Хроника сопротивления: как ларечники Москвы держат оборону

До 2 января 2013 г. столица намерена снести все "лишние" киоски, а их до сих пор более 700 и сворачиваться в самый пик продаж они не собираются
К.Родиков / РИА Новости

«По ночам появляются неизвестные — выламывают стены и двери, обрезают электричество. Вызываем ЧОП — исчезают», — эта маленькая война происходит на юге Москвы: Николай Чижов обороняет свой ювелирный павильон, который не попал в утвержденную городом схему размещения нестационарных торговых объектов. Но что с ним теперь будет — кто, когда и в каком порядке должен снести павильон, — в префектуре (именно администрациям округов Москва поручила демонтаж) Чижову не объясняют. Чиновники сами оказались в сложном положении: до 2 января 2013 г. в Москве не должно остаться «стихийных ларьков», а их до сих пор более 700 — по каждому нужно собирать документы, по некоторым — судиться. Чем меньше дней остается до Нового года, тем более ожесточенной становится борьба: если уж закрываться, то не раньше 2-го — ларечники не хотят сворачиваться в самый пик продаж.

Сносная кампания

До того как мэр Сергей Собянин раскритиковал засилье киосков, то есть до осени 2010 г., в Москве работало около 20 000 нестационарных павильонов. В феврале 2011 г. вышло постановление 26-ПП о размещении объектов мелкорозничной торговли: сейчас оно предусматривает места лишь для 10 500 киосков. Большинство разрешенных ларьков — 8500 — объекты, установленные еще со времен Юрия Лужкова (некоторые остались на прежнем месте, некоторым пришлось переместиться в рамках округа); остальные адреса поступили на аукционы. Владельцам киосков, не вошедших в схему, город начал рассылать уведомления о прекращении договоров аренды и предписания освободить занимаемые места.

Проект схемы размещения нестационарных торговых объектов в Москве

Утвержденные требования к внешнему виду нестационарных торговых объектов в Москве

Зачистка двигалась очень медленно, и в ноябре 2012 г. было выпущено 614-ПП, определившее сроки освобождения «незаконно занятых земельных участков» — 2 месяца. Выявлять «самострой» поручили окружным комиссиям по пресечению незаконного строительства, заниматься демонтажом и перемещением ларьков на спецстоянки (перемещение может и не производиться — на усмотрение чиновников) — префектурам. В документе четко прописано: ответственности за сохранность товара и оборудования власти не несут.

«Ноябрьское постановление вызвало резонанс в предпринимательской среде. В Мосгорсуде сейчас рассматривается множество исков о признании этого документа незаконным, не соответствующим нормам Конституции России. Однако ни одного решения по этим делам еще не вынесено, и городские власти продолжают снос», — говорит юрист коллегии адвокатов «Юков и партнеры» Олеся Салаева.

Сносятся только те торговые точки, которые предприниматели разместили незаконно, они не платят налоги и арендные платежи за землю, утверждает заммэра по имущественным вопросам Наталья Сергунина. По данным руководителя Департамента торговли и услуг Москвы Алексея Немерюка, только по 614-ПП сносу подлежало 2593 объекта, из них продолжает работать (незаконно) 561.

Хроника сопротивления

Во всех документах правительства используются такие термины, как «демонтаж» и «вывод», хотя в разговорах чиновники чаще произносят «снос». «Чем отличается демонтаж от сноса? — рассуждает представитель ООО «Классик-транс» и ИП «Хайкин А.М.» Александр Симаков. — Демонтаж предполагает, что объект разберут на конструктивные элементы, которые можно потом собрать и поставить в другом месте. А то, что происходит, я могу назвать лишь варварством: приезжает экскаватор, и от торговых павильонов с залами площадью 70 кв. м, стоимость которых составляет 1,5-2 млн руб. без учета оборудования и товарных запасов, остается груда бесполезного мусора».

От имени двух юрлиц (владеют 4 объектами, не попавшими в правительственную схему размещения, в районе станции метро «Алексеевская») Симаков судится с префектурой СВАО. В отношении одного из его объектов Арбитражный суд Москвы запретил чиновникам какие-либо действия до 10 января 2013 г. «Думаете, это спасло павильон от разрушения? Все документы мы предъявили управе и сотрудникам полиции, присутствовавшим при сносе, смотреть на них никто не стал», - делится предприниматель. В официальном ответе, который управа прислала «Ведомостям», значится: объекты не вошли в схему размещения, находятся на «красных линиях» (границы территории улично–дорожной сети, выделенной из остальной территории города) и потому подлежат выводу.

Похожая история и у Жанны Быковой, совладелицы ООО «Вакуум-XL» (владеет 6 павильонами на ул. Полярная, 10А, каждый объект был оценен в 730 000 руб.). В схему размещения «нестационарки» павильоны не попали и получили уведомления о прекращении аренды. Однако муниципальные депутаты предложили городу изменить схему, все-таки включив туда торговые точки Быковой. Москомархитектура согласовала это, но оставила последнее слово за префектурой. Та добро не дала: объекты находятся на «красных линиях» градостроительного регулирования, ответили «Ведомостям» в управе Южного Медведкова.

«Прежде чем установить павильоны, мы получили всю необходимую документацию, город согласовал места, 15 лет мы исправно платили налоги и аренду. А потом вдруг оказались вне закона — без прав и без работы. Ни одного шанса работать нам не дали», — заявляет предпринимательница. Сейчас все павильоны «Вакуума» снесены. «Просто завалили трактором, а теперь гастарбайтеры растаскивают рольставни, кондиционеры, стойки на цветной металл, забирают даже линолеум и утеплитель», — утверждает Быкова. В управе, ссылаясь на решение московского арбитража, отвечают: снос проходил по закону, с участием судебных приставов.

У фермера Надежды Барановой (ИП «Глава крестьянского (фермерского) хозяйства Баранова Н.В.) было 6 торговых точек и 100 га в Рязанской области, которые она засадила картофелем. «В 2011 г. я выиграла [места для торговых точек] на конкурсе, по условиям торговля должна была проводиться с нестационарных объектов. Пришлось купить киоски на колесах: новые — по 200 000 руб., бэушные — чуть дешевле. Долго и дорого подключала электричество, а потом город потребовал освободить занимаемые места», — рассказывает она. По словам Барановой, некоторые ее киоски в Северном Измайлове исчезли со всем товаром в конце ноября. А в начале декабря московский арбитраж отказал префектуре в удовлетворении иска о сносе части ее объектов. «Все заработанные деньги вкладывала в русскую деревню, в сельское хозяйство. Сейчас у меня под снегом гниет 25 га картошки, а на прилавках магазинов — один импорт. У меня кредит в «Россельхозбанке» на 2,3 млн руб., мое фермерское хозяйство жило за счет торговли», — печалится Баранова. На запрос «Ведомостей» в управе Северного Измайлова не ответили.

Зеленоградский предприниматель Геннадий Юдин владеет двумя павильонами под брендом «Вездеход», торгующими автозапчастями, площадью 100 и 200 кв. м. «Независимая оценка признает их капитальными строениями», — говорит он. Объекты попали в перечень под снос, Юдин отправился в суд. Один из павильонов суд запретил демонтировать, пока не закончится разбирательство, по другому процесс продолжается. «Сносить приходят оба объекта, документов на демонтаж не предъявляют, зовем полицию — те бездействуют, обороняем своими силами», — рассказывает предприниматель. «Павильон, на который наложены обеспечительные меры, мы не трогаем. В отношении другого действуем в рамках 614-ПП. У нас в районе Савелки 18 разрешенных схемой объектов нестационарной торговли. В Восточной коммунальной зоне, где торгует Юдин, они не предусмотрены, там никто не живет», — говорит замглавы управы Виктория Кулешова.

По словам Олега Сухотина, члена правления Ассоциации быстрого питания, изменения, коснувшиеся малого бизнеса, могут быть для него фатальными. «Нам известно много случаев, когда предприниматели брали кредиты в банке, чтобы победить в аукционе [получить торговое место] и произвести все необходимые траты. Простои в работе, а уж тем более снос, поставят людей на грань разорения», — добавляет Сухотин.

«Не вся «нестационарка выводится с боями. Например, на Тушинской площади стояло 57 объектов. 80% предпринимателей, работавших там, сами приняли решения о демонтаже и вывезли свое имущество в срок», — утверждает Немерюк из департамента торговли и услуг. По его словам, город давно предлагает предпринимателям, не попавшим в схему, переехать в стационарные объекты. Например, недавно город выставил на аукционы более 300 помещений, предназначенных для размещения мелкой розницы, услуг и быстрого питания: стартовая цена на торгах составляет 4500 руб. за кв. м в год.

Неокончательная схема

Правила в столице таковы, что, даже если павильон попал в утвержденную Москвой схему, это все равно не гарантирует ему защиту от сноса, добавляют владельцы палаток. Например, недавно выяснилось, что часть объектов из схемы находится в так называемых зонах транспортно-пересадочных узлов (ТПУ) — всего в городе должно появиться 255 узлов. По словам Сухотина, устное распоряжение Собянина очистить все площади вокруг ТПУ может стать еще одним ударом по малому бизнесу. Так, в Центральном округе предлагается зачистить от ларьков почти четверть площади, а схема для ТПУ на Цветном бульваре «освобождает» всю территорию бульвара между Бульварным и Садовым кольцами. Всем предпринимателям, которые попали в зону ТПУ, префектуры и управы должны предоставлять по 2-3 места на выбор для переезда, обещает Немерюк.

Генеральный директор компании «Маркон» (владеет торговой маркой «Стардог!с», продает франшизы) Сергей Рак делится своей историей: один из франчайзи «Маркона» поставил палатку на проспекте Вернадского, 105, выиграв это место на городском аукционе. Затраты на открытие торговой точки он оценил в 1 млн руб. (из них 200 000 руб. — итоговая цена торгов). Впоследствии палатка попала в зону ТПУ. В управе Тропарево-Никулино предложили компенсационное место: оно оказалось не согласованным межведомственной комиссией по вопросам потребительского рынка, не значилось в схеме размещения нестационарных торговых объектов, не было технически подготовленным к началу торговли. Кроме того, в 100 м от предложенного места на законных основаниях стоит еще один «Стардог!с». «Боязно принимать такое предложение. Допустим, переедет, а через день придут с проверкой пожарные, милиция, городские власти. Какие документы им показывать? В управе отвечают, что других площадок нет. Освободить занимаемое место предписано к 10 января. Пока палатка продолжает работать. Параллельно сами ищем компенсационные места в соседних управах», — жалуется он.

По его подсчетам, в зоны ТПУ в Москве всего попало около 800 подобных объектов. В правительстве Москвы их число пока не подсчитано.

Между тем в городе не хватает торговых площадей: на 1000 жителей приходится всего 780 кв. м, в обычном европейском городе — от 2000 кв. м, сообщил вице-президент «Опоры России», руководитель межрегионального профсоюза предпринимателей Владлен Максимов. По его словам, «исторически в капстроениях места для мелкой розницы не хватало, поэтому и появились палатки, а теперь, к сожалению, городские власти избавляются от добропорядочных налогоплательщиков».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать