Бесплатный
Анна Разинцева
Статья опубликована в № 3129 от 25.06.2012 под заголовком: Великий инсайдер

Как директор Goldman Sachs и Сбербанка мошенничал с ценными бумагами

Раджат Кумар Гупта, бывший член совета директоров Goldman Sachs, Procter & Gamble и Сбербанка, признан виновным в мошенничестве с ценными бумагами и преступном сговоре. Людей такого уровня в Америке за инсайд еще не сажали
P.Foley / Bloomberg
Респектабельные дружки

Светлую репутацию Гупты немного омрачают «опасные связи»: по свидетельству ассистентки Раджаратнама, в списке «особо важных персон», имевших право в любой момент вызвать ее босса по телефону, имя Гупты стояло по соседству с Радживом Гоэлем, Даниэлем Чьези и Анилом Кумаром, которые были осуждены за участие в инсайдерской торговле. Кумар несколько лет проработал вместе с Гуптой в McKinsey и признался следствию, что их и Раджаратнама связывает дружба. Однако никаких признаний в том, что Гупта помогал инсайдерам, Кумар не делал. Раджаратнам также отказался свидетельствовать против бывшего приятеля, хотя мог этим скостить себе срок. Прослушанный ФБР телефонный разговор доказывает, что Раджаратнам платил Кумару за инсайд и свободно обсуждал это с Гуптой – и того это не шокировало. Кумар был в курсе планов Гупты. Он как-то сказал Раджаратнаму, что Гупта намерен уйти из совета директоров Goldman, потому что там недостаточно платят, и начать работать на богатого инвестора Генри Крэйвиса, сооснователя одного из крупнейших фондов прямых инвестиций – Kohlberg Kravis Roberts. «Это уже круг миллиардеров, да? – отреагировал Раджаратнам. – А Goldman – это, скорее, владельцы сотен миллионов... Думаю, он видит возможность, не слишком напрягаясь, получить $100 млн за 5–10 лет».

Имя – деньги

В России самый именитый из независимых директоров Сбербанка – Раджат Гупта за 2008 и 2009 гг. получил по 428 571 евро (хотя остальным причиталось по 1 млн руб. – почти в 20 раз меньше). В 2008 г. Procter & Gamble заплатила ему $232 162 (деньгами и акциями); Goldman Sachs – $303 539 (акциями и опционами).

Зачинатель «Сколково»

В начале 2000-х Раджат Гупта предложил российскому бизнесмену Рубену Варданяну создать в России бизнес-школу. Опыт у него был – в Индии Гупта и Анил Кумар основали бизнес-школу еще в 1996 г. Гупта входил в попечительский совет бизнес-школы «Сколково» и покинул его в 2011 г. с формулировкой «в связи с истечением трехлетнего срока работы».

Рубен варданян о Гупте

«Я знаю Гупту как одного из самых успешных консультантов, очень хорошего профессионала. Он сыграл позитивную роль в создании в России бизнес-школы «Сколково». Гупта помог нам в определении целей и направлений бизнес-школы, у него был опыт, он в Индии организовал подобную бизнес-школу (Indian School of Business). Очень жаль, что так получилось с ним». Ведомости

Присяжные плакали

Шестидесятитрехлетний Раджат Кумар Гупта представляет собой живое воплощение американской мечты. Родился, вырос и выучился в Индии, к 18 годам потерял отца и мать, пробивал себе дорогу сам. Окончил Гарвардскую школу бизнеса и устроился в McKinsey, где за 20 с небольшим лет дорос до управляющего директора (до гендиректора, если по-русски). Он стал первым иностранцем, которому доверили этот пост, и дважды на него переизбирался – управлял компанией три срока подряд: с 1994 по 2003 г.

Послужной список Гупты впечатляет и без McKinsey: независимый директор Procter & Gamble, Goldman Sachs, American Airlines и Genpact, член международного попечительского совета бизнес-школы «Сколково» и Indian School of Business. Он успел поработать советником ООН, консультировал генеральных директоров множества компаний, в том числе Goldman Sachs и Сбербанка. Побывал в советах директоров фонда Рокфеллеров, фонда Билла и Мелинды Гейтс, а также отметился в ряде благотворительных проектов – за что на родине в Индии его чуть ли не боготворили. В общем, Гупта – самый топовый американский менеджер, в отношении которого выдвинуты обвинения в инсайдерской торговле.

Согласно материалам уголовного дела, опубликованным на сайте ФБР, правоохранительные органы США подозревали Гупту в шести случаях мошенничества с ценными бумагами и в одном случае сговора. Если бы бизнесмена признали виновным по всем семи пунктам, а также доказали, что он извлек экономическую выгоду из своих преступлений, ему бы грозил срок до 105 лет и многомиллионный штраф.

Прокурор округа Манхэттен Прит Бхарара напомнил присяжным, что их обязанность – вместе с правоохранительными органами искоренять преступления, гнездящиеся на Уолл-стрит. Американцы возмущаются тем, что минюст недостаточно рьяно преследует виновных в финансовом кризисе, и прокурор доказывал, что никто не уйдет от возмездия, даже корпоративные «небожители». «Мистер Гупта променял просторные залы заседаний советов директоров на [перспективу] скромной тюремной камеры» – так говорил Бхарара.

Присяжные «простили» Гупте два пункта (в частности, они признали, что он никому не передавал конфиденциальной информации о Procter & Gamble). Тем не менее оставшихся обвинений достаточно, чтобы отправить его за решетку на 25 лет.

Когда судья зачитывал вердикт, дамы из коллегии присяжных плакали. Сирота из Калькутты, преодолевший все препятствия на пути к успеху, – ведь это почти национальный герой.

«Перед нами человек, который приехал в нашу страну и на своем примере показал, что такое американская мечта... – объяснял старшина жюри Рич Лепковски. – Нам очень хотелось верить, что выдвинутые против него обвинения – неправда, но к концу дня улики перевесили».

Присяжных не смутило отсутствие прямых доказательств (беспрецедентный случай в расследовании ФБР об использовании инсайдерской информации). Решение, изначально противное их воле, было принято в течение неполного рабочего дня (присяжные приступили к рассмотрению дела в четверг во второй половине дня, а в пятницу разошлись, не дождавшись бесплатного обеда). Прокурор представил подборку косвенных улик, а присяжные соединили их в общую картину. «Мы чувствовали, что косвенных улик достаточно, для того чтобы всякий здравомыслящий человек сделал выводы», – заключил Лепковски.

Подозреваемый № 56

ФБР и федеральной прокуратуре понадобилось четыре года, чтобы проверить инсайдерские сделки, к которым были причастны хедж-фонды, технологические компании, банки и консалтинговые фирмы. По этому делу осуждены или признали свою вину в общей сложности 50 человек; привлеченных гораздо больше – Гупта проходил 56-м по счету. Главный фигурант – близкий друг и партнер Гупты, основатель хедж-фонда Galleon миллиардер Радж Раджаратнам. Как утверждали прокуроры, с 2003 по март 2009 г. благодаря инсайдерской торговле он пополнил хедж-фонд приблизительно на $75 млн (по данным защиты, себе он оставил $7 млн).

В октябре 2011 г. Раджаратнам был осужден на 11 лет тюремного заключения; хотя по сумме статей ему причиталось на порядок больше, это крупнейший срок за инсайдерскую торговлю в истории США. Кроме того, суд обязал Раджаратнама выплатить штраф в $10 млн и вернуть $53,8 млн незаконно полученной прибыли (по уголовному иску минюста). А в ноябре суд постановил, что он еще должен заплатить рекордный штраф в $92,8 млн (по гражданскому иску Комиссии по ценным бумагам и биржам, SEC).

В марте 2011 г. SEC предъявила обвинение и Гупте – в том, что он предоставил Раджаратнаму конфиденциальную информацию о публичных компаниях, в совет директоров которых входил. По данным ведомства, благодаря советам Гупты Galleon получил незаконную прибыль и избежал денежных потерь в общей сложности на $23 млн. В августе SEC отозвала иск, по которому Гупте грозил штраф и запрет на работу в финансовых компаниях. В октябре 2011 г. настала очередь ФБР и прокуратуры. Последняя представила обвинительное заключение, основанное на нескольких телефонных разговорах между Гуптой и Раджаратнамом.

29 июля 2008 г. Гупта рассказал приятелю, что на совете директоров Goldman Sachs, на котором он присутствовал, обсуждалась возможность приобретения коммерческого банка или страховой компании – «Wachovia или, к примеру, AIG». Цели поглощения не назывались, сделки за разговором не последовало.

23 сентября 2008 г. Гупта позвонил через 16 секунд после того, как закончилось собрание директоров Goldman, на котором обсуждались планы Berkshire Hathaway инвестировать в банк $5 млрд. До закрытия торгов оставалось шесть минут. За две минуты до закрытия Galleon по указанию Раджаратнама купил 217 200 акций Goldman примерно на $27 млн. А на следующий день они выросли. По данным SEC, фонд заработал $840 000. Однако записи того разговора у ФБР нет. Обвинение ссылается еще на один звонок, последовавший на следующий день: Раджаратнам хвастался перед трейдером Galleon Айаном Хоровицем, что накануне незадолго до закрытия биржи узнал нечто важное о собрании директоров Goldman.

23 октября 2008 г. Гупта набрал номер Раджаратнама через 23 секунды после телеконференции директоров Goldman, на которой обсуждалось, что банк впервые после выхода на биржу получил квартальный убыток. Раджаратнам успел скинуть акции Goldman, избежав значительных потерь. Запись у ФБР опять отсутствует, но наутро удалось подслушать, как Раджаратнам сообщил сотруднику, что получил подсказку от «одного директора из Goldman Sachs».

29 января 2009 г. Гупта, как считает следствие, сообщил другу о неплохих результатах Procter & Gamble через несколько часов после того, как узнал о них. Раджаратнам закрыл короткие позиции по 180 000 акций и остался с прибылью. Записи опять нет.

Адвокат Гупты Гари Нафталис попытался убедить присяжных в том, что этих данных для обвинения недостаточно. Прокуратура показала последовательность событий, но не доказала, что между ними есть причинно-следственная связь. Сливать информацию мог и другой сотрудник Goldman.

Присяжные оправдали Гупту по эпизоду с Procter & Gamble. Во всех остальных случаях они сочли, что «ружье дымилось». Приговор должен быть оглашен 18 октября этого года.

Честный миллионер

Адвокат Нафталис собирается подавать апелляцию. Его козырь – безупречная деловая репутация Гупты: маловероятно, чтобы человек, на протяжении долгих лет служивший образцом в родной ему Индии и Америке, располагающий сотней миллионов долларов, вдруг решил поставить крест на своем честном имени, сорвав куш на инсайдерской торговле. «Он не совершал сделок, не подсказывал Раджаратнаму, не получил ни одного цента нечестно», – настаивает Нафталис.

Отсутствие материальной выгоды – очевидный козырь защиты: ни SEC, ни ФБР не стали выдвигать против Гупты обвинений в попытках нажиться за счет инсайда. Даже если признать, что он раздавал «прибыльные» советы, Раджаратнам денег ему не переводил. Более того, их совместное предприятие принесло Гупте убыток в $10 млн (возможно, после этого их отношения несколько охладели). Гупте и так щедро платили – за славу дельного советника, дальновидного стратега и щедрого филантропа (см. врез).

Эта слава и сейчас поддерживается лояльностью бывших работодателей Гупты. Несмотря на инсайдерский скандал, после которого McKinsey разорвала с ним все отношения, бывшие коллеги вспоминают его теплыми словами. «Он сделал столько добра, вел себя так скромно на протяжении такого длительного времени, что, наверное, был какой-то толчок [который привел к текущему положению дел]», – рассуждает один из них.

«Мы очень огорчены тем, что мистер Гупта пренебрег обязанностями директора и злоупотребил доверием наших акционеров и компании», – отмечает в заявлении Goldman. Тем не менее инвестбанк не забыл своего директора: он взял на себя оплату 80% судебных издержек. Остальные 20% решила заплатить Procter & Gamble. Бывший гендиректор этой компании Алан Лэфли как-то сравнил Гупту с Фомой Аквинским.

Не сразу отказался от услуг Гупты и президент Сбербанка Герман Греф. В июне 2010 г., когда инсайдерский скандал в Америке уже набрал обороты, Сбербанк объявил, что меняет формат сотрудничества с Гуптой: он стал советником правления банка по стратегии (в начале февраля 2011 г. топ-менеджер Сбербанка говорил «Ведомостям», что банк прекратил сотрудничество с Гуптой).

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать