Статья опубликована в № 3179 от 03.09.2012 под заголовком: Истец за все ответит

Истец за все ответит

В. Мусаэльян / ИТАР-ТАСС
Друг о друге. Абрамович о Березовском

«Наша дружба строилась на моих выплатах ему. Это не такая дружба – крепкая, мужская, как у меня, например, с другими товарищами, с которыми я дружу много лет, несмотря ни на что <...> Когда он меня приглашал к себе в гости, я приезжал».

Березовский об Абрамовиче

«Я построю вам обычную математическую модель. Есть коллективная игра, где все участники связаны каким-то обязательством. Вот когда один нарушает обязательство, коллективность заканчивается. Это называется «кинуть».

Два характера

Судья про Березовского «Проанализировав всю совокупность представленных доказательств, я сочла Березовского <...> не заслуживающим, по сути, доверия свидетелем, который относится к правде как к преходящему, гибкому понятию, которое можно формировать так, чтобы оно отвечало его текущим интересам. Иногда его свидетельства были намеренно нечестными; иногда было очевидно, что он выдумывает показания <...> временами у меня складывалось впечатление, что он не намеренно давал нечестные показания, а убедил себя в том, что события происходили так, как ему хотелось <...> Я пришла к выводу: он сказал бы практически все, что угодно, чтобы поддержать свою позицию». Судья про Абрамовича «Абрамович давал аккуратные и продуманные ответы конкретно на тот вопрос, который ему задавался. Он делал все, чтобы убедиться, что он правильно понял вопрос и его суть <...> В тех случаях, когда он располагал соответствующими знаниями, был способен давать полные и подробные ответы; он старался разделять свои собственные знания, реконструированные предположения и спекуляции <...> Между его устными и письменными заявлениями было мало расхождений <...> Я увидела, что он честно признавался в нарушениях, например, в подписании документов задним числом <...> Я сочла Абрамовича правдивым и в целом заслуживающим доверия свидетелем».

Три встречи

13 марта 2000 г., отель «Дорчестер», Лондон Лондонская встреча – один из принципиальных моментов противостояния Бориса Березовского и Романа Абрамовича; на ней присутствовали также Бадри Патаркацишвили и Олег Дерипаска. По версии Березовского, на встрече обсуждалось создание «Русала» и были достигнуты устные договоренности об объединении алюминиевых активов. По версии Абрамовича – Дерипаски, бизнесмены обсуждали окончание алюминиевых войн. Согласно показаниям Абрамовича он и Дерипаска «были ошеломлены нарядом Березовского, когда предприниматель прибыл на встречу с часовым опозданием». По его словам, опоздание Березовского Патаркацишвили объяснил тем, что он здесь, в отеле, но немножко занят. Березовский появился в растрепанном виде: непричесанный, запыхавшийся. «По-моему, на нем была рубашка и накинуто что-то типа халата», – рассказывал Дерипаска. Услышав это, адвокат Березовского Лоуренс Рабинович воскликнул: «Вы все это придумываете, это просто ерунда!» Дерипаска ответил: «Я достаточно хорошо знаю вашего клиента. Он мог появиться в чем угодно, даже голым. Ему это ничего не стоило». Березовский это опровергает. Он утверждает, что приехал в отель из Палаты лордов. 6 декабря 2000 г., аэропорт Ле-Бурже, Париж Разговор между Березовским, Патаркацишвили и Абрамовичем в VIP-зале парижского аэропорта записал Андрей Луговой, работавший шефом охраны Патаркацишвили. Бизнесмены обсуждали легализацию выплаты причитающихся Березовскому и Патаркацишвили денег за «Русал» и «Сибнефть». «Я хочу, чтобы крупная западная компания разобралась в моей собственности. И перевести эту собственность на нее, на эту компанию, или передать ее в управление <... > Я хочу, чтоб это было официально. Чтоб эта компания управляла моими акциями и чтоб было ясно, что эти акции действительно мои», – говорил Березовский Абрамовичу. А тот соглашался: «Может, это и разумное решение». Затем Патаркацишвили сказал, что нужно установить некие суммы, которые «мы» могли бы ежемесячно получать. На это Абрамович ответил, что «ежеполугодно сможем получать», потому что «не принято чаще собирать акционерные собрания, распределять дивиденды и так далее <...> компания <...> принимает решение и за полгода должна выплатить нам, и за год должна выплатить нам». На суде Абрамович сказал, что речь шла о легализации платы за крышу, а слово «мы» Патаркацишвили употреблял не всегда к месту: где-то говорил «мы», где-то говорил «ты»: «Он иногда путал слова, ведь он учился в грузинской школе, а не в русской». Свое «нам» он пояснил так: «Я всегда говорю «мы», имея в виду себя и свою команду». 7, 8 или 9 декабря 2000 г., мыс Антиб, Франция По словам Березовского, Абрамович приезжал к нему в его шато на мысе Антиб, где в присутствии Патаркацишвили передал предложение от Владимира Путина: цена за ОРТ снижена до $175 млн, сделка должна быть совершена «незамедлительно», иначе акции будут «конфискованы». Встреча прошла между 7 и 9 декабря сразу же после ареста заместителя гендиректора «Аэрофлота» Николая Глушкова – друга Березовского, и Абрамович дал понять, что если Березовский продаст ОРТ, то Глушкова выпустят. Сторона Абрамовича отрицает факт встречи, предоставив в качестве доказательства загранпаспорт бизнесмена, в котором нет отметки о пересечении французской границы. Но на суде выяснилось, что в загранпаспорте Абрамовича царит неразбериха. Например, есть штамп о въезде бизнесмена в Россию, но о выезде его из Франции нет, и наоборот.

Адвокат Сампшн о крыше

«Хотя г-н Абрамович приобрел «Сибнефть» за свои деньги <...> он всегда осознавал, что у него не было бы возможности сделать это без политического патронажа Бориса Березовского <...> Он всегда признавал, что ему придется заплатить г-ну Березовскому <...> Эти платежи в русском языке обозначаются как платежи за крышу <...> Соглашение продать медийную поддержку президенту России в обмен на привилегированный доступ к госактивам, которое сопровождалось другой сделкой по продаже этого преимущества <...> Абрамовичу, просто не является тем видом соглашения, которое могло бы законно закрепить обязательства между сторонами».

Решение было оглашено в пятницу. Березовский требовал от Абрамовича $5 млрд за долю в «Сибнефти» и $564 млн – за долю в «Русале». Таковы, по утверждению Березовского, были его потери от невыгодных сделок, навязанных Абрамовичем с ведома президента Владимира Путина после того, как Березовский в 2000 г. попал в опалу и покинул Россию. Березовский утверждал, что он и его партнер, ныне покойный Бадри Патаркацишвили, были вынуждены продать по заниженной цене 43% акций «Сибнефти» и 25% акций «Русала», а также 49% акций телекомпании ОРТ, но по этой сделке Березовский претензий не предъявил.

Судья Элизабет Глостер указала в резолютивной части решения, что за давностью лет и ввиду отсутствия прямых доказательств ей фактически приходилось не устанавливать истинное положение дел, а решать, кому верить – Березовскому или Абрамовичу. Бремя доказывания того, что устные договоренности действительно свидетельствовали о праве собственности Березовского на оспариваемые активы, было возложено именно на него, подчеркнула Глостер: чтобы убедить суд, Березовскому необходимо было сформировать высокую степень доверия к своим показаниям, что означало не только его способность правильно вспоминать события, но и продемонстрировать, что он является объективным и достойным доверия свидетелем.

Это Березовскому не удалось: он был слишком многословен и непоследователен, а Абрамович, наоборот, аккуратен в словах и конкретен (комментарии судьи на этот счет – на стр. 12). И суд склонился на сторону ответчика.

Суду все ясно

Соглашения, что Березовский и Патаркацишвили в качестве вознаграждения за свою роль в создании и приватизации «Сибнефти» должны получить ее акции, не существовало, решила судья. Было соглашение, что Абрамович будет оплачивать расходы Березовского (а затем и Патаркацишвили) в обмен на помощь, протекцию, или, как это называется по-русски, крышу. Суммы платежей определялись сторонами ежегодно. Адвокат Абрамовича говорил, что всего было выплачено $2 млрд.

Судья признала, что некоторая связь между платежами и прибылями «Сибнефти» и трейдинговых компаний Абрамовича могла существовать: по мере того как компании зарабатывали все больше, Березовский и Патаркацишвили ожидали и увеличения платежей. Но не было договора, что истцу «причитается» часть прибыли за то, что он владел акциями «Сибнефти».

Судья Глостер также пришла к заключению, что Березовский и Патаркацишвили не участвовали в приобретении алюминиевых активов, которые затем были объединены с активами Олега Дерипаски в компанию «Русал». Она приняла сторону Абрамовича, заявившего, что, хотя на документе от 10 февраля 2000 г. о покупке алюминиевых активов у Trans World Group покупателями и значатся Патаркацишвили и тогдашний президент «Сибнефти» (ныне – «Газпром нефть») Евгений Швидлер, оба они лишь помогли организовать сделку, но не приобретали акций. Патаркацишвили получил $575 млн комиссионных – за посредничество и крышевание. Соглашения, что Березовский и Патаркацишвили получат долю в «Русале», не существовало, решила судья.

Березовскому не удалось убедить судью и в том, что Абрамович, президент Путин и руководитель администрации президента Александр Волошин ему угрожали: если-де он не выйдет из капитала ОРТ, его ждет судьба Владимира Гусинского (был арестован и продал медиаактивы, включая телекомпанию НТВ). Не поверила судья и в то, что Березовскому угрожал Абрамович: если Березовский не продаст пакет ОРТ, то его друг, арестованный топ-менеджер «Аэрофлота» Николай Глушков, останется в тюрьме, а Путин организует конфискацию пакета ОРТ. Глостер приняла сторону Волошина и Абрамовича, отрицавших эти угрозы.

После оглашения решения Березовский заявил, что его вера в британское правосудие подорвана: «Eсть история, которую знает весь мир. Госпожа Глостер просто переписывает историю. Я проигрывал дела и до этого, но всегда понимал почему. На этот раз я не могу понять. Все, что говорил Абрамович в суде, – это ложь».

Березовский может подать апелляцию – после того как будет опубликована мотивировочная часть решения, а это, сообщил «Ведомостям» помощник судьи Глостер Филип Моррис, произойдет не раньше 17 сентября.

Четкие формулировки, в которых выдержано решение судьи Глостер, сильно осложнят Березовскому апелляцию, считает Стивен Грей, юрист из фирмы 7 Bedford Row: «Судья на основном процессе, заслушивающий показания, практически всегда лучше способен оценить их достоверность, чем апелляционный суд, их не заслушивающий. Поэтому апелляционный суд обычно крайне неохотно вмешивается в подобные решения».

Ответчик потребует денег

«Насколько я знаю, вечеринки по случаю решения суда не планируется, – сказал «Ведомостям» представитель Романа Абрамовича Джон Манн. – Но мы будем требовать возмещения судебных издержек со стороны истца – Березовского. Точной суммы требований пока назвать не могу».

В деле «Березовский против Абрамовича» разбирательство о расходах обещает быть долгим, детальным и скандальным, принимая во внимание их размер и то, что их выплата может привести к банкротству Березовского, считает бывший главный юрист ЮКОСа, ныне профессор University of Westminster Дмитрий Гололобов.

Британские СМИ оценивают судебные затраты каждой из сторон примерно в 100 млн фунтов ($159 млн), называя процесс одним из самых дорогих в истории.

К началу 2012 г., когда судебные разбирательства российских олигархов в Лондонском суде стали делом привычным, средние расценки местных адвокатов достигли 800–1000 фунтов в час. Самые лучшие оценивали свое время в 1500 фунтов. В Лондоне заговорили о «русской премии» и «эффекте Сампшна» – адвоката Абрамовича, которому только за подготовку дела к слушанию единовременно выплатили около 10 млн фунтов. Гонорары адвокатов Абрамовича, по словам знакомых с ними лондонских юристов, уже превысили 150 млн фунтов. Что же касается Березовского, то сколько именно он уже заплатил юристам, неизвестно – договор между ним и представляющей его интересы юридической фирмой Addleshaw Goddard предполагает, что адвокатский гонорар зависит от результата иска. Addleshaw Goddard заблаговременно приобрела страховку, которая покроет ее затраты в случае проигрыша, говорится на британском юридическом сайте thelawyer.com.

Гололобов напоминает, что в английском процессуальном праве базовым принципом возмещения судебных расходов (они включают оплату юристов, судебные сборы, услуги переводчиков, экспертов, техническую помощь и т. д.) остается их возложение на проигравшую сторону. Кроме того, продолжает Гололобов, юристы Абрамовича могут потребовать от Березовского в качестве условия апелляции security for costs (обеспечения возможных расходов) внести на депозит суда большую сумму – несколько десятков миллионов фунтов. «У Абрамовича хорошие шансы содрать с Березовского все до последней копейки, чтобы тот уже ни на кого не мог больше подать в суд, – заключает юрист. – Он попросту может разорить Березовского. Путину это наверняка понравится».

Состояние Березовского до суда оценивалось примерно в полмиллиарда долларов, из которых 250 млн он отписал при разводе бывшей супруге, а ей деньги пойдут в первую очередь. «Как бы мы скоро не увидели Березовского в роли управляющего имениями бывшей жены», – иронизирует Гололобов.

Судебными расходами неприятности Березовского не ограничатся. «Характеристика Березовского, которую ему дала одна из самых уважаемых британских судей – Глостер, может повредить беглому олигарху и в его других лондонских процессах. К его показаниям, не подкрепленным документами, другие британские судьи уже могут относиться более скептически», – рассуждает один из участников процесса.

Политические последствия

«С одной стороны, Владимир Путин должен быть очень доволен тем, что его давний враг Березовский потерпел фиаско в Лондонском суде, – говорит политолог Дмитрий Орешкин. – Очень показательно теперь то, как именно Абрамович будет затаптывать его. Он понимает, что именно это от него теперь требуется. Но, с другой стороны, благодаря этому процессу весь мир вынужденно узнал о том, что представляет собой путинская система управления. Все узнали, что в России платят миллиарды за крышу, насколько велика коррупционная составляющая, что можно инсценировать аукцион и взять в долю в бизнесе бандитов и т. д. Все это теперь установлено Лондонским судом. Это очень негативно отразится на репутации Путина и его окружения и только укрепляет недоброжелательное отношение инвесторов к российскому бизнесу».

Представитель Олега Дерипаски, который в Лондоне судится с Михаилом Черным, в пятницу заявил, что тот приветствует решение британского суда, признавшего понятие «крыша» и навязывание крыши бизнесу: «Это важное решение, поскольку дает основания для несостоятельности претензий господина Черного к господину Дерипаске».

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать