Стиль жизни
Бесплатный
Антон Долин

Интервью - Мартин Фримен, актер

«Мы все притворяемся, такая у нас профессия»
Мартин Фримен
Варвара Гранкова
Досье:

1971 8 сентября родился в Хэмпшире, Великобритания. 2001 Роль в комическом сериале «Офис» приносит актеру популярность. 2005 Первая главная роль в кино в фильме «Автостопом по галактике». 2007 Питер Гринуэй снимает его сразу в двух фильмах – «Тайны «Ночного дозора» и «Яобвиняю!» – в роли художника Рембрандта. 2010 Всемирная слава приходит с ролью доктора Ватсона в сериале BBC «Шерлок».

Самое сложное– существовать содним персонажем на протяжении полутора лет, не выходя из образа. Так долго, как с Бильбо, я ни с кем не жил

На экраны вышел «Хоббит. Нежданное путешествие»– первый фильм из новой трилогии Питера Джексона по прозе Джона Рональда Руэла Толкина. Главная сенсация фильма– выбор актера на роль главного героя, хоббита Бильбо: Мартина Фримена зрители знают и по британским телесериалам «Офис» и «Шерлок», и по фильмам «Автостопом по галактике» и «Тайны «Ночного дозора». Сбританцем, впервые сыгравшим в голливудском блокбастере такого масштаба, встретился обо­зреватель «Пятницы».

– Какой была ваша первая реакция, когда вы узнали, что утверждены на роль Бильбо Бэггинса?

– Радость. Иоблегчение. Одно время я боялся, что не сложится: мой контракт с BBC по «Шерлоку» не позволял совместить графики съемок. Но Питер Джексон каким-то чудом смог все сдвинуть только ради меня!

– А что на роль выбрали вас, а не другого актера, вас не удивляло?

– Нет. Удивило меня лишь то, как сильно на главную роль хотели именно меня и никого другого! Они настаивали, что их Бильбо– я, Мартин Фримен. Мило.

– Не боялись риска? Толкинисты могли бы и убить, если бы вы им не полюбились.

– Да нет, чего тут бояться. Работы? Чего угодно, только не этого. Кстати, привилегии или чести в том, чтобы сыграть Бильбо Бэггинса, тоже не вижу. Яне сомневался, что справлюсь, и заранее знал, что воплотить чьи-то безумные ожидания или детские воспоминания мне все равно не удастся. Пусть они сами живут с этими впечатлениями, а мое дело маленькое: я даже не автор фильма, а всего лишь исполнитель.

– Трудная оказалась работа?

– Вовсе нет! Проще некуда. Если хочешь в чем-то достигнуть лучших результатов, то с каждым днем тебе будет становиться лишь проще. Хочешь быть хорошим футболистом? Значит, тебе будет легко! Конечно, бывают трудные моменты, но это неизбежно: чем большему учишься, тем выше стандарты и требования к самому себе. Этот процесс бесконечен, важно отдавать себе в этом отчет.

– То есть вы собой довольны?

– Доволен и счастлив. Не подумайте, я по жизни очень самокритичен, но эта работа удалась.

– Вы играли в блестящих комедиях (и «Офисе», и фильмах Эдгара Райта), что ощущается в «Хоббите»: ваш персонаж вызывает смех, хотя постепенно превращается в настоящего героя. Это была органичная трансформация?

– Любая хорошая комедия не только смешит. Взять тот же «Офис»– лучший комедийный сериал на Земле: мой персонаж забавный, но это не комическая маска. Вжизни находится место для трагического и комического, как и в хорошем сценарии. Асценарий к «Хоббиту» очень хорош! В«Шерлоке» тоже есть уморительные моменты, хотя это детектив. Иногда я хохочу, как подорванный, на какой-нибудь серии «Клана Сопрано», а на Чарли Чаплине почти всегда плачу.

– Вы впервые снимались в фильме с таким количеством спецэффектов. Не было неуютно? Та же сцена с Голлумом: ведь реальный Энди Серкис мало похож на то существо, которое мы видим на экране.

– Weta Digital – настоящие гении, лучшие в мире специалисты по цифровым спецэффектам, их работа над фильмом кажется мне настоящим шедевром. Но, конечно, когда мы с Энди разыгрывали нашу сцену, он выглядел как обычный человек. Будто в театре: ты играешь пьесу на сцене, а твой партнер изображает Голлума. Конечно, приходится включать фантазию, но как иначе? Яи с Йеном Маккелленом ее включаю. Он напялил остроконечную шляпу и плащ, но не превратился в Гэндальфа– я-то прекрасно понимаю, что разговариваю с актером Йеном Маккелленом! Мы все притворяемся, такая у нас профессия. Тем не менее, когда я слышу «Мотор!», Энди превращается в Голлума– он так погружен в этого персонажа, что иллюзия становится полной. Даже мурашки по коже. Ксчастью, после того, как звучало «Стоп, снято!», он снова становился старым добрым Энди.

– Многое снимали при помощи «зеленого экрана» – фона, на месте которого потом появляются компьютерные эффекты?

– Я боялся, что будет больше. Но спец­эффекты по ходу дела перестали меня тревожить, я к ним привык. Ктому же огромное количество сцен снималось на реальной натуре или в декорациях, где существовали настоящие актеры, а не виртуальные монстры. Что, конечно, очень ценно: важно смотреть партнеру в глаза. Сдругой стороны, иногда это интересная задача– смотреть на зеленый экран и убеждать себя, что разглядываешь птицу или далекую гору.

– Но настоящие пейзажи наверняка понравились вам больше воображаемых?

– Да, Новая Зеландия впечатляет: пейзажи невероятной красоты. Яподозревал об этом, еще когда смотрел «Властелина колец», а теперь убедился воочию.

– Многому пришлось научиться за время съемок? Что было самым сложным?

– Ну, в седле я раньше не сидел, просто не доводилось. Научился, привык, начал даже удовольствие получать. Самое сложное– существовать с одним и тем же персонажем на протяжении полутора лет, не выходя из образа. Так долго, как с Бильбо Бэггинсом, я раньше ни с кем не жил.

– Вы часто играете обычного парня, которого обстоятельства вовлекают в невероятные приключения. Это просто прилипшее амплуа или вы на самом деле такой?

– Кто способен оценить себя со стороны? Разумеется, я считаю себя нормальным человеком. Но моя актерская философия сводится к тому, что нормальным на экране должен быть каждый. Сталин считал себя нормальным, Гитлер– тоже, я не сомневаюсь! Повседневная жизнь обыденна. Актеру необходимо быть правдоподобным– и не выпендриваться. Между тобой и твоим персонажем не должно быть ничего лишнего. Зачем интересничать, придумывая себе акцент, хромоту или еще какое-то уродство? Просто расскажи историю, если она того стоит. Расскажи ее, блин, и точка.

– Для многих, по меньшей мере в России, вы– типичный британец. Согласны?

– Трудно проанализировать свою британскость. Мне говорили: «Давай, вот это надо сделать по-английски, покажи, что ты англичанин!»– но я не знаю, как реагировать. Ведь я и так англичанин... Вы же не встаете с кровати утром с мыслью «Сегодня надо быть русским, по-настоящему русским!». Хотя хоббиты– ну да, консервативны, миролюбивы, любят свой дом. Типичные англичане. Скажите мне только, неужто другие нации не любят свой дом?

– В России вас ценят прежде всего за роль в «Шерлоке». Как вы к этому относитесь? Икак развивалось ваше сотрудничество с Бенедиктом Камбербэтчем, сыгравшим в «Хоббите» дракона Смога?

– Любят «Шерлока»? Значит, у вас отличный вкус. Тем более лестно, что я знаю, у вас есть свой фильм о Шерлоке Холмсе, хоть его и не смотрел. СБенедиктом мы в «Хоббите» так толком и не встретились. Один день провели вместе: я прилетел в Новую Зеландию после Рождества, а он как раз улетал домой. Наши сцены, даже совместные, снимали порознь, так что– увы. Хотя я не сомневаюсь, что он отлично сыграл свою роль!

– Не боитесь остаться хоббитом на всю жизнь? Кажется, с Элайджей Вудом именно так и случилось.

– А что тут плохого? Долгие годы я был Тимом из «Офиса», сейчас я– Джон Ватсон, отныне стану Бильбо Бэггинсом. Это ужасно приятно и бороться с этим незачем. Ягоржусь тем, что мои роли так важны для зрителей, что они путают меня с моими персонажами.

– Вопрос напоследок: интервью будет опубликовано в тот день, на который майя назначили конец света. Ваша следующая роль– в комедии «Конец света» Эдгара Райта. Расскажите, как вы себе представляете апокалипсис? И что будет после него?

– О, на этот вопрос ответить просто. Надеюсь, я буду прогуливаться бок о бок с Богом по облакам. Мне обещали, что так будет, и я в это свято верю.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more