Бесплатный
Антон Долин

Питер Лорд: «Я не иду в кино, чтобы чему-то научиться. Я иду, чтобы получить удовольствие»

Глава студии Aardman о том, чем компьютерная анимация отличается от пластилиновой
wdsspr.ru

На экраны выходит полнометражный мультфильм «Пираты! Банда неудачников» — сказка с подтекстом, в которой вымирающие корсары пытаются состязаться с всесильной королевой Викторией, а в союзники берут самого Чарльза Дарвина. Возглавляющий экипаж лузеров Пиратский Капитан (именно так зовут главного героя) преисполнен решимости взять главный трофей на конкурсе «Пират года», в чем ему поможет его любимый попугай. Деликатный юмор, изысканный сценарий, тщательно продуманные персонажи и огромное количество ненавязчивых культурных аллюзий указывают на создателей — британскую студию Aardman, известную мультфильмами «Побег из курятника», «Барашек Шон», а также «Уоллес и Громит». Ее руководитель, режиссер и продюсер картины Питер Лорд, накануне премьеры ответил на вопросы «Пятницы».

— С чего началось ваше увлечение анимацией?

— Мне было лет шестнадцать, еще в школе учился. Мы с друзьями экспериментировали с самодельной анимацией, без особой цели. Постепенно это превратилось в школьное хобби и оставалось таковым… пока однажды нам не удалось продать тридцатисекундный мультик на BBC! Неужели хобби может еще и деньги приносить? Оказалось, да.

— То есть все получилось почти случайно?

— Пожалуй. К успеху я точно не стремился — в смысле, это не было мотивацией. Однако осознание того, что мы уникальны, что подобных мультфильмов не делает никто в Англии (а возможно, и во всем мире), опьяняло. Другими словами, наше предложение было единственным на рынке. Поэтому нам и удалось заработать на чем-то, что нас забавляло и радовало: никакого расчета, чистое везение. Потом мы стали бизнесменами…

— Когда это стало бизнесом?

— Когда я закончил учиться в 1976-м и впервые задался вопросом: «А можно ли жить, зарабатывая только на анимации?» Ответ пришел в момент основания студии Aardman — можно. Позади были пять-шесть лет неудач, но с этого момента нас начали принимать всерьез.

— Вы всегда знали, что будете делать мультфильмы исключительно из пластилина?

— Я увидел по телевидению какие-то крохотные фрагменты пластилиновой анимации, и меня будто осенило: вот чем надо заниматься, вот что по-настоящему весело. Понимаете, рисованной анимацией увлекались все, и на общем фоне мы были просто ребятами, которые имитируют профессионалов. А пластилиновая была редкостью, на ней можно было подняться очень высоко. Поначалу мы были единственными, а когда появились соперники, нас уже считали главными авторитетами в этой области.

— Сколько человек сейчас работает в Aardman?

— На постоянном контракте — 150 сотрудников, вместе с привлеченными специалистами — 300, а когда мы снимали полный метр, в процессе было задействовано 600 человек. Со всего мира.

— Вы занимаетесь рукотворной анимацией — на фигурках иногда можно разглядеть отпечатки пальцев. А что для вас компьютерная анимация? Вы же тоже компьютеры используете.

— Компьютеры — это прекрасно. Вы только посмотрите, во что превратилась анимация благодаря компьютерам! Полнометражные ленты Pixar или DreamWorks Animation — это сенсационно, потрясающе. Разумеется, техника важна куда меньше, чем оригинальный, хорошо придуманный и изложенный сюжет. Но лично меня поражает, какими убедительными, реалистичными, во всех смыслах трехмерными стали те миры, которые рождены фантазией аниматоров. Невероятно. Компьютер — гигантская сила. С другой стороны, сила нашей студии как раз в том, что мы делаем своими руками. И в том, как нам это нравится, как мы этим наслаждаемся. Надеюсь, мир оценит это, как ценил и прежде.

— Не чувствуете себя динозавром, вымирающим видом?

— Динозавром? Нет, да что вы! Просто я не такой, как все, и зрители это видят. В том, что делаем мы, еще заметна та старомодная магия, которой нет в компьютерной анимации.

— По-вашему, сегодня мир повернулся лицом к неформатной анимации? Ведь любой авторский короткий метр можно вывесить в тот же YouTube, и его сможет посмотреть каждый — не то, что раньше.

— Давайте вспомним о советской анимации. Десятилетиями мощная государственная машина поддерживала индустрию анимации, финансировала ее и не требовала возвращения денег. Пусть результат не всегда был блестящим, но ведь снимались в СССР и безусловные шедевры, такие, как «Сказка сказок» Юрия Норштейна. И сегодня в России есть гении — Александр Петров, например. Он свои мультфильмы на стекле рисует, насколько мне известно, а такие вещи денег не приносят — даже если им дают «Оскары». Разумеется, активное развитие проката может привести к потере таких уникальных явлений. С другой стороны, недавно моя ассистентка рассказала мне о своем бойфренде — он живет в Бристоле, где находится и наша студия; так вот этот молодой человек зарабатывает независимой анимацией, самодеятельной. В одном нашем городе таких маленьких компаний с десяток, не меньше. Все-таки сегодня возможностей у арт-анимации хватает. В моей молодости не было ничего подобного: ни анимационных фестивалей, ни YouTube; и тогда, поверьте мне, тоже мало кто был готов раскошеливаться на автор­скую анимацию.

— Ник Парк в «Уоллесе и Громите» создал абсолютно британскую вселенную. Мир «Побега из курятника» или «Пиратов» куда более универсален, понятен зрителю любой страны и культуры. Вы вообще чувствуете себя британцем?

— А как же! Я типичный британец. От этого не избавиться. Весь мой опыт, впитанная с материнским молоком культура, мои вкусы и взгляды — чисто британские. Впрочем, Ника действительно интересует «британскость» как некая конкретная категория, которую я исследовать не пытался. Могу сказать только одно: я никогда в жизни не возьмусь за проект, который не был бы плотью от моей плоти. Каждый мой мультфильм — нечто глубоко личное. Следовательно, я не могу произвести на свет американский фильм, как бы ни старался. Это просто невозможно.

— А ведь петух в «Побеге из курятника», озвученный Мелом Гибсоном, типичный американец.

— Да, но в этом и состоял замысел. История чужака в британском мире: можно рассказать ее с двух возможных точек зрения — пришельца или тех, кто его встретил. Эта двойная оптика очень нам помогла.

— У британцев репутация консерваторов, и пластилиновые мультфильмы — довольно консервативная область в современной анимации. Забавно, что и ваши «Пираты» — история прогресса и регресса, где вы стоите на стороне старомодных пиратов, а не королевы Виктории.

— Слушайте, а ведь вы правы! Я об этом не задумывался до сих пор. Ну да, пираты принадлежат прошлым векам — в эпоху пароходов и науки для них места нет. Даже другим пиратам они уступают, отстают от них… Стыдно в этом признаваться, но перед нами — типично британское мироощущение. Для нас, англичан, любой отсталый консерватор — герой сопротивления, не меньше. Такие же герои трудятся и у нас, в Aardman.

— В вашем фильме есть и экологическая мораль: пираты сражаются за сохранение редких видов животных и птиц. Вы верите в воспитательную функцию искусства?

— Честно? Не верю. Кино создано не для этого. Я не иду в кино, чтобы чему-то научиться. Я иду, чтобы получить удовольствие от невероятной истории! В одних сюжетах есть мораль, в других — нет. Но в целом истории важнее воспитания, в этом я уверен.

Досье:

1953

Родился в Бристоле, Великобритания.

1976

Вместе с коллегой и другом Дэвидом Спрокстоном основал студию Aardman Animations.

1993

Получает первую «оскаровскую» номинацию за короткометражку «Адам».

2000

Выходит первый полнометражный фильм Лорда и Aardman «Побег из курятника».

2006

Становится командором ордена Британской империи.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать