Глава "Новатэка" Леонид Михельсон: "России стоило пораньше обратить внимание на развитие сланцевого газа"

Предправления и совладелец компании - крупнейшего российского независимого производителя газа считает, что тенденции на мировом рынке должны подтолкнуть отечественных производителей газа к работе по снижению себестоимости добычи и транспортировки
Леонид Михельсон, глава «Новатэка»
В.Шарифулин / ИТАР-ТАСС

Сланцевый газ, его появление и наращивание объемов его добычи – это благо для газовой отрасли России. Теперь, чтобы оставаться конкурентоспособными, нужно более внимательно принимать инвестрешения, снижать издержки, быть более гибкими в ценовой политике, работать более эффективно. Тем более что после успеха сланцевого газа в США многие страны, также обладающие запасами сланцевого газа (например, Китай и страны Южной Америки) уже всерьез готовятся разрабатывать свои месторождения. Это обстоятельство может в корне поменять традиционные взгляды на развитие газовой отрасли.

Низкие цены в Америке не продержатся долго

Наверное, России стоило пораньше обратить внимание на развитие сланцевого газа. Ведь еще совсем недавно многие в России считали сланцевый газ мыльным пузырем, который вот-вот лопнет. Теперь понятно, что не пузырь и не лопнет. И в то же время не стал бы торопиться с выводами, что «сланцевая революция» в Америке – это угроза для «Газпрома», для его экспортных поставок и долгосрочных контрактов. Еще неизвестно, будет ли Америка серьезно увеличивать экспорт газа. На американском рынке существует две группы интересов. С одной стороны – компании, добывающие сланцевый газ, которые технологически очень подросли и продают большие объемы газа на внутренний американский рынок по низким ценам. Они, понятно, хотят зарабатывать больше и поставлять этот газ на другие, более привлекательные по ценовым параметрам рынки. С другой стороны – в Америке бурно растет доля газа в электроэнергетике и нефтехимии. И такие крупные американские компании, как LyondellBasell и Dow Chemical Company, объявляют о новых проектах в нефтехимии, а они, разумеется, заинтересованы в дешевом сырье, в низких ценах на газ. Иными словами, они против экспорта американского газа, резонно полагая, что в таком случае цены на газ внутри страны сильно вырастут.

Думаю, что до президентских выборов в США этот вопрос решен точно не будет, но в любом случае решение скорее будет компромиссным, т. е. экспорт газа из США будет увеличиваться, но будут также учтены и интересы внутреннего американского рынка.

Представить, что будет с ценами через 5–6 лет, довольно сложно. Очевидно, что такой диспропорции цен, которая сейчас есть на региональных рынках, не будет. Сегодня в Европе газ стоит $8–9 за МБТЕ, в странах АТР – $13–14, а в США – около $3. Это долго продолжаться не может. В среднесрочной перспективе в Европе должно быть небольшое снижение цен на газ, в Америке – небольшое повышение. На рынке стран АТР, несмотря на то что потребление на этом рынке растет самыми большими темпами, тоже будет снижение цен. Надо сказать, что снижение цен ведет и к улучшению позиций газа в межтопливной конкуренции. Так, например, в США уже значительно меньше внимания уделяется проектам по развитию возобновляемых источников энергии.

Надо готовиться к ценовой конкуренции

Спрос на газ будет расти. Сегодня мы видим снижение потребления газа в Европе, но рост в целом по миру составляет 1,5–2% в год (это около 60 млрд куб. м ежегодно), и он в будущем будет увеличиваться. За эти объемы надо бороться. Надо сохранять и увеличивать имеющиеся у России экспортные рынки и поставлять туда российский газ, а не закупать его у третьих стран. Это позволит нашему газу быть более конкурентным и даст больше поступлений в российский бюджет от газовой отрасли.

Российская газовая отрасль должна быть в первую очередь готова к ценовой конкуренции. Условно: если на внутреннем американском рынке газ будет стоить $4 за МБТЕ, то с учетом сжижения и транспортировки его цена на европейском рынке может составить $6–7 за МБТЕ при нынешних рыночных ценах в $8–9. И наш газ должен быть конкурентоспособен. Пора нам всерьез задуматься о ценовой конкуренции: предлагать лучшие условия и делать это опережающими темпами, а не догонять цены других поставщиков газа. И это при том, что себестоимость добычи газа в России намного ниже, чем сланцевого.

Тенденции на мировом рынке должны подтолкнуть российских производителей газа к работе по снижению себестоимости добычи и транспортировки. Необходимо не только экономить средства на всех этапах – от операционных затрат до инвестиционных вложений, но и активно внедрять более совершенные методы, новые технологии на наших месторождениях. Если что-то меняется, мы обязаны с этими тенденциями меняться тоже.

Изменится идеология транспортировки газа

Что делать с долгосрочными экспортными контрактами? Неправильно считать, что придется от них отказаться в пользу спотового рынка, как прогнозируют многие эксперты. Если решать, что важнее, цена или объем, то сейчас я бы отдал приоритет объемам, а не ценам. Доля СПГ на мировом рынке будет расти, изменится идеология транспортировки газа. По мобильности газ будет приближаться к нефти, но его нельзя сравнивать с нефтью по стоимости. Процесс сжижения – это большие капвложения, и без привязки к каким-либо долгосрочным контрактам тяжело принимать инвестиционные решения в таких больших объемах. Если спот будет составлять 30%, а остальное – долгосрочные контракты, то это устроило бы всех – и производителей, и потребителей.

Например, в рамках реализации проекта «Ямал СПГ» мы не менее 50% продукции планируем законтрактовать на долгосрочной основе. Уверен, что газ с «Ямал СПГ» спокойно сможет конкурировать на европейском и азиатских рынках с американским сланцевым газом. Нам вообще нужно больше внимания уделить СПГ: Россия обладает примерно 25% всех мировых запасов газа, поэтому и доля нашей страны на рынке СПГ должна составлять не менее 20%.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать