Бесплатный
Роман Шлейнов

Путь Сергея Иванова от разведчика до администратора

Главным качеством руководителя президентской администрации Сергея Иванова его знакомые называют осторожность. Это и помогало, и мешало его карьере
Сергей Иванов – настоящий разведчик. О его подвигах до сих пор ничего не известно
С.Кузнецов / РИА Новости
Слово офицера

«Когда Сергей Иванов говорит с тобой лично, все нормально – хорошая речь, начитанный человек. А как услышишь публичное выступление, хоть за голову хватайся, – сетует один из его знакомых. – Это проблема большинства членов питерской команды, возможно, потому, что они не считают общение с публикой чем-то серьезным, а ориентируются в основном на начальника». Вот несколько цитат Иванова, запомнившихся широкой публике.

Высокие отношения

Иванов и Сердюков. Сергею Иванову не нравилось, что делает в Минобороны его преемник – Анатолий Сердюков. Как рассказывали источники «Ведомостей», военная контрразведка ФСБ начала собирать информацию о Сердюкове. Причем руководитель военной контрразведки Александр Безверхний докладывал об этой работе лично Иванову. Именно эти материалы потом легли в основу уголовных дел, из-за которых Сердюкова отправили в отставку. Скандал вокруг министра начался с обыска в квартире Евгении Васильевой – бывшей начальницы департамента имущественных отношений Минобороны и близкой знакомой Сердюкова. Знакомый Иванова рассказывает, что, когда следователи приехали, чтобы провести этот обыск, вышла накладка. В квартире оказался Сердюков, особо охраняемое лицо. И его охрана – спецназ ГРУ – аккуратно проводила следственную группу в автобус. «Только после личного звонка Иванова Сердюков вышел из квартиры, отозвал охрану, и следователи получили возможность начать обыск», – говорит собеседник «Ведомостей».

Друг из Nord Stream

Бывший сослуживец и давний друг Сергея Иванова Александр Хохлов, который служил по линии внешней контрразведки, сейчас является зам управляющего директора консорциума Nord Stream и возглавляет его московский офис. «Я могу до него [Иванова] дозвониться, достучаться, но я никогда не ходил к нему с какими-то личными просьбами. Поведение этого человека не позволяет к нему обращаться с такими вопросами. Если я обращаюсь, то на [профессиональные] темы», – говорит Хохлов. Хохлов в прошлом пригласил младшего сына Иванова – Сергея на стажировку в «Дрезднер банк». «Это была моя инициатива (...). Я пригласил Сергея Сергеевича [Иванова] на работу в «Дрезднер банк» и он отработал короткий период времени, но оставил о себе очень хорошее впечатление. И то, что сейчас он возглавляет «СОГАЗ» – это в значительной степени, безусловно, проявление личных и деловых качеств», – уверяет Хохлов. Хохлов знаком с Сергеем Шматко, который был министром энергетики с мая 2008 по май 2012 г. В прошлом Хохлов и Шматко вместе занимались бизнесом.

Тайна первой командировки

В официальной биографии Сергея Иванова сказано, что в качестве сотрудника разведки он был в трех зарубежных командировках. Но о том, в какой еще стране кроме Финляндии и Кении он работал, ни он сам, ни его знакомые не говорят. Два источника "Ведомостей" рассказали, что первой страной, куда Иванова отправили как разведчика, были США. Младший сын Иванова – Сергей настаивает, что в США его отец никогда не работал.

На службе Сергей Иванов умеет быть общительным, но в личной жизни он человек закрытый: ближайшие друзья – два-три бывших сослуживца, 60-летие в конце этого января он отпраздновал в кругу семьи в одном из московских ресторанов. Иванов владеет английским, любит Агату Кристи, Фредерика Форсайта, Джона Ле Карре и Валентина Пикуля, рассказывает его младший сын – Сергей, предправления «Согаза». По его словам, отец – человек очень скромный: «У него нет своего автомобиля – уже больше 10 лет не садился за руль, он не носит дорогую одежду и обувь, часы, портфели. В семье нет повара. У нашей семьи нет ни долей в компаниях, ни зарубежных счетов, ни зарубежной недвижимости». «Приличный, образованный и адекватный человек, – характеризует Иванова бывший коллега. – Но очень осторожный: старается ни во что не вмешиваться без самой крайней необходимости и, оставаясь во власти, держаться от всего подальше».

Разведчик

В начале 1980-х Иванов окончил Краснознаменный институт КГБ (сейчас – Академия внешней разведки) и в отличие от своего нынешнего патрона Владимира Путина сделал в разведке блестящую карьеру, вспоминают сослуживцы обоих. Иванов специализировался на политической разведке и был сотрудником 3-го линейного отдела Первого главного управления КГБ, занимавшегося в основном Великобританией и скандинавскими странами. «В зависимости от успехов и способностей выпускника в его характеристике сообщали: «годен для работы в капиталистических странах» – это были лучшие, «годен для работы в развивающихся странах» – середнячки, а в страны соцлагеря отправляли, как правило, наименее способных, – вспоминает сослуживец Иванова. – Иванов был успешен, служил в Финляндии и Кении. Путина, например, направили в ГДР».

Иванов соблюдал секретность. И о том, что служит в разведке, не говорил даже сыновьям. «Я узнал об этом лет в 15, до этого видел только удостоверение КГБ, думал, что отец работал в контрразведке, – вспоминает его сын Сергей. – А в школьном дневнике писали, что отец работает в МИДе. И я в это верил до поры до времени».

В начале 1990-х, когда Иванов вернулся из зарубежной командировки, у кагэбэшников начались нелегкие времена – спецслужбу то упраздняли, то преобразовывали, сотрудники находились в подвешенном состоянии, не знали, чем кормить семьи. Конечно, были кое-какие запасы. «Когда в 1984 г. поехали в Хельсинки, в командировку (я там, собственно, шесть лет прожил и учился в школе), родителям удавалось откладывать деньги, купили магнитофон, видео, старую «Волгу» ГАЗ-24. [Отец] любил на выходных с ней возиться, что-то поменять, что-то улучшить. Это можно было делать бесконечно. После командировки в Финляндию в начале 1990-х сделали ремонт в квартире в Орехово-Борисове. Помню, что привозили даже стиральный порошок и туалетную бумагу», – вспоминает Иванов-младший.

Иванову повезло: его жена Ирина работала в московских офисах международных компаний Solvay Pharmaceuticals и Alcatel. «Многие [сотрудники спецслужб] в то время ушли в бизнес, в коммерческие банки, потому что нужно было семьи кормить, – вспоминает знакомый Иванова. – В жизни Иванова такой дилеммы точно не было: его супруга работала с 1990-х гг. в крупных международных компаниях финансовым директором, и у нее была очень хорошая зарплата – несколько тысяч долларов. Они хорошо жили по тем временам. Думаю, что это была одна из причин, почему в 1990-е Иванов комфортно себя чувствовал и мог заниматься своей работой». «Иванов стал одним из молодых генералов, звание ему присвоили в 40 с небольшим лет», – говорит один из его сослуживцев.

В июле 1998 г. Путин возглавил ФСБ. Виктор Черкесов и Николай Патрушев, ставшие его заместителями, напомнили ему про Иванова – намекнули, что неплохо бы забрать того из разведки в ФСБ, где нужно было усилить аналитический блок, рассказывает сослуживец. «Путин тогда подумал и говорит: «Нет, Трубников [Вячеслав Трубников, тогдашний директор Службы внешней разведки] его не отдаст». Но все-таки Трубникову позвонил. А тот действительно не отдает: людей нет, это молодой перспективный генерал... Путин начал его уговаривать: «Дай хоть взаймы!» И Трубников согласился. А получилось, что отдал насовсем», – улыбается собеседник «Ведомостей». Так Иванов перешел в ФСБ руководить департаментом анализа, прогноза и стратегического планирования и стал заместителем Путина.

В августе 1999 г. Путин стал премьером и взял Иванова в большую политику. Сослуживец говорит, что в разговорах с другими людьми Иванов называет Путина не иначе как «начальник».

Секретарь

В ноябре 1999 г. Иванов возглавил Совет безопасности. Путин начинал свое восхождение с установления безопасности на телевидении: сначала у Владимира Гусинского забрали НТВ, потом у Бориса Березовского – ОРТ, а потом и ТВ-6 (куда перешли сотрудники НТВ). Во второй истории Иванов принял непосредственное участие.

Как вспоминал в интервью «Коммерсанту» партнер Березовского Бадри Патаркацишвили, в марте 2001 г. он дважды встречался с Ивановым как представителем Путина: «В правительственной резиденции на Косыгина, 34, – 2 и 13 марта. Весьма конфиденциально. Меня завозили туда в машине. Тем не менее информация каким-то образом просочилась в прессу. Иванов мне высказал по этому поводу претензии. Я ответил, что я не заинтересован в утечке этой информации, так что все вопросы к вашему окружению. Он тогда сказал: вы тогда учтите, что, если меня будут спрашивать, я буду отказываться».

Смысл переговоров был в том, что Березовский должен продать все медийные активы и прекратить политическую деятельность в обмен на освобождение из тюрьмы его друга и партнера Николая Глушкова, арестованного по делу «Аэрофлота». Переговоры с Ивановым, по словам Патаркацишвили, закончились конструктивно: секретарь Совбеза назвал ему человека, с которым надо вести переговоры о продаже, – Вагита Алекперова. Но в целом с властью – провалились; кончилось тем, что Глушкова не только не отпустили, но завели на него еще одно дело.

К Иванову у Патаркацишвили претензий не было: «Я думаю, что Иванов не играл. Он просто хотел выполнить поручение Путина – встретиться со мной и договориться. А с другой стороны, хотел максимально от этого абстрагироваться и не иметь к этому отношения. Поэтому, видимо, он и не смог до конца все это довести. Не было желания. Иванов сделал один шаг: встретился со мной. Потом второй: дал поручение Алекперову. А потом абстрагировался».

Министр

В марте 2001 г. Иванов вышел в отставку и стал первым в истории России гражданским министром обороны. Армия и флот давно были в тяжелом состоянии. Примерно за полгода до этого, в августе 2000 г., на Путина тяжелое впечатление произвела встреча с родственниками моряков, погибших на подлодке «Курск». «Президенту пришлось лично взглянуть на то, что там творится, он ездил в гарнизон «Видяево», где живут подводники, и масштабы разрухи его поразили», – рассказывает знакомый Иванова.

В Минобороны Иванов попал в непривычную для себя среду. Вот как пересказывают знакомые откровенный разговор Иванова с одним из приятелей: «Посмотри на меня, кого ты видишь? – задал вопрос Иванов. – Иванова Сергея Борисовича, – ответил приятель. – Ты глубже смотри. – Вижу министра обороны... – Нет, еще глубже... Ну какой я министр обороны?»

Тем не менее именно при министре Иванове наконец началась военная реформа. Срочную службу сократили с двух лет до одного года, штатную численность – с 1,35 млн до 1,1 млн, были созданы частично укомплектованные контрактниками части постоянной готовности, денежное довольствие военнослужащих выросло в полтора-два раза, появилось стабильное финансирование разработок и перевооружения стратегических ядерных сил, перечисляет редактор журнала «Арсенал отечества», полковник запаса Виктор Мураховский.

Если сравнивать эти реформы с тем, что сделал преемник Иванова – еще более гражданский министр Анатолий Сердюков, радикальными их не назовешь. Сердюков поменял всю структуру вооруженных сил, упразднив не только части постоянной готовности, но и полки с дивизиями (и, кстати, поувольнял большую часть набранных при Иванове контрактников – его не устроила их квалификация). Снабжение, ремонт и прочие «невоенные» функции были переданы на аутсорсинг. Денежное довольствие выросло на порядок.

В отличие от Сердюкова, который называл генералов «зелеными человечками» и увольнял их пачками, Иванов с кадрами не делал резких движений. «Как только он выходил из своего кабинета, генералы его окружали своими животами, так что посторонний не пройдет. Где бы Иванов ни появлялся, его сопровождала целая толпа генералов, которые всем своим видом говорили: «Отойдите от нашего министра»! – иронизирует бывший сослуживец Иванова. «Он просто доверяет сложившимся коллективам, тем, которые были до него, – объясняет военный чиновник. – Если такие коллективы выполняют возложенные на них функции, то зачем устраивать кадровую чехарду? Осторожный – это не то слово и не тот случай. Прежде чем рушить забор, он старается разобраться, для чего он был предшественниками построен».

Преемник

В феврале 2007 г. Путин, у которого через год заканчивался второй президентский срок, назначил Иванова первым вице-премьером. В этой должности он стал основным конкурентом другого первого «вице» Дмитрия Медведева в гонке путинских преемников.

Оба не сходили с телеэкранов. Медведев – как куратор приоритетных национальных проектов, Иванов – как куратор военно-промышленного комплекса. За год он объездил едва ли не всю страну: строительство в Грозном, радиозавод в Ижевске, производство электронных компонентов в Зеленограде, моторостроители в Уфе, авиастроители в Приморье и Иркутской области... Подчиненные Иванова понимали, что работают на рейтинг. «Я работаю бесплатным пиарщиком», – пошутил как-то по этому поводу один из бывших руководителей подведомственной Иванову госкомпании.

Если верить рейтингам «Левада-центра», в июне, августе и сентябре 2007 г. Иванов нравился телезрителям даже несколько больше, чем Медведев. Но Путин в итоге проголосовал за Медведева. «Иванов не стал преемником потому, что он был более успешным и способным в разведке, чем Путин, – полагает знакомый Иванова. – Иванов – лояльный и очень близкий к Путину человек, но относятся к нему все же настороженно, поскольку он был состоявшимся профессионалом и все они об этом помнят. А вдруг в нем заговорят амбиции?»

«Работа за рубежом по этой линии [в разведке] требует от человека полной концентрации и достижения цели единолично, – объясняет друг Иванова и его бывший коллега Александр Хохлов. – Есть резидент, есть центр. Тем не менее только непосредственно сам человек, который ведет разработку, знает все детали и все нюансы. И ему надо принимать решение, когда реализовывать материал, когда можно получить положительный результат. При всем уважении к центру, к резиденту конечное слово за самим человеком. Эта работа воспитывает необходимость в большей степени опираться на собственные силы. У него [Иванова] была не одна загранкомандировка и были хорошие результаты».

Знакомые Иванова вспомнили один случай, который произошел за несколько месяцев до того, как Путин решил, что преемником будет Медведев. Иванов и Путин были в одной из азиатских стран, где обсуждали возможности поставки систем противовоздушной обороны. Сидят за столом российская делегация и представители той страны, разговаривают, а Иванов лучше ориентировался в теме обсуждения. Зашла речь о возможности поставок одной из систем. Иванов поторопился и начал отвечать. Тогда Путин обернулся к нему и вполголоса говорит: «Ты что, уже и за меня отвечать будешь?»

Один из коллег Иванова утверждает, что выбор в пользу Медведева стал для Иванова ударом. Но знакомый Иванова возражает: «Не было никакой истории, что он мог стать президентом. Были бы, наверное, какие-то намеки. Может быть, Сергей Борисович искусно подыгрывал своим видом и сохранял интригу. Но сам он в это не верил, и не было оснований верить. А после выбора Медведева никаких депрессий точно не было».

Вице-премьер

«Что, в конце концов, для нас важнее: придерживаться каких-то экономических моделей, не предполагающих, возможно, активного развития оборонно-промышленного комплекса, или все-таки вытащить из нищеты людей, ввергнутых в нее в 90-е гг.? Я лично думаю, что важнее второе» – такое высказывание первого вице-премьера Иванова приводится в книге «Миллион километров с Сергеем Ивановым».

Развивать оборонно-промыш-ленный комплекс Иванов предлагал за счет создания крупных государственных холдингов, которые объединят научную, технологическую и производственную базу гражданской и военной промышленности. Главным таким проектом Иванова стала Объединенная авиастроительная корпорация (ОАК), совет директоров которой Иванов возглавил в конце 2006 г.

ОАК заявляла большие планы: произвести к 2012 г. больше 430 самолетов – Ил-96, Ан-148, Ту-204 и Sukhoi Superjet 100. Открытой статистики, сколько самолетов произведено, нет. Источник, близкий к ОАК, говорит, что более полусотни – авиакомпании предпочитают контрактовать иностранные самолеты. Правда, SSJ 100 считается очень перспективным проектом. Другой проект, который можно назвать успешным, – Глобальная навигационная спутниковая система («Глонасс»).

В госкомпаниях, которые курировал Иванов, случались коррупционные скандалы. В 2009 г. выяснилось, что из «дочки» ОАК – Финансовой лизинговой компании бывшие топ-менеджеры вывели больше 5 млрд руб., в ноябре 2012 г. – что в «Российских космических системах» (РКС, разработчик «Глонасс») похищено 6,5 млрд руб.

Уголовное дело РКС Иванов прокомментировал довольно неожиданно: рассказал по «Первому каналу», что знал о злоупотреблениях, но «терпел я, не подавал вида, потому что понимал, если я начну подавать вид, то это приведет к настороженности и попытке замести следы» (см. врез). После того интервью Иванов был очень удивлен, что его неправильно поняли: «если молчал, то продолжал потакать воровству», вспоминает его сын. «Когда я его спросил: «А как же это воспринимать?» – мне было сказано, что «после того, как вся информация была перепроверена и подтверждена, сразу было принято решение об изменении и перенаправлении финансовых потоков в целях минимизации возможных злоупотреблений». Один из тех, кто тогда показывал материалы Иванову, вспоминал о ситуации иначе. По его словам, рассказав Иванову, как выводили деньги, ему объяснили, что все готово для возбуждения уголовного дела, но Иванов велел с делом повременить и продолжить работу. По словам присутствовавшего, Иванов тогда объяснил, что скоро у Путина предвыборная кампания и ее нельзя портить такими новостями.

Администратор

Когда в 2011 г. Путин решил, что снова будет президентом, а Медведев возглавит правительство, Кремль и Белый дом обменялись командами, и Иванов стал главой президентской администрации. По словам бывшего кремлевского чиновника, он «пока является чисто техническим руководителем»: «Вот [бывший руководитель администрации Александр] Волошин присутствовал повсюду, это было заметно – на совещаниях, пятиминутках, с журналистами, а Иванов сидит в кабинете: тележку документов привезли, тележку вывезли».

В команде Путина Иванов играет стабилизирующую роль, считает его знакомый: он всегда аккуратен в суждениях, старается давать взвешенные оценки. Несмотря на высокую должность, он не пользуется высоким авторитетом: многие решения проводятся без его участия, утверждает его коллега по администрации. Иванов почти не принимает участия в решении политических вопросов: «Его первый зам Вячеслав Володин действует только с оглядкой на Путина и больше ни на кого».

Единственное нововведение Иванова, о котором рассказывают: он выгнал из администрации почти всех прикомандированных сотрудников ФСБ. «Институт прикомандированных состоит из тех, от кого на Лубянке не знают как избавиться, из отправленных на своего рода пенсию, и из тех, кто забил тепленькое место. Так зачем они нужны?» – одобряет действия Иванова его знакомый. Сам Иванов общаться с «Ведомостями» отказался.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать