Финансы
Бесплатный
Крис Джайлз| Петер Шпигель| Керин Хоуп|Анна Разинцева
Статья опубликована в № 3105 от 21.05.2012 под заголовком: Греческая трагедия

Что будет, если Греция покинет еврозону

Перспектива выхода Греции из еврозоны уже не страшит ни денежно-кредитные власти, ни инвесторов: их больше волнует, что будет дальше
P.GIANNAKOURIS / AP
Греко-российская дружба

Компании, ведущие с Грецией бизнес, по-разному оценивают для себя перспективы выхода страны из еврозоны: в «Газпроме» не исключают, что Греция может попросить скидку на газ, да и участвовать в «Южном потоке» ей будет намного тяжелее, а вот туроператоры и фирмы, торгующие греческими продуктами, даже надеются подзаработать на кризисе. Весь российско-греческий товарооборот в прошлом году составил более $5 млрд, 90% – экспорт энергоносителей и металла из России (данные «РИА Новости»). Мы в Греции закупаем преимущественно импортные фрукты и овощи на сумму не более $200 млн. «Но туризм сегодня для Греции единственная сфера экономики, которая работает и позволяет вернуть инвестиции в течение года, – отмечает гендиректор туристической компании Mouzenidis Travel Александр Цандекиди. – В среднем российский турист оставляет в Греции не менее $1000 евро. В прошлом году ее посетили более 600 000 россиян, в этом планируется около 1 млн, т. е. экономика Греции к концу года может получить не менее 1 млрд евро». По словам Цандекиди, главное – когда именно Греция выйдет из еврозоны, если это все-таки произойдет: «Если Греция перейдет на драхму в сентябре или раньше, то это негативно скажется на рынке. Дело даже не в драхме, а в неопределенности и смутных опасениях, которые отпугнут туристов. А если выход из зоны евро случится поздней осенью, туроператоры успеют перестроиться под новые условия. Слабая местная валюта – для турфирм это будет благо, направление от этого только выиграет». Поставщики греческих продуктов питания опасаются делать прогнозы, но тоже надеются заработать на возможном выходе Греции из еврозоны. «Думаю, что цены не вырастут, но на всякий случай я сейчас вложил все свободные средства в оливковое масло, в Греции вот еще три фуры заказал», – рассказывает директор компании «Афонский сад» Леонидис Димитриос. В обычное время ему было достаточно одной фуры в месяц. По словам Димитриоса, если цены после выхода из еврозоны снизятся, то он будет этому только рад: «Тогда греческие оливки смогут конкурировать в России с дешевым маслом из Испании и Италии». Сейчас Испания контролирует более половины рынка оливкового масла, а Греция с долей около 10% на третьем месте после Италии. Самым крупным российским инвестором в Грецию за последние пять лет можно считать АФК «Система» – в 2006 г. ее компания «Ситроникс» приобрела за 120 млн евро 51% акций Intracom Telecom. Долг последней к концу 2011 г. достиг $152 млн, и «Ситроникс» решил избавиться от актива. Первый шаг – продажа 3% акций Rydra Trading – сделан в апреле, но о полном выходе пока речь не идет. «Переход на драхму во многом остается для греков игрой нервов. Представители крупнейших местных банков даже в частных разговорах пока не дают каких-либо сценариев, что будет происходить с кредитами и текущими операциями. То есть скорее не греки выйдут из еврозоны, а «выйдут их». Правда, пока не понятно как», – передала через пресс-службу вице-президент «Ситроникса» по стратегии Оксана Ковалевская. По ее словам, Intracom Telecom продает существенную часть оборудования и услуг за пределами Греции, что отчасти компенсирует падение бизнеса внутри страны. Ковалевская видит потенциальных инвесторов, которые готовы рассматривать греческие активы, как только ситуация станет более предсказуемой». Насколько может снизиться стоимость греческого актива из-за возвращения драхмы, она оценить отказалась. Подготовил Ринат Сагдиев

Медведев о событиях в Греции

«У России есть план действий, набор подходов, который был опробован в ходе предыдущего кризиса <...> Если потребуется, мы его, естественно, будем вводить в действие. В этом смысле у нас все оружие заряжено, что называется, и стоит на взводе». РИА Новости

В пятницу стало окончательно ясно, что еврозоне придется расстаться с Грецией, так и не сумевшей создать коалиционное правительство, с которым можно было бы вести переговоры. Власти еврозоны разрабатывают различные сценарии расставания с Грецией. Они продолжают убеждать ее, что надо держаться намеченного плана, предусматривающего жесткую бюджетную дисциплину и проведение реформ. Что же будет, если их надежды не оправдаются и Греция оставит еврозону?

Согласна ли Греция уйти

Опросы общественного мнения показали, что 80% греков не хотели бы покидать еврозону, что противоречит результатам парламентских выборов 6 мая (70% избирателей проголосовали за партии, не согласные с условиями, под которые Афины получили международную помощь в объеме 174 млрд евро). Партнеры по еврозоне объясняют, что нельзя оставаться в валютном блоке, отказываясь от сокращения бюджетных расходов. Однако леворадикалы из партии «Сириза», занявшей на выборах 2-е место (1-е место заняла партия «Новая демократия», 3-е – Всегреческое социалистическое движение («Пасок»), уверили греков, что без них еврозона не выживет.

Греки не желают еще три года жить в условиях жесточайшей бюджетной дисциплины, пока Афины осуществляют реформы, согласованные с Еврокомиссией, Европейским центробанком и Международным валютным фондом (МВФ). «Нам просто необходимо хоть немного передохнуть <...> Если мне опять урежут пенсию, это будет смерти подобно», – сказал 85-летний Ангелос Сиригос. Его скромный доход за два года реформ уменьшился на треть. Алексис Ципрас, лидер «Сиризы», обещает повысить зарплаты и пенсии, а также создать 100 000 рабочих мест в госсекторе. Опросы общественного мнения, обнародованные в минувшие выходные, показали, что в случае перевыборов леворадикалы займут первое место: за них проголосуют 20–25% избирателей. По мнению Ципраса, европейские власти пойдут на уступки, чтобы вслед за Грецией не потерять Ирландию, Испанию и Португалию.

Свои за бортом

Руководство еврозоны задумалось о плане действий на случай Grexit (от Greece и exit) еще в прошлом году, после того как Георгиос Папандреу, бывший в ту пору премьер-министром Греции, предложил провести референдум, чтобы выяснить, хотят ли его соотечественники оставаться в валютном блоке.

Его поддержал министр финансов Германии Вольфганг Шойбле.

Европейское руководство опасалось, что возвращение Греции к драхме вызовет шок и спровоцирует резкий переток капиталов из банков проблемных стран в германские банки. Чтобы воспрепятствовать разрастанию кризиса, власти еврозоны создали стабилизационный фонд в 500 млрд евро ($635 млрд) и стали скупать суверенные облигации на открытом рынке и вливать ликвидность в европейскую банковскую систему. «Два года назад выход Греции из еврозоны сочли бы катастрофой не меньшей, чем банкротство Lehman Brothers. Даже год назад такое решение было чревато возникновением цепной реакции в банковской системе. Сейчас мы гораздо лучше подготовлены», – сказал один высокопоставленный европейский чиновник.

Власти еврозоны свыклись с мыслью о выходе Греции из еврозоны не только потому, что вместе с МВФ увеличили резервные фонды. По их мнению, Испания и Италия сделали достаточно для укрепления экономики, что позволит им быстро оправиться в случае внезапного кризиса кредитования и ослабления банковской системы.

Кто первый

Ни Греция, ни остальные страны еврозоны не желают брать на себя ответственность за принятие решения.

Ключевые страны еврозоны дают понять, что решение о выходе принимает сама Греция. «Будущее членство Греции в еврозоне зависит от самой Греции. Если Греция не будет следовать начертанному курсу реформ, мы не сможем выплатить дальнейшие транши кредита. Солидарность – это не улица с односторонним движением», – сказал в пятницу министр иностранных дел Германии Гвидо Вестервелле.

Евросоюз и МВФ до сих пор терпели, что Греция не выполняет договорных обязательств, но долго так продолжаться не может. Сигналом для вывода страны из еврозоны станет отказ нового греческого правительства сокращать бюджетные расходы и проводить структурные реформы в соответствии с условиями кредита, согласованными еще в феврале.

«Греция скорее уйдет сама, чем будет выдворена за пределы еврозоны», – сказал Виллем Буитер из Citigroup.

Греции придется покинуть еврозону, потому что без дополнительных кредитов правительство не сможет выплачивать зарплаты и пенсии. ЕЦБ может отказать греческим банкам в предоставлении кредитов. И тогда Афинам останется только принять закон о переходе на новую валюту, перевести все заключенные в стране контракты в драхмы, установить контроль над валютными операциями, ввести ограничения на вывоз капитала и запустить печатный станок. Греции предстоит провести переговоры о том, чтобы остаться в Евросоюзе после выхода из еврозоны (в договоре о создании ЕС соответствующей статьи нет). Переговоры могут осложниться тем, что новое правительство объявит дефолт по долговым обязательствам перед тройкой кредиторов – Европейским стабилизационным фондом, ЕЦБ и МВФ.

Что будет с греческой экономикой

Сценарии выхода из еврозоны могут быть разными, однако новую драхму в любом случае ждет стремительное падение. Насколько обесценится новая валюта, предсказать трудно. По оценке МВФ, для выравнивания сальдо текущих операций Афинам нужна 15–20%-ная девальвация по отношению к еврозоне в целом и еще более существенная – по отношению к Германии. Но валютный рынок известен экстремальными движениями курсов. По оценке Goldman Sachs, чтобы сократить внешний долг до приемлемого уровня (т. е. чтобы отток капитала не подорвал финансовое положение Греции), Афинам нужна 30%-ная девальвация по отношению к еврозоне и 50%-ная – к Германии.

Девальвация поможет Греции повысить конкурентоспособность, однако власти на этом не успокоятся. Новое правительство, по всей видимости, отменит закон, ставящий обслуживание долга превыше других госрасходов. За этим последует очередной дефолт по оставшимся обязательствам частного сектора и по задолженности государства перед европейскими институтами и МВФ.

Даже если Греция откажется выплачивать проценты по всем своим заимствованиям, ей придется сокращать госрасходы, поскольку налоговые поступления все равно не смогут покрыть всех госрасходов и это создаст первичный дефицит бюджета. По оценке МВФ, если Афины не покинут зону евро, первичный дефицит по итогам 2012 г. составит 1% национального дохода. В случае выхода Греции из еврозоны этот показатель будет еще выше, поскольку рецессия только усугубится, а банковская система переживет коллапс.

Рассмотрим два сценария. При более удачном стечении обстоятельств правительство приходит на выручку банковской системе, придерживается сбалансированного бюджета и убеждает граждан смириться с резким падением уровня жизни из-за стремительного роста импортных цен. Греции придется какое-то время придерживаться жесткой бюджетной дисциплины, но затем наступит быстрое восстановление экономики. При менее удачном раскладе правительство постарается ослабить последствия девальвации. После краткосрочного облегчения наступит гиперинфляция, за которой последует очередная девальвация – и напряженная работа печатного станка.

Что будет с греческими предпринимателями

Евангелос Митилинеос, исполнительный директор промышленной группы Mytilineos, в мае предупредил акционеров, что штаб-квартира подразделения Metka, строящего электростанции в Восточной Европе и на Ближнем Востоке, будет переведена за границу. «Ситуация в Греции не благоприятствует тому, чтобы наша компания оставалась конкурентоспособной на мировом рынке», – сказал Митилинеос. С ним солидарны директора греческих компаний, ведущих бизнес за рубежом. Крупные компании уже разработали план действий на случай Grexit, средний бизнес ждет, что же случится дальше, выяснили консалтинговые фирмы.

«По-моему, о драхматизации думать пока рано», – сказал хозяин гостиницы на Крите, который так и не разобрался, каким будет курс новой драхмы: слишком сильно разнятся прогнозы. В прошлом году он отказался признавать поправку к договору с немецким туроператором Tui, который навязывал ему дополнительные обязательства на случай возвращения к драхме. Даже те бизнесмены, которые не планируют оставлять Грецию, не стремятся переводить на родину заработанные за границей евро. «[Кризис научил нас одному] – не привозить зарубежные доходы обратно в Грецию. Я держу за границей почти весь свой капитал», – сказал один экспортер.

Компании, работающие на внутреннем рынке, закрывают подразделения и увольняют сотрудников, чтобы сократить расходы и покрыть убытки, вызванные падением продаж на протяжении двух лет. «К концу года мы планируем закрыть половину торговых точек. Если мы вернемся к драхме, мы оставим только главный магазин в Афинах», – поделился управляющий розничной сетью.

Будет ли «эффект домино» в еврозоне

Этот вопрос самый больной. Если власти еврозоны смогут убедить инвесторов и простых европейцев в том, что расставание с Грецией – это особый случай и повториться он не должен, все обойдется малой кровью. Если нет – потеря Греции вскоре обернется неуправляемым распадом еврозоны. Европейцы неизбежно зададутся вопросом, кто следующий. Ответ напрашивается сам собой – Португалия, получившая помощь вслед за Грецией. Инвесторы начнут продавать португальские облигации и вывозить капитал за границу, опасаясь, что Лиссабон выйдет из еврозоны и проведет девальвацию. Валютные риски возникли в европейской банковской системе еще в 2011 г., но Grexit окончательно убедит вкладчиков в том, что пора изымать деньги из банков периферийных стран еврозоны и переводить их в Германию. Европа способна сохранить евро, имея в арсенале резервы ЕЦБ. Он может возобновить масштабную покупку суверенных облигаций, чтобы предотвратить повышение их доходности, и предложить периферийным банкам любые объемы ликвидности, чтобы те пережили отток денег с депозитов.

Все упирается в политическую волю, в желание не допустить дезинтеграции еврозоны. После банкротства Lehman в 2008 г. в Европе началась жесточайшая рецессия за весь послевоенный период. Но причиной тому стал не кризис кредитования, а кризис доверия: потребители и корпорации затянули пояса потуже из страха перед будущим. Если Европа не поверит, что «эффекта домино» можно избежать, вслед за Грецией повалятся другие фишки.

Еврозона готовится

Европа начала готовиться к выходу Греции из валютного блока заранее – до повторных выборов в июне, которые, по сути, станут референдумом по евро. Лидер греческой леворадикальной коалиции «Сириза» Алексис Ципрас в случае победы на выборах 17 июня отменит меры жесткой экономии, предписанные мартовским соглашением между Афинами и ЕС, когда Греции списали долги на 100 млрд евро и выдали кредиты на 174 млрд евро. В интервью The Wall Street Journal (WSJ) в пятницу он пригрозил дефолтом в том случае, если Афины не получат очередной транш международной помощи.

В пятницу комиссар ЕС по торговле Карел де Гюхт впервые официально признал, что Еврокомиссия, ЕЦБ и министерства финансов европейских стран разрабатывают планы выхода Греции из еврозоны. Британская компания De La Rue, которая занимается производством валюты для многих стран, уже подготовила необходимое оборудование для печати драхм, однако держит это в тайне, подтвердили в пятницу источники WSJ.

По оценке президента института экономических исследований Ifo Ханса-Вернера Зинна, расставание с Грецией обойдется валютному блоку намного дешевле, чем дальнейшие меры по ее удержанию. Институт международных финансов – отраслевая группа, представляющая около 450 финансовых учреждений со всего мира, – в феврале оценила Grexit в 1 трлн евро ($1,29 трлн). Греция задолжала ЕЦБ, МВФ и ЕС приблизительно 200 млрд евро. Дополнительные убытки от дефолта могут возникнуть и в системе Target2, осуществляющей взаиморасчеты между странами еврозоны: обязательства Банка Греции составляют здесь 107 млрд евро. Возможные потери частных компаний нельзя подсчитать, как и то, какие убытки понесут другие страны еврозоны от подорожания кредитов, когда до них дойдет вызванный Грецией кризис.

ЕЦБ держит на балансе греческие гособлигации приблизительно на 45 млрд евро (банк стал покупать их два года назад, в самом начале долгового кризиса). Греческие банки должны ЕЦБ около 80 млрд евро, и это не считая многих миллиардов, заимствованных в рамках программы долгосрочного кредитования. По данным WSJ, общая сумма потерь ЕЦБ от греческого дефолта составит 160 млрд евро. ЕЦБ справится с потерями, так как располагает достаточными золотовалютными резервами и зарабатывает миллиарды на сеньораже. К тому же убытки будут распределены между 17 национальными центробанками еврозоны (больше всех заплатит Германия).

Уйти красиво

Главным препятствием на пути отделения Греции до сих пор считалось отсутствие разработанных механизмов. В договорах Европейского союза даже нет положения о выходе из еврозоны отдельно взятой страны.

Эксперты Capital Economics, давно предсказавшие Греции такой исход, предлагают вариант, при котором можно минимизировать риски: уполномоченный Грецией орган вместе с представителями еврозоны назначит день, когда Афины откажутся от евро и перейдут на новую валюту (новую драхму). Населению объявят, что начиная с этого дня все выплаты в госсекторе (в частности, зарплаты и пенсии) будут выплачиваться в драхмах. Банковские депозиты также будут реноминированы в новой валюте. Уполномоченный орган установит обменный курс, чтобы конвертировать заключенные греческими фирмами контракты из евро в новые драхмы (для простоты можно выбрать паритет). После этого курс драхмы будет отдан на откуп рынку. Скорее всего, это приведет к резкой девальвации драхмы. Если греки об этом подозревают, они могут затребовать у банков депозиты. За изъятием евро с банковских счетов последует бегство капитала из Греции. В ответ Афины могут ввести ограничения на вывоз евро, и упорядоченного выхода из еврозоны не состоится.

Рекомендации Capital Economics состоят в следующем: из-за риска изъятия евро со счетов греческих банков печатать банкноты следует тайно либо до реноминации, либо после. Так, за полгода до образования Южного Судана в июле 2011 г. уже была отпечатана новая валюта. Однако держать в тайне производство банкнот в пределах еврозоны едва ли представляется возможным. Поэтому новые драхмы следует печатать уже после объявления о выходе из еврозоны. Из этого следует, что какое-то время (около месяца) наличные деньги будут недоступны, что не помешает функционировать экономике благодаря широкому распространению электронных платежей.

По данным ЕЦБ, наличные платежи у большинства работающих в еврозоне компаний составляют всего 5% оборота. Для небольших покупок можно будет использовать евро. Видный европейский политик Жан-Клод Пири, разработавший важнейшие документы ЕС, в том числе Лиссабонский договор, полагает, что отделение Греции даст еврозоне шанс сплотиться еще теснее, создав «твердое ядро».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать