которых посадили только для того, чтобы не глядя голосовать за все, что спускают сверху».

Революции не будет, но с приходом новых людей в муниципальные собрания местная власть станет более открытой и прозрачной для жителей, считает он.

Запросное право

Статус депутата муниципального собрания не дает никаких материальных благ. Депутат не получает зарплату, не имеет льгот, ему не положено ни кабинета, ни служебной машины.

Полномочия самого собрания тоже невелики. Муниципалитет действует на одной и той же территории с управой (нижнее звено исполнительной власти в Москве), только управа может почти все, а муниципалитет – почти ничего. Это хорошо иллюстрирует размер бюджета муниципальных собраний: например, у муниципалитета Восточного Измайлова он на 2012 г. составляет 48 млн руб., у Отрадного – 92 млн руб., у Бегового – 35 млн руб., у Кунцева – 78 млн руб., у Южного Орехова-Борисова – 71 млн руб.

Так было не всегда, напоминает эксперт ассоциации «Голос» Аркадий Любарев. В 1990-х исполнительная власть и местное самоуправление в Москве вообще не были отделены друг от друга, единый орган назывался управой. Глава управы по представлению мэра избирался депутатами (советниками) райсобраний; мэр мог отстранить его от должности, а городская дума – отменить решение районного собрания. Новый федеральный закон о местном самоуправлении, принятый в 2003 г., дал Москве и Петербургу как городам – субъектам Федерации возможность самим определить структуру органов местного самоуправления и их полномочия. Это была победа тогдашнего мэра Москвы Юрия Лужкова над федеральным центром. В итоге почти все полномочия достались исполнительной власти. Префектуры, например, проводят конкурсы по выделению земли под капитальное строительство и сдаче в аренду нежилых помещений. Управам отдана организация общественных слушаний по проекту генплана, благоустройство территории, проведение конкурсов по выбору управляющих компаний, выбор мест для нестационарной торговли – палаток и ларьков, составление первичного списка объектов и дорог, нуждающихся в капремонте. А муниципалитеты ведают вопросами опеки и попечительства, военно-патриотической работой и обустройством спортивных площадок (собачьими занимается уже управа). Возможность влиять на градостроительную политику у них символическая. Муниципалитеты могут передавать свои предложения по использованию земли исполнительной власти, но исполнять их она не обязана.

Зато – и это главное оружие муниципального депутата – он может написать запрос, на который в течение месяца обязаны ответить представители власти и организаций. Первый запрос Гарначук написал через две недели работы, он адресован главе управы Тропарево-Никулино. Депутат требует предоставить ему список адресов всех нестационарных объектов торговли – палаток и ларьков – с указанием разрешенных часов работы и ассортимента. Поводом для запроса стал ларек, стоящий под окнами дома самого Гарначука. Он работает круглосуточно, а не с 8 до 21, жалуется Гарначук, в нарушение техники пожарной безопасности подключен к электросети ближайшего дома переброшенным по воздуху кабелем и торгует пивом вместо хлеба. Многие такие ларьки работают вообще без разрешений, подозревает Гарначук, и власти их покрывают. Получив ответ с перечнем всех легальных ларьков, он будет бороться за легализацию или снос всех нелегальных.

Но ответ еще надо получить. На деле депутатам иногда отказывают в информации даже их родные муниципалитеты. Тому же Гарначуку председатель собрания не выдал на руки документы по конкурсам, проведенным муниципалитетом для организации районных праздников. Информацию в итоге ему прислал знакомый, взяв ее из базы госзакупок. Оказалось, значительную часть праздничных конкурсов выигрывает одна и та же компания, а ее дежурный конкурент с ней аффилирован. Среди праздников, кстати, обнаружился День водно-болотных угодий стоимостью 50 000 руб. Еще не определены бюджеты весеннего мастер-класса по боксу и соревнований по прыжкам со скакалкой на празднике проводов зимы.

Согласья нет

Запрос – это одиночный выстрел, личная вендетта депутата. Коллективные действия эффективнее, но для этого нужно не только пройти в собрание, но и избрать председателем единомышленника. Председатель формирует повестку заседаний собрания (и решает, какой вопрос поднять, а какой лучше не надо), председатель может подписывать запросы от имени собрания. Пока независимым от партии власти депутатам не удалось избрать своего председателя даже там, где они получили большинство или блокпакет мандатов – мешают партийные разногласия.

На Таганке, например, в собрании 15 депутатов, для выборов председателя нужно 10 голосов. От «Справедливой России» там шесть депутатов, от КПРФ и «Единой России» – по три. Эсеры выдвинули в председатели секретаря бюро московского отделения своей партии Илью Свиридова, но коммунисты его не поддержали. Управа лоббирует преподавателя колледжа Дениса Акулова, но тут против эсеры. В итоге Свиридов стал исполняющим обязанности председателя. Следующее заседание назначено на конец мая.

На Пресне тоже 15 депутатов, в том числе от КПРФ – пять, от «Единой России» – четыре, от эсеров – три, от «Яблока» – один, независимых – двое. Основные кандидаты в председатели – от «Единой России» и от коммунистов. Но депутата от «Яблока» Екатерину Калацкую не устраивают оба. За ее голос идет борьба, рассказывает она: представитель управы пообщалась с начальством книжного магазина, где работает Калацкая, а коммунисты вышли на руководство «Яблока», но обе попытки на ее позицию не повлияли. «Партийцы снова голосуют только за своих, ситуация тупиковая. Политика мешает нам работать», – говорит Калацкая. Итог: никто не избран.

В Выхино-Жулебино 18 депутатов. И 10 единороссам нужно всего два голоса, чтобы выбрать своего председателя. Один у них есть – от депутата-справоросса, рассказывает беспартийный депутат, избравшийся по списку КПРФ, Валерий Катков. В жизни он главный редактор оппозиционной районной газеты «Жулебинский бульвар» с тиражом 50 000 экземпляров. Таких, как он, беспартийных коммунистов, в собрание прошло семь человек, в том числе певец Владимир Маркин, его оппозиция продвигает в председатели, но пока неудачно. «У него под окнами собирались построить снегоплавилку. Так люди и идут в депутаты», – объясняет Катков. Накануне выборов председателя депутатов-коммунистов пригласили в управу знакомиться, рассказывает Катков: «На самом деле нам два часа рассказывали, какой я плохой и какой хороший кандидат у «Единой России». Ну еще бы! Я 11 лет в оппозиционной газете работаю и за это время местным властям всю малину обкакал. Я непроходной кандидат». Но и сам за единоросса не проголосует: дело не в партийности, а в зависимости от власти, объясняет Катков. Итог: пока никого не избрали.

А вот в Тропарево-Никулино оппозиция уже проиграла. Там 12 депутатов: пять – от «Справедливой России», двое – от КПРФ и пять самовыдвиженцев. Депутаты дважды собирались, чтобы выбрать председателя. Заседания проходили бурно, с привлечением милиции, телевидения и сотрудников травмопункта, куда Гарначук поехал регистрировать укусы – его, по словам свидетелей происшествия, покусала одна из сторонниц эсера Леонида Ольшанского. Оба раза стороны блокировали избрание председателя, голоса делились поровну, а для избрания председателя нужно большинство в две трети. 30 марта с третьей попытки победили эсеры и примкнувшие к ним самовыдвиженцы. Но председателем стал не эсер, а квазиединоросс – глава молодежного совета района Сергей Куликов, участник молодежного форума «Наших» на Селигере.

Борьба за права

Пока внутри собраний побеждают партийные разногласия, на более высоком уровне муниципальные депутаты уже приступили к согласованным действиям. Цель – расширение полномочий. Как это сделать?

Первый вариант – оспорить в Конституционном суде только что принятые Мосгордумой поправки в московский закон о самоуправлении, они вступят в силу летом 2012 г., после официального расширения границ Москвы. Согласно новой редакции закона после присоединения к Москве нескольких районов и городов Подмосковья в новой «большой Москве» будет три типа муниципальных образований: внутригородские муниципальные округа в старой Москве и городские округа и поселения на присоединенных территориях.

И новые, и старые территории сохранят свои границы и полномочия, такое обещание власти дали еще на этапе обсуждения идеи расширения Москвы. Однако силы муниципалитетов будут неравны. В списке полномочий старых муниципалитетов 26 пунктов, а у новых – 42, и депутаты старых муниципалитетов хотят добиться тех же возможностей, что уже есть у их подмосковных коллег.

Второй вариант для депутатов-активистов – попросить КС в целом оценить распределение полномочий между исполнительной властью и местным самоуправлением. Инициативная группа хочет радикальных перемен: добиться упразднения управ и передачи их функционала муниципалитетам, сохранив их выборность.

Основания для обращения в КС по обоим вопросам есть, система организации местного самоуправления имеет много недостатков, отмечает судья КС в отставке Анатолий Кононов. Но перспективы обращений сомнительны: такие попытки уже предпринимались не раз и закончились ничем, напоминает Кононов.

Московские власти готовы обсуждать тему местного самоуправления и в перспективе, возможно, передать муниципалитетам еще какие-то полномочия, хотя и сейчас они не так уж ничтожны, считает зампредседателя Мосгордумы единоросс Андрей Метельский. Муниципальные депутаты, требующие новых полномочий, только что избраны, они еще не начали толком работать и не выполнили обещаний, которые давали избирателям в пределах нынешней компетенции, отмечает Метельский: пусть для начала справятся с тем, что они могут сделать уже сейчас.

Традиционная возможность набора политического веса – сотрудничество с политическими партиями – для московских муниципалов неактуальна. Вовлечение новой генерации депутатов в свою орбиту было бы крайне выгодно политическим партиям, которые давно уже находятся в кризисе, в том числе из-за нехватки новых интересных избирателям лиц, которых немало среди новых муниципалов, рассуждает политолог Игорь Бунин. Взамен, считает он, депутаты могли бы рассчитывать на поддержку своих инициатив на партийном уровне, хотя «поженить» новых гражданских политиков и старые партии будет не так-то просто. Во-первых, многие новоиспеченные депутаты не политизированы, они пришли в муниципальные собрания из среды сугубо гражданской активности. Во-вторых, партии и сами не готовы к работе с активистами нового поколения. КПРФ, например, не смогла найти адекватной формы сотрудничества с лидером «Левого фронта», соорганизатором протестных митингов прошедшей зимы Сергеем Удальцовым. А активное включение депутатов-эсеров Ильи Пономарева и Дмитрия Гудкова в уличную политику привело к обострению кризиса в «Справедливой России», напоминает Бунин. Неудивительно, что пока ни одна из парламентских партий не выступила с инициативой создания в Москве надпартийной ассоциации муниципальных депутатов, зато сами независимые депутаты уже создали две – и обе внепартийные.

Депутаты о наболевшем

Какая проблема у вас в районе самая острая и как вы собираетесь ее решать? Такие два вопроса «Ведомости» задали депутатам

Екатерина Калацкая Пресня: неправильная застройка Большинство проблем нашего района связано с точечной застройкой. Например, расселение квартала Камушки возле ТТК и «Сити»: место под новое строительство выделено, но там можно будет построить куда меньше жилья, чем надо, зато предусмотрена коммерческая застройка. По Камушкам мы добиваемся проведения новых общественных слушаний, прошлые были проведены с нарушениями и без записи, мы написали в префектуру обращение с требованием проведения повторных. Лариса Соломатина Сокольники: теневые квартиры Я хочу добиваться проведения инвентаризации жилого фонда в районе: по моим подсчетам, в теневом обороте может находиться до сотни квартир и комнат, на которые стоит большая очередь. Я уже получила документы из прокуратуры по своему запросу, буду писать еще запросы в управу и префектуру, требовать проверки ЕИРЦ и рассмотрения всей этой информации на заседании собрания. А чтобы все могли видеть, как депутаты будут это обсуждать, буду требовать поставить в зале заседаний веб-камеры. Илья Свиридов Таганка: спорный парк В нашем районе есть Таганский парк, в котором соседствуют стадион, детские аттракционы, эстрада и Покровский монастырь. Жители хотят развивать эту территорию как досуговую, а православная община хочет возвращения ее церкви. Мы в данном случае выступаем проводниками общественного мнения, чтобы не допустить конфликта. Мы уже договорились провести большую встречу всех сторон, чтобы попробовать урегулировать этот конфликт, заодно директор парка расскажет о стратегии развития парка, есть планы там сделать бесплатный WiFi. Валерий Катков Выхино-Жулебино: пропавшие деньги Меня интересует вопрос о хищении средств на выпуск районной газеты, речь идет о полумиллионе рублей. Судя по документам, деньги были выделены, газета напечатана, но самой газеты не было. Мне рассказывают в управе, что ее якобы напечатали на домашнем принтере – 20 000 экземпляров! Я написал запрос в ОБЭП, жду возбуждения уголовного дела о хищении. Буквально на следующей неделе я как депутат иду на встречу с префектом обсуждать этот вопрос. Владимир Гарначук Тропарево-Никулино: закрытая поликлиника У нас в районе проблема с детской поликлиникой. Сейчас работает только одна – № 119, детей – больше 19 000, участковых врачей – 15, норматив Минздрава – 800 детей на одного участкового, т. е. у нас участковых хватает только на 12 000 детей. Вторую поликлинику, № 120, закрыли в 1998 г., теперь ее хотят снова открыть, но перепрофилировать в Центр реабилитации наркозависимых и наркодиспансер. Мы будем биться за то, чтобы нам вернули вторую детскую поликлинику. Я собрал за две недели 2375 подписей за возвращение поликлиники, мы написали обращения в префектуру и городской департамент здравоохранения. Не будут реагировать – выйдем на митинг, опыт есть. Виталий Третьюхин Печатники: заброшенная набережная Глобальная проблема района – транспортная: в Печатники ведут три дороги, они не соединены друг с другом, потому что между ними одноколейная железная дорога. Решение этой проблемы выходит за рамки наших полномочий, к сожалению, но мы будем обращаться к представителям исполнительной власти города. Другая проблема – набережная Москвы-реки, очень красивая, но неблагоустроенная, там даже ограды местами нет. Я как депутат могу только написать обращение в управу с предложениями по ее благоустройству – поставить ограду, лавочки, освещение провести.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать