Александр Баунов: Ссудный день

Когда-то именно Восток был свободомыслящим и толерантным, а Европа - нетерпимой

Мы к ним за Европой приехали, а они, нас не спросясь, кого только к себе не понапустили

В Париже или Кельне десять процентов мусульманского, арабского, африканского населения кажутся катастрофой. Нам, приезжим из России, – даже больше, чем местным: мы к ним за Европой, а они, нас не спросясь, кого только к себе не понапустили. Это что за фалафели, что за донер-кебаб? Тут должны быть только яйца пашот и братвурст.

Но в провинции Андалусия – в Гранаде, в Кордове, в Кадисе – эти десять процентов смотрятся так органично, что без них было бы скучно. Встречаешь на улицах марокканские чайные «тетерии» с мятным чаем и кальяном, кондитерские с пахлавой, блюда с баба-ганушем и хумусом, «Булочную Хакима», исламский университет имени Аверроэса и хочется еще, еще.

А как не захотеть. Христиане правят в Гранаде 500 лет, в Кордове – 650, а мусульмане до них правили 700. Правда, еще раньше были римляне и вестготы, но от них остались одни развалины, а от мусульман – белые города с перепутанными улицами и геометрически правильными садами; подковообразные окна и арки с резьбой, квадратные минареты, перестроенные в колокольни, замки, как у Аладдина; соборная мечеть Мескита в Кордове, белоснежный квартал Альбайсин и Альгамбра в Гранаде, крепость Алькасар в Херес-де-ла-Фронтере и прочие аль-, и аз-, и ас-.

В кордовской Меските понимаешь, что мусульманский архитектор IX века обладал большим вкусом, чем христианский, который разрушил середину мечети и всунул в нее нелепый барочный собор. В Альбайсине – что бытовые условия у гранадских мусульман были не хуже, чем тогда же в христианской Европе. В Худерии – обширном еврейском квартале Кордовы с синагогой XIV века в мавританском стиле – что мусульманское общество Аль-Андалуса было более широких и терпимых взглядов, чем современное ему европейское.

Это католические короли Фердинанд и Изабелла завоевали Гранаду – последнее мусульманское королевство Иберийского полуострова, изгнали евреев, а через десять лет, вопреки данным Гранаде обещаниям, насильно крестили или истребили последних оставшихся мусульман.

В XV веке Гранада была столичным городом на 300 тысяч человек, а сейчас – провинциальный на 200 тысяч, в Кордове в Х веке было полмиллиона горожан, а сейчас – около 300 тысяч. В Баэсе до прихода рыцарей, изгнавших ислам, было 50 тысяч жителей, а сейчас – пятнадцать.

Нам, европейцам, это знание необходимо, как протвоядие от заблуждения: ведь как соблазнительно думать – то, что мы видим сейчас, было всегда. Но когда-то именно Восток был свободомыслящим и толерантным, а Европа – нетерпимой.

Да, сегодня мусульманское население отстает и экономически, и научно, и по части уважения чужих прав. Это отставание началось в XVII-XVIII веках. Что же случилось? В Европе зародился капитализм. И когда сегодня веселая, многонациональная европейская молодежь задорно оккупирует с айфонами лондонский Сити или выходит в Мадриде против капитализма, проклятых банкиров и за равенство, надо съездить в Андалусию и вспомнить, что до капитализма мы были равны, Восток и Запад. Восток даже был впереди. А потом кто-то на Западе махнул рукой на сословные предрассудки, взял на себя грех ссудного процента, придумал разбогатеть на экспортно-импортных операциях, построить на вырученное мануфактуру, нанять разорившихся крестьян, защитить собственность от власти, сказав: «Нет, не божье, не общее, не кесарево – мое». А уж отсюда – технический прогресс с айфонами, и свободомыслие, и европейская веселая, разноплеменная, молодежная мечта об общем равенстве.

Автор– старший редактор Slon.ru

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать