Бесплатный
Алексей Никольский

Интервью - Николай Бухвалов, гендиректор "Мотовилихинских заводов"

«Ощущения серьезного отставания в сфере артиллерии и боеприпасов нет»
Николай Бухвалов
С. Портер / Ведомости
Мотовилихинские заводы

Одно из старейших российских промышленных предприятий, основано в 1736 г. Производитель металлургической продукции, оборудования для нефтедобычи, автокранов, дорожных машин, артиллерийских установок для Сухопутных войск и ВМФ, реактивных систем залпового огня (РСЗО). Основные производственные планы в военном производстве связаны с поставками ВС России РСЗО «Торнадо-Г» (глубоко модернизированная РСЗО «Град»), «Торнадо-С» (глубоко модернизированная РСЗО «Смерч»), морских орудий А-190 и новых перспективных систем самоходной артиллерии, а также экспортом РСЗО «Смерч», «Град» и самоходного орудия «Вена». После технического перевооружения предприятие получило возможность выпуска артиллерии всех основных калибров от 57 до 155 мм. Выручка за 2011 г (РСБУ) — 5,706 млрд руб Чистая прибыль за 2011 г. (РСБУ) — 341,3 млн руб Крупные акционеры (на 01.08.2012): ОАО "Рособоронэкспорт" (25%), НЛ Метал Холдинг Б.В. (17,5%), Буенсли Б.В. (17,5%), ЗАО "УБТ-Уралвагонзавод" (15,0067%), ОАО "НПО "СПЛАВ" (10,0003%). Капитализация: 5,5 млрд руб (Московская биржа, 01.03.2013)

Государственному «Уралвагонзаводу» никак не получается установить контроль над «Мотовилихинскими заводами», крупнейшим производителем артиллерийских систем в России. 5 марта УВЗ не удалось набрать нужного количества голосов акционеров, чтобы сменить гендиректора этого одного из старейших российских промышленных предприятий Николая Бухвалова. В интервью «Ведомостям» Бухвалов рассказал о своем видении этой конфликтной ситуации, о перспективах завода и производстве артиллерийских систем в России.

- 5 марта состоялось внеочередное собрание акционеров ОАО «Мотовилихинские заводы», на котором по инициативе «Уралвагонзавода» рассматривался всего один вопрос – о досрочном прекращении ваших полномочий, смене генерального директора предприятия. Опубликованы результаты голосования. Вас можно поздравить?

- Да, акционеры большинством голосов не поддержали инициативу «УБТ-Уралвагонзавода».

- А почему они хотят это сделать?

- Это вопрос к УВЗ.

- И чем все-таки чем вызвано это желание? Спорами при определении цены выкупа акций частных акционеров при присоединении «Мотовилихи» к холдингу УВЗ?

- Думаю, что да. Известно, что УВЗ объявил о намерениях приобрести весь пакет частных акционеров, которые ранее владели более 50% акций «Мотовилихи». Представители УВЗ и частные акционеры встречались, определена «дорожная карта». Все прошлое лето работали специалисты, которые оценивали состояние предприятия. Рассчитывали, что к концу года стороны договорятся. Однако, прервав переговоры, УВЗ решил усилить свои позиции путем созыва внеочередного собрания акционеров и смены генерального директора. Я уверен, что ситуация разрешится конструктивно.

Нам вообще следует уйти в таких вопросах от решений с нулевой суммой, когда выигрыш одной стороны означает проигрыш другой. Понятно, что консолидация оборонно-промышленного комплекса под эгидой государства продолжится, но она может проходить по принципу Win-Win, когда обе стороны выигрывают. Это и есть частно-государственное партнерство, о поддержке которого заявляет вице-премьер Дмитрий Рогозин. В случае с «Мотовилихой» такое партнерство существует с середины 2000-х и доказало свою состоятельность: во многом именно благодаря частным акционерам полностью модернизировано артиллерийское производство на нашем предприятии в 2010-2011 гг.

- Вы считаете нынешний состав акционеров оптимальным для «Мотовилихи»?

- Сегодняшний состав акционеров для «Мотовилихи» просто идеален. 25% акций - у «Рособоронэкспорта», а через него мы экспортируем свою продукцию военного назначения. Если по гособоронзаказу мы делаем военной продукции на сумму 2 млрд руб., то на экспорт поставляем ее на 4 млрд руб. 10% принадлежит предприятию «Сплав», производящему боеприпасы для реактивных систем залпового огня (РСЗО) и входящему в субхолдинг «Техмаш» «Ростеха». Этот субхолдинг объединяет практически все предприятия по производству боеприпасов. 15% с прошлого года принадлежит холдингу УВЗ, в состав которого входит КБ «Буревестник» - головное предприятие по разработке артиллерии. Очень хорошо, что государство владеет долями в «Мотовилихе» через компании, занимающиеся бизнесами и разработками, от которых зависит наше предприятие и сотрудничество с которыми обеспечит наше устойчивое развитие.

- Может быть, видение будущего «Мотовилихи» у УВЗ расходится с вашим видением и видением ваших акционеров? Если это расхождение есть, в чем оно заключается?

- Мы действительно пока не знаем, в чем заключается видение наших перспектив со стороны УВЗ. Мы опубликовали в конце 2011 г. стратегию развития до 2015 г., а в начале этого года совет директоров принял основные положения стратегии развития предприятия до 2017 г., и не скрываем эту стратегию ни от кого. Со стороны УВЗ я не видел документов, которые формулировали бы варианты развития «Мотовилихи» как предприятия в составе холдинга «Уралвагонзавода». Но сейчас работают совместные группы специалистов, которые прорабатывают перспективные проекты артиллерийского вооружения.

- Насколько важно ваше производство как поставщика орудий для УВЗ?

- Наши объемы не такие большие, и не думаю, что мы значимы для УВЗ как поставщик. В советское время мы традиционно поставляли орудия для танков, но если раньше объем производства был большой и было два производителя — завод №9, ныне входящий в холдинг УВЗ, и «Мотовилиха», то сейчас производство не столь объемное. Сегодня мы способны поставлять танковые орудия УВЗ, если там решат, что мощности завода №9 не способны выполнить имеющийся объем заказа.

- Считаете ли вы, что в России производство бронетехники и артиллерии должно быть консолидировано по примеру таких компаний, как BAe Land Systems (подразделение британской BАe Sys), французская Nexter, китайская Norinco, или в этом нет необходимости?

- Это глобальная тенденция, это будет реализовано и в России. Пока только не ясно, в какой конфигурации. Сейчас тяжелой бронетехникой занимается УВЗ, гусеничной легкобронированной — принадлежащий Михаилу Болотину «Курганмашзавод», колесной техникой - подконтрольное Олегу Дерипаске ОАО «ВПК». Если применить и административные и рыночные методы, видимо, можно создать объединение, которое будет заниматься разработкой и производством всех видов бронетехники и артиллерии.

- В прошлом году были сообщения о том, что армия приостановила закупку РСЗО «Торнадо-Г», в чем была проблема и как она решается?

- Эта ситуация осталась для меня абсолютно непонятной. Требования на новое поколение РСЗО - «Торнадо-Г», «Торнадо-С» - очень тщательно формировались промышленностью и Минобороны. Эта работа длилась почти 10 лет. И в 2011 г. мы начали серийное производство «Торнадо-Г». В результате мы не можем понять, почему техника, полностью отвечающая требованиям военных, готовая к серийному производству, не принимается Минобороны. Военные выдвинули повышенные требования к дальности стрельбы из «Торнадо-Г», хотя нигде в мире не разрабатываются и не производятся РСЗО калибра 122 мм с дальностью стрельбы, предложенной Министерством обороны.

Мы создали машину, которая имеет сокращенный расчет, в разы уменьшенное время развертывания на боевой позиции и ряд других существенных преимуществ в сравнении с «Градом». При всем этом она полтора года простояла на полигоне без испытаний, и только летом прошлого года вышла директива об их проведении. Почему так произошло — не понятно.

- То есть претензий к качеству изготовления у Минобороны не было?

- К нам? Ни одной.

- Какова динамика загрузки вашего предприятия производством по гособоронзаказу и каков прогноз на ближайшее будущее?

- В 2011 г. мы выпустили продукции по гособоронзаказу на 2,4 млрд руб. В 2012 г. его у нас практически не было — лишь около 0,4 млрд руб. И в этом году у нас почти не будет гособоронзаказа — есть лишь сервисный и небольшой поставочный контракт. А в 2014 г. ожидается ГОЗ на 4 млрд руб. Конечно, такая нестабильность гособоронзаказа губительна для любого предприятия.

- Но до 4 млрд руб. она все же может вырасти в ближайшем будущем?

- Мы рассчитываем, что если госпрограмма вооружений до 2020 г. все же будет реализовываться в полном объеме — а нам никто не говорит, что она отменяется,— то уже в 2014 г. гособоронзаказ достигнет 4 млрд руб. с ежегодным ростом до 10 млрд руб., а в 2017 г. — свыше 10 млрд руб.

- Как складывается ситуация в области производства гражданской продукции, каково соотношение выпуска гражданской и военной техники?

- Здесь мы ожидаем значительно более умеренный рост. В советское время соотношение гражданской и военной продукции было примерно 60% военной к 40% гражданской. После того как гособоронзаказ рухнул и военную технику мы производили только на экспорт, драйвером роста «Мотовилихи» стала металлургия. В результате соотношение военной и гражданской техники изменилось на противоположное — около 70% занимало гражданское и порядка 30% - военное производство. Сейчас же все возвращается на круги своя, военное производство составляет около 55%.

- Не кажется ли вам, что в России есть опасное отставание в области дальности артиллерии и в вопросе создания современных дальнобойных высокоточных снарядов наподобие американского Excalibur?

- Не являясь техническим специалистом, могу сказать, что ощущения серьезного отставания в сфере артиллерии и боеприпасов нет. Многое в этой сфере зависит от соотношения стоимость/эффективность. Вы говорите про Excalibur, для которого заявляется дальность до 60 км, но, насколько известно, работы по аналогичному снаряду идут и у нас. При этом надо учитывать, чем выгоднее поражать цели на таком расстоянии — снарядом или же ракетой, которая может донести более мощный заряд. Высокоточные снаряды к тому же очень дорогие.

Хотя, действительно, мы сейчас используем в основном разработки 80-х гг., а новые прорывные изделия только появляются по мере продвижения НИОКР, финансирование которых возобновилось недавно.

- Как вы оцениваете опасность китайской конкуренции в гражданском секторе в связи с вступлением России в ВТО?

- Мы считаем, что китайские производители занимаются на российском рынке демпингом в секторе оборудования для нефтедобычи. Ясно, что затем они повысят цены. При этом мы готовы к конкуренции. Качество нашей продукции в настоящее время превосходит то, что предлагают китайские компании. Тем не менее мы обратились в правительство с предложением начать антидемпинговые процедуры в отношении китайского оборудования в соответствии с правилами ВТО.

- Какова ситуация с кадрами, в том числе инженерными, какая средняя зарплата?

- Средняя зарплата на предприятии за прошлый год - 27 000 руб. Положение с кадрами очень серьезное. Совет директоров, когда мы недавно предъявляли ему концепцию стратегии развития, впервые поставил вопрос о необходимости отдельного раздела кадровой стратегии.

Как и многие другие предприятия, мы сталкиваемся с нехваткой высококвалифицированных специалистов-операторов и наладчиков для обслуживания современного оборудования. Не хватает нам и высококвалифицированных рабочих традиционных специальностей — токарей, фрезеровщиков, карусельщиков. Хотя у тех же карусельщиков зарплата может доходить до 40 000-50 000 руб. Сейчас общество не стимулирует молодых людей становиться рабочими, но технологии, которые требуют этих специальностей, будут сохраняться еще долго.

Если дефицит рабочих специальностей можно преодолеть внедрением современных технологий, с помощью которых мы привлекаем на эти рабочие места даже выпускников вузов, то дефицит инженеров-конструкторов, инженеров-технологов и инженеров-экономистов, занимающихся организацией производства, — это самое опасное. Ведь сейчас именно технология определяет облик продукта.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать