Бесплатный
Евгения Письменная|Елена Мязина
Статья опубликована в № 3233 от 19.11.2012 под заголовком: «Леша, дай копеечку»

Что ждет Владивосток после саммита АТЭС

Деньги в Приморье не пришли, а обрушились – 680 млрд руб. «Как цунами: навалилось вдруг и ушло обратно в океан», – шутят жители края. Цунами прошло, оставив газопровод, канализацию, аэропорт, университет, мосты и чувство удивления: почему все это нельзя было построить без всякого саммита?
Е.Мязина / Ведомости

Приморская окраина

Отъезжаешь от Владивостока 150 км и попадешь совсем в другой Приморский край – бедный и пока забытый, жалуется глава Дальнегорского района Сергей Слепченко. До его Дальнегорска – больше 500 км. Там остались «либо те, кому некуда уезжать, либо патриоты». По словам Слепченко, жители отдаленных территорий наблюдали за возрождением Владивостока с «живым интересом, но и с огорчением и озлобленностью». Они хотят, чтобы о них тоже вспомнили: «территории же равнозначны», им тоже нужны инвестиции из Москвы. Ведомости

Путин как Хрущев

Президент Владимир Путин лично пробил эти инвестиции, рассказывает федеральный чиновник: «За саммит он стоял горой». Когда саммит АТЭС придумали в 2007 г., на него было решено потратить около 150 млрд руб. Но в итоге смета выросла больше чем в 4,5 раза (см. рисунок на стр.12). Забытый Приморский край сорвал банк.

Даже кризис не поменял эти планы: несмотря на нехватку денег, у Путина не пропало желания обустроить дальневосточный форпост России. Осенью 2008 г., когда цена на нефть поползла вниз, он настаивал на стройке. И все, конечно, с премьером согласились. Только Алексей Кудрин (тогда министр финансов) упирался и настаивал на том, чтобы приостановили грандиозный проект, обошлись экономвариантом. Надо строить в самом городе, а не на острове: так дешевле будет. Путин смотрел на Кудрина с укором: министр продолжал возражать. «Леша, дай копеечку. Надо там людям сделать праздник. Им очень нужен праздник», – тихо и настойчиво сказал Путин. Кудрин смотрел в стол и ничего не отвечал, но копеечку пришлось дать – на саммит потратили почти 680 млрд руб. (примерно треть этой суммы – из федерального бюджета, еще треть – из бюджета «Газпрома» на газопровод Сахалин – Хабаровск – Владивосток).

До сентября этого года в Приморском крае хорошим правителем считался Никита Хрущев. 53 года назад он неожиданно прибыл во Владивосток – в прямом и переносном смысле свалился с неба. У него не было дальнемагистрального самолета, и ему пришлось приземлиться во Владивостоке, когда он летел из США. Увидев окружавшую его бедность, Хрущев не поскупился – выделил по тем временам несметные богатства из бюджета. Во Владивостоке началась жизнь – строились улицы, дороги, институты и заводы. Тот день вошел в историю Приморья.

Когда Никита Сергеевич приземлился, был жаркий день – несмотря на осень. Путин – второй правитель, озолотивший регион, – запомнился местным жителям проливным дождем. Саммит закончился, в темном мокром небе грохотал фейерверк за 275 млн руб., а люди стояли под дождем и удивлялись. Еще три года назад никто не верил, что такое возможно – гигантские мосты, город на острове, новые дороги и много чего еще. Но все случилось. Праздник удался. Копеечка от Путина не пропала даром.

Саммит для народа

Три года строили, а саммит шел неделю. Его гостей поразить не удалось. Ну и что, что мост? Ну и что, что дорога? Ведь мост и дорога – это не подвиг. Это нормально.

Не знали гости и того, как суровая приморская природа испытывала обновки: площадь перед аэропортом ливень превратил в озеро, в залитых номерах в университете на острове Русском, предназначенных для высоких гостей, можно было принимать водяных.

Тем, кто строил, было обидно, что после саммита многие с удовольствием обсуждали недостатки – на новых трассах нет аварийных карманов и почти нет съездов, заклеенные скотчем кнопки лифта и псевдокнопки пожарной сигнализации в конгресс-центре на о.Русский, катамараны, которых не было. И ни слова о подвиге. «Три года назад здесь была скала, а теперь – город», – со вздохом показывает на Русский строитель.

Гости не могли знать, что это благодаря саммиту во Владивостоке ликвидирована огромная городская помойка, появились газ, чистая вода, нормальная канализация, – трудно представить себе, что огромный город мог без этого обходиться. Саммит АТЭС нужен был не для гостей, саммит АТЭС нужен был для людей, которые пока еще живут в Приморье. «Им надо было показать, что их не забыли, и мы сделали это», – объясняет чиновник правительства.

За 20 лет с Дальнего Востока уехало больше 1,5 млн человек. Для страны – не очень много, для территории, где осталось чуть более 6 млн человек, – огромное число. Получается, на малозаселенной территории в десятилетие исчезал город. Каждый ехал, куда мог: кто в центр России, кто за границу. Владивосток – приморская столица – еще держит положительное миграционное сальдо, вздыхает мэр города Игорь Пушкарев, но только потому, что приезжает людей больше, чем уезжает. Причем, как правило, уезжают молодые, образованные горожане, а приезжают «другие» – из сел и деревень.

Исход населения с Дальнего Востока – больной вопрос для власти. Именно поэтому затеяли саммит, поэтому решили создавать Министерство по делам Дальнего Востока, поэтому придумывают разные механизмы, как вернуть туда людей и деньги, объясняет чиновник правительства.

Саммит кое-что поменял. «До того как в край пошли массированные федеральные инвестиции в 2009 г., темпы роста ВРП региона были стабильно ниже среднероссийских. После – стабильно выше, – говорит заместитель директора группы «Государственные финансы» Standard & Poor's Карен Вартапетов. – Более того, в крае не было кризисного падения экономики, а в среднем в 2009–2012 гг. темпы роста составили около 6%» (как изменились статистические показатели Приморья, см.таблицу).

Но народ все эти показатели не очень оценил. Парламентские выборы в декабре прошлого года повергли Кремль в шок: на многих участках коммунисты получили почти столько же, сколько «Единая Россия». В общем зачете коммунисты набрали 33%. И это после того, как вбухали в регион столько денег, удивляется чиновник правительства. Пришлось пойти на поводу у народа – убрать надоевшего губернатора Сергея Дарькина, хотя власти он нравился. Никакой благодарности!

Что построили

Хорошо, что саммит АТЭС все-таки прошел, радуется полпред президента и министр по развитию Дальнего Востока Виктор Ишаев: «Люди приехали и воочию увидели, что Дальний Восток существует и с ним можно сотрудничать. Есть территория возможностей».

С первым достижением саммита можно ознакомиться сразу по прилете во Владивосток – это новенький аэропорт. Полупустой и блестящий, с большим магазином тихоокеанских морепродуктов и кофейней. Прежний аэропорт был тесным и неприветливым, этот просторный и помпезный. «Мы превращаемся в настоящий международный хаб, – с гордостью говорят сотрудники, – уже летают корейские авиалинии, китайские и японские, скоро напрямую от нас можно будет улететь в Германию». В здании аэропорта все самое современное: суперсбербанк с терминалом-роботом, но пока почти без клиентов, комната матери и ребенка, правда, пока без детей.

Второе детище саммита – аэроэкспресс. Восемь раз в день электричка с красными и синими вагонами едет из Владивостока в аэропорт и обратно. Красные вагоны – бизнес-класс, два синих – экономкласс. Билеты экономкласса можно купить за 200 руб., бизнес – за 350 руб. Корреспонденты «Ведомостей» купили билеты в автоматах по кредитной карте, чем очень расстроили двух скучающих билетерш. Других пассажиров в понедельник в семь вечера не нашлось. Наверное, мало на планете есть мест, где можно за 400 руб. (стоимость двух билетов) прокатиться в пустом поезде. Во Владивостоке можно. РЖД построила этот маршрут более чем за 8 млрд руб., из которых 3,6 млрд руб. получила из федерального бюджета. Когда РЖД собирается вывести проект на прибыль и как долго готова гонять пустые поезда, компания говорить отказалась.

Гордость Путина – два моста с высокими пилонами (первый – через бухту Золотой Рог, второй – на о.Русский) видны почти отовсюду. Это не мосты, а доминанта города, говорит губернатор Владимир Миклушевский: «Без них уже нельзя представить Владивосток». Когда летом открыли первый, тысячи вышли на улицу: «Большего праздника я в жизни не видел. Это было всеобщее ликование».

Мост через Золотой Рог нужен городу, он соединил две его части, а мост на Русский – нужный, конечно, но, как говорят приморские чиновники, «на перспективу». Потому что пока по этому мосту особо некуда ехать, кроме возведенного ударными темпами московской компанией «Крокус» и опустевшего после саммита Дальневосточного университета. Да и в университет, собственно, тоже никто не пустит, его стережет целая армия охранников. «Крокус» никак не оформит документы по передаче зданий университету. Пока тянется волокита с документами, на Русском частично открылось только общежитие, которое ввели в опытную эксплуатацию для 2100 студентов-первокурсников.

Студенты, которые живут на Русском, с гордостью показывают свои номера. Они похожи на гостиничные в трехзвездочном отеле. Нет пока стиральных машин, жалуются студенты, но тут же замолкают: они знают, что у студентов в городе условия хуже.

В некоторых корпусах стройка в самом разгаре. Ректор Сергей Иванец убеждает, что эти корпуса не недострой, а «объекты второй очереди». Еще должны построить домики для приглашенных профессоров, но это тоже потом.

«Все затраты, связанные с о.Русский, – мост и кампус на этом острове – несвоевременны, все это можно было сделать дешевле и на побережье, – считает директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич. – Сейчас кампус заселен только первокурсниками, которые ездят на автобусе на занятия на материк, в кампусах ужасный холод, потому что сэкономили на стройматериалах, и проблемы с питанием. А ведь на всю эту потемкинскую деревню ушла значительная часть средств. Разве на территории Владивостока и прилегающих районов нет свободного места для размещения кампуса? Это просто смешно!» «Похмелье после пира будет тяжелым, – предсказывает Зубаревич. – Тот же кампус с гигантскими недоделками не принят в эксплуатацию, кто и на какие средства эти недоделки будет устранять?»

Представитель «Крокуса» возражает, что корпуса университета готовы на 100%, а достраиваются лабораторный корпус и медицинский центр, которые правительство поручило построить только в начале 2012 г. Чтобы принять университет в эксплуатацию, надо собрать кучу документов (заключение санэпиднадзора, технадзора и т.д.), объясняет сотрудник дальневосточной дирекции Минрегиона. «Канализация, например, запущена, но, чтобы дирекция ее могла принять, она должна работать в полном объеме. А даже 8500 делегатов саммита не смогли обеспечить этот объем», – добавляет он. До конца ноября дирекция могла бы принять объекты, но как дела пойдут дальше из-за расследований, непонятно, заключает он (о расследовании см.врез).

Что недостроили

Вторая очередь у объектов саммита получилась довольно длинной. Это две пятизвездочные гостиницы, которые возводит компания «Наш дом Приморье» на средства администрации Приморского края и кредиты. Когда эти гостиницы начинали строить, всех убеждали, что там в роскоши будут жить гости саммита. Но не успели. Гендиректор подрядчика «Технострой-М» Михаил Калашников, который строит гостиницу на мысе Бурный, угрюм и прогнозов об окончании стройки давать не хочет. Говорит, что на объекте трудится 563 человека, но их почти не видно. У второй гостиницы, которая возводится на Корабельной набережной, с виду дела идут гораздо лучше. Но и там рабочие в ответ на вопрос, когда закончат, не отвечают, а вспоминают, как пришли контейнеры с долгожданной плиткой для внутренних работ, а она почти вся битая.

Гостиницы даже хотели продать какому-нибудь частному инвестору и уже искали покупателя, признался человек, близкий к администрации Приморья. Бизнесмены приезжали, смотрели, но покупать не стали. Продадим, когда построим, говорит Миклушевский.

Не успели достроить и оперный театр – огромный стеклянный куб на мысе Чуркин. Театр к саммиту придумал построить предыдущий губернатор Дарькин (кстати, его супруга Лариса Белоброва была ведущей актрисой Владивостокского драматического театра). С момента первого проекта смета выросла с 2,5 млрд до 4 млрд руб. Но это ничего: «Владивосток достоин того, чтобы иметь самый лучший театр», – уверен новый губернатор Миклушевский.

Да и те объекты, которые уже построены, теперь надо несколько лет доделывать. Общественная приемка, созданная Миклушевским, обнаружила 150 недоделок – те же съезды с федеральной трассы к населенным пунктам. Миклушевский не согласен их называть недоделками: «Это адаптация под реальную жизнь». Губернатор обещает, что адаптация будет профинансирована из краевого бюджета за два-четыре года. Но сколько денег потребуется, Миклушевский сказать не может. Все объекты нужные, люди к ним привыкнут и обживут, успокаивает мэр Пушкарев: «Нет ни одного так называемого памятника АТЭС».

Игра после саммита

Берег Муравьиной бухты Уссурийского залива усыпан большими белыми ракушками-песчанками. Бухту облюбовали птицы – здесь тихо, можно поживиться рыбой. Тихо, несмотря на то что в бухте уже два года идет стройка: тут будет игорная зона – одна из четырех разрешенных в России. Эта зона – одна из главных инвестиционных надежд властей края. «Я лично курирую создание кластера», – с гордостью сообщает Миклушевский. Сюда поедут туристы – в казино, на аттракционы и шопинг, мечтает губернатор. Откуда? В часе лета от Владивостока, в Китае, в Корее, в Японии, живет 400 млн человек и производится 10% мирового ВВП. «Интегрированный курорт, – продолжает губернатор, – это огромный мультипликатор: за ним идет развитие транспорта, сервиса и сельского хозяйства». Приморье может принимать 10 млн туристов в год. Правда, в этом году примет не больше 130000.

За два года на территории зоны начали строить казино и первую гостиницу. Неспешно работают три экскаватора и один подъемный кран. Издалека видно торчащие балки будущего здания – это и есть будущая точка роста Приморского края.

Есть такие точки и в промышленности. Это Sollers, который начинал со сборки корейских SsangYong, а теперь добавил Mazda и собирается запускать Toyota. Приморчане автомобили любят: на одного жителя края приходится в два раза больше автомобилей, чем в Москве. Правда, к собранным во Владивостоке машинам относятся скептически: подержанные «японки», считают, все равно лучше.

Могут вырасти и энергетические проекты: «Роснефть» собирается строить нефтехимический завод в Козьмине, «Газпром» лет через пять лет обещает поставить завод по производству сжиженного газа.

Миклушевский говорит, что Приморью надо менять имидж. Приморье – не «краб, икра и криминал», а «окно России в Азию». А чтобы окно открывалось пошире, надо еще построить хотя бы один мост, говорят приморские чиновники. На противоположном берегу Амурского залива расположен полуостров Песчаный. До него от Владивостока всего 14 км морем, а сушей, как сейчас, – под сотню. Если из города протянуть этот мост, то Владивосток станет не окном, а дверью, рассуждают чиновники. Ведь от Песчаного до Китая рукой подать. А Китай – это «ого-го канал для развития инвестиций». «Сколько же может стоить такой мост?» – спрашиваем мы. – «Да не так уж и дорого – 150 млрд руб.». К следующему саммиту точно построят.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more