Бесплатный
Александр Губский

Интервью - Аркадий Чернецкий, глава набсовета заявочного комитета «Экспо-2020»

Председатель наблюдательного совета заявочного комитета «Экспо-2020» о том, почему Екатеринбург решил выдвинуть свою кандидатуру на проведение Универсальной выставки и что это может дать городу, региону и стране
Аркадий Чернецкий, заявочный комитет «Экспо-2020»
Константин Пудов
1974

начал работать на «Уралтрансмаше». В 1987 г. назначен гендиректором ПО «Уралхиммаш»

1992

назначен главой администрации Екатеринбурга. В 1995 г. выигрывает открытые выборы на пост главы города Екатеринбурга, переизбирается в 1999, 2003, 2008 гг.

2010

наделен полномочиями члена Совета Федерации. В 2012 г. стал председателем наблюдательного совета заявочного комитета «Экспо-2020»

Вся жизнь Аркадия Чернецкого связана с Екатеринбургом: он был гендиректором второго по величине промышленного предприятия города, а затем 15 лет возглавлял администрацию Екатеринбурга – четыре раза выигрывал открытые выборы. В стремительном прогрессе Екатеринбурга – бывшего закрытого города, за два десятка лет, к удивлению многих, ставшего третьим экономическим центром России после Москвы и Петербурга, есть и немалый вклад Чернецкого, проводившего последовательную и взвешенную политику и умевшего находить взаимовыгодные компромиссы и с бизнесом, и с областными и федеральными властями. В 2010 г. Чернецкий стал сенатором от Свердловской области, но два года спустя у него появилась новая возможность послужить ставшему родным городу: Екатеринбург выдвинул свою кандидатуру на право проведения World Expo 2020, и Чернецкий возглавил наблюдательный совет заявочного комитета. О феномене Всемирных выставок, о том, почему Екатеринбург решил претендовать на проведение этого масштабного события и что может получить в случае победы, Чернецкий рассказал «Ведомостям».

– Как родилась идея выдвинуть Екатеринбург в кандидаты для проведения World Expo 2020?

– В стратегическом плане развития Екатеринбурга, принятом в 2003 г., был целый раздел, посвященный развитию выставочной деятельности. Главным пунктом было строительство выставочного комплекса. Мы не сразу определились с местом строительства, но затем все сделали быстро. На сегодня «Екатеринбург-Экспо» – тот комплекс, где проходит выставка «Иннопром» – один из самых крупных выставочных павильонов страны. И это стало отправной точкой для того, чтобы прийти к идее организации глобального выставочного мероприятия, каковым является World Expo. Потом были консультации с руководством страны, и, думаю, у руководства сложилось мнение, что Екатеринбург может проводить мероприятия большого масштаба, а в нашей стране, кроме столиц, таким опытом мало кто может похвастаться. У Екатеринбурга же был удачный опыт организации масштабных мероприятий – саммитов ШОС, БРИК. К тому же за последнее десятилетие в Екатеринбурге сложилась серьезная индустрия гостеприимства: у нас приличный аэропорт, хорошая гостиничная сеть, развитая сфера питания... Я понимаю, что это совершенно недостаточно для того, чтобы проводить такие масштабные мероприятия, как Универсальная выставка, но это говорит о потенциале города.

– За последнее десятилетие Екатеринбург радикально преобразился. Тем более заметен прогресс на фоне, скажем, Нижнего Новгорода, который так же, как и Екатеринбург, был закрытым городом. Казалось бы, похожие по размеру города, открыли их для посещений одновременно, но Нижний намного старше, в нем гораздо больше исторических памятников, он ближе к Москве – т. е. стартовые условия для развития у него были намного лучше. И тем не менее Екатеринбург ушел намного дальше. За счет чего, по-вашему, этого удалось добиться?

– Мне кажется, одну причину тут выделить сложно. Главная – что мы изначально не рассчитывали на чью-то помощь и адекватно оценивали свои сильные и слабые стороны. В советское время Свердловск и в начале 90-х Екатеринбург ассоциировался с крупными заводами, в первую очередь машиностроительными и оборонными, с наукой, культурой. К началу 90-х предприятия тяжелого машиностроения и оборонного комплекса оказались в жестком инвестиционном и производственном кризисе. И я считаю: это наша удача, что мы вовремя поняли, что рассчитывать только на возрождение «старопромышленных» предприятий не тот путь, который приведет к возрождению города.

Мы серьезно начали заниматься развитием малого и среднего бизнеса, обратили внимание на удачное географическое положение города, с тем чтобы использовать его в качестве дистрибуторского центра: вокруг нас достаточно плотно заселенная зона с хорошим человеческим потенциалом – и нужно было превратить Екатеринбург в точку притяжения не только для жителей города и Свердловской области, но и всего региона. Мы смогли сделать так, что население города – в общем, очень образованное, оказавшееся невостребованным на своих старых рабочих местах, – не попало в ситуацию безнадеги, а смогло реализовать свой интеллектуальный потенциал: часть людей ушла из институтов и смогла организовать свои малые и средние предприятия (мы им помогали очень активно); на промышленных предприятиях было очень большое высвобождение, но никто из этих людей не остался на улице: у нас никогда безработица не была выше 1,5–2%, а обычно колебалась на уровне 0,5–0,7%. И работа была на доверии: в 90-е гг. не было инвестиций из-за рубежа, не было инвестиций федеральных российских компаний – все, что было вложено в развитие города, – это были деньги местного бизнеса. А местный бизнес городской власти всегда верил. Стабильность городской власти и сложившиеся между нами отношения привели к тому, что местный бизнес не боялся вкладывать. Это создало базовые предпосылки для первичного скачка в развитии.

Во-вторых, мы старались развиваться системно и комплексно, не шарахаясь из стороны в сторону. Слава богу, у нас не было внутригородских политических катаклизмов, когда приходящая новая команда первым делом перечеркивает все, что было сделано ее предшественниками.

Стратегический план развития Екатеринбурга был качественным новаторским документом, во главу угла которого были поставлены совершенно другие приоритеты по сравнению с советским периодом. Создание комфортной среды обитания человека – это была доминирующая идея. Отсюда развитие тех сфер, развитие которых было нехарактерно для Свердловска, да и для большинства других городов СССР, в том числе и Нижнего Новгорода, о котором вы упомянули. Сегодня мы можем анализировать, что у нас получилось, и видим, что по абсолютному большинству показателей Екатеринбург превосходит другие крупные российские города с миллионным населением. И самое важное – созданы рыночные механизмы воспроизводства. Мы не рассчитываем на то, что на нас свалятся бюджетные инвестиции, которые нас озолотят, хотя некоторые сферы без крупных инвестиций поднимать сложно.

– То есть по совокупности этих причин Екатеринбург и выиграл конкуренцию у Москвы и Нижнего Новгорода за возможность подать заявку на проведение World Expo 2020?

– Да.

– Почему вы лично согласились участвовать в этом проекте?

– Вся моя жизнь связана с Екатеринбургом, и все мои личные интересы в основном лежат в сфере развития города. Я понимаю, что такой шанс – первый за 300 лет существования города и, может быть, на ближайшие годы последний. Естественно, все силы для того, чтобы мы могли победить – как минимум с моей стороны, – будут приложены.

– Какие преимущества у Екатеринбурга по сравнению с другими городами-кандидатами, которые также претендуют на проведение World Expo 2020?

– Хороший ровный климат, спокойная социальная атмосфера, динамика развития, которую демонстрировал город в последние годы (это показатель потенциала населения, которое здесь живет и работает). Город молодежный, здесь большое количество студентов и аспирантов, по-настоящему креативная обстановка. В этом смысле выставку здесь проводить будет очень хорошо – семена попадут на благодатную почву, результат будет виден.

– Что даст Expo 2020 городу и области?

– Очень многое. Начиная от позиционирования, что будет определять дальнейшую судьбу города и области, заканчивая вполне материальными вещами, в первую очередь новой инфраструктурой. Я вам сказал, что у нас во многих сферах налажены рыночные механизмы. Но в некоторых областях – и особенно в инфраструктуре – без масштабных вливаний обойтись сложно. Естественно, мы рассчитываем, что проведение такого мероприятия позволит совершить городу мощный скачок в развитии инфраструктуры.

Я был в Монреале – удивительно: город до сих пор живет тем, что было сделано к Всемирной выставке 1967 г. и Олимпиаде-1976. Это наглядная иллюстрация важности Универсальных выставок для города.

Но мы прекрасно понимаем, что город – это всего лишь площадка для проведения такого мероприятия, только городскими ресурсами осуществить его невозможно – мы представляем Россию. Каждая страна в рамках своей экспозиции на Универсальной выставке готовит национальный день – и традиционно на этот день приезжает руководство этой страны. Так что количество визитов на высшем уровне будет зашкаливать.

– А какие минусы у такого мероприятия?

– Дело это чрезвычайно затратное. И каждый руководитель, ввязываясь в такой проект, оценивает, насколько окупятся затраты на его проведение. На мой взгляд, в нашем случае затраты окупятся.

– Размер затрат на проведение World Expo в Екатеринбурге понятен?

– Есть прикидки затрат непосредственно на «Экспо-парк». У всех стран, которые прислали свои заявки, затраты на «Экспо-парки» приблизительно одинаковые – $2–2,5 млрд. Это те траты, совершить которые необходимо в обязательном порядке. А дальше каждая страна решает для себя, какую территорию, не связанную непосредственно с проведением Универсальной выставки, ей обустроить и как.

– Названная вами сумма пойдет на обустройство только 180 га екатеринбургского «Экспо-парка», а всего вы отводите под территорию выставки 500 га?

– Нет, в эту сумму мы включили и расходы на жилую зону, без которой не обойтись, – а она находится рядом, но вне пределов «Экспо-парка». Часть этих денег вернется за счет продажи по рыночным ценам жилья, в котором во время проведения выставки будут располагаться гости и обслуживающий персонал выставки. В Екатеринбурге жилье дорогое, несмотря на то что мы строим практически больше всех в стране, и мы надеемся, что такое массированное предложение жилья окажет стабилизирующее влияние на цены в городе. Мы рассчитываем, что, для того чтобы принять гостей Универсальной выставки, нам надо дополнительно (при ежегодном возведении более 1 млн кв. м) построить еще 1,5 млн кв. м жилья.

– Планируемое число посещений World Expo 2020 в Екатеринбурге – 32 млн. Откуда взялась эта цифра?

– Существуют методики, которые позволяют оценивать потенциальное число посетителей – для составления заявки и оценки затрат была нужна отправная точка. Я считаю, что это цифра реалистичная, но для того, чтобы ее достичь, нужно предпринять серьезные организационные усилия внутри страны и в первую очередь для улучшения ситуации с транспортным сообщением.

– Визовые вопросы вторичны?

– Думаю, что проведение Олимпийских игр и чемпионата мира поможет наработать практику в этом вопросе. Важно также, чтобы для россиян посещение Универсальной выставки не оказалось большой транспортной проблемой. По статистике проведения Универсальных выставок, в первую очередь их посещают граждане тех стран, где они проводятся.

– Я видел предполагаемый план выставки в Екатеринбурге. Правильно ли я понимаю, что после окончания World Expo 2020 эта территория не предполагается для использования в качестве только выставочной, а павильоны будут использоваться под стационарные музеи?

– Большая часть павильонов будет разобрана – они носят временный характер. Это правило Универсальных выставок: страны – участницы выставки обязуются не только возвести павильоны, но и разобрать их после окончания выставки. Естественно, за исключением тех павильонов, которые организаторы выставки делают для развивающихся стран, – это ответственность хозяев. Ряд крупных павильонов, вполне возможно, сохранится – уже сейчас предлагается несколько вариантов их использования, в том числе и под стационарные музеи. Но исключительно для выставочной деятельности они не планируются: мы не хотим создавать конкуренцию площадке, на которой сейчас проходит «Иннопром», ведь она тоже создавалась с прицелом на дальнейшее развитие и сейчас запущена только ее первая очередь. Традиционные выставки будут проходить там.

– Как технически выглядит работа стран-претендентов с представителями государств, которые будут отдавать свои голоса за тот или иной проект? Как я понимаю, лоббистские группы стран-претендентов работают вполне легально, они располагают определенными бюджетами?

– Конечно, методику работы никто не раскрывает. Есть заявочный комитет, задача которого – обеспечить презентацию города, подготовку, сдачу и защиту заявочной книги. Это нужно было сделать до 3 декабря 2012 г. – и мы сделали это точно в срок. Сейчас мы готовимся к встрече комиссии из Международного бюро выставок (МБВ). Комиссия будет проверять, насколько корректно представлена информация в заявочной книге – т. е. насколько реальность соответствует тому, что было написано.

Формы работы существуют разные, и самая главная – работа на межгосударственном уровне. Потому что если в международных спортивных организациях членами являются национальные федерации – общественные организации, то Международное бюро выставок – это межправительственная организация, и определяющим тут является позиция государства. Естественно, контактная работа с представителями государств – членами МБВ нами ведется.

– Это распространенная практика, когда страна, претендующая на организацию выставки, предлагает развивающимся странам помощь в финансировании национальных павильонов в обмен на поддержку своей заявки?

– Абсолютно. Бюро заинтересовано как можно в более широкой географии стран – участниц выставок, чтобы как можно больше стран могли показать себя и что есть передового у них. Более того, в политике МБВ очень четко прослеживаются гуманистические цели. Например, они очень внимательно относятся к вопросам наследия и созданию новых точек роста на мировой карте. Обратите внимание: далеко не всегда World Expo проходят в столицах государств – в столицах, которые уже обладают определенным уровнем развития инфраструктуры, такие выставки было бы проводить, может, проще, но государства заинтересованы в создании новых точек роста у себя, и это абсолютно точно соотносится с той политикой, которую проводит МБВ.

– Вы ощущаете поддержку идеи проведения World Expo в Екатеринбурге со стороны местного бизнеса и горожан?

– Поддержка бизнеса хорошая. Среди горожан наблюдается серьезная положительная динамика. Если на первых порах было определенное незнание и непонимание, то за прошедшие полгода работа, которую мы проводили по популяризации этой идеи, дала свои плоды: я читал лекцию в одном из университетов, зал был битком, студенты задавали очень содержательные вопросы.

– Я слышал, что уже и волонтерское движение у выставки в Екатеринбурге формируется?

– Мы начинаем эту работу. Другое дело, что часть сегодняшних волонтеров к 2020 г. превратятся в серьезных взрослых людей – наверное, придут на выставку со своими детьми. Для нас самое главное – создать организационные предпосылки, чтобы этот институт работал.

– На ваш взгляд, у кого из других городов, претендующих на проведение World Expo 2020, хорошие шансы?

– У всех есть свои плюсы и минусы. На сегодняшний день наиболее активно работают Турция и Дубай. Измир второй раз принимает участие в заявочной кампании. В первый раз он проиграл Милану, который будет принимать World Expo в 2015 г. То есть в прошлый раз они себе шишки набили и сейчас избегают многих ошибок. Думаю, что их заявка четко соотносится с доктриной развития государства в целом. Дубай с точки зрения инфраструктуры готов лучше всех. Сан-Паулу с точки зрения размеров города и региона – самый серьезный претендент. Таиланд очень серьезно подходит к подготовке презентаций.

– В новейшей истории World Expo были как удачные выставки – Шанхай-2010, так и неудачные – Ганновер-2000. Что нужно сделать Екатеринбургу и России, чтобы проект стал удачным?

– Про организационные моменты я говорить не буду – это само собой разумеется. На мой взгляд, чрезвычайно важно хорошо отработать тему выставки. Тема нашей выставки – «Глобальный разум» – предполагает возможность разговора об иных путях развития человечества.

И мы бы хотели, чтобы состоялся разговор на эту тему. Вопросы глобализации очень важные. Сегодня слово «глобализация» обозначает некий авангард развития, но одновременно используется и как ругательное. Нужно отделить семена от шелухи, обсудить, что хорошо, а что плохо в глобализации. Хорошо, что сегодня новейшие технологии приходят в самые удаленные части Земли и есть возможность включить в коммуникационные процессы всех. С другой стороны, национальная самоидентификация обязательно должна сохраняться, глобализация не должна подмять возможности наций и народов сохранять свою самобытность. Мне кажется, эта тема может быть интересной для обсуждения и развитым странам, и развивающимся, большим и малым...

– В рамках World Expo проходят конференции, дискуссии?

– Обязательно – это один из важнейших аспектов универсальных выставок. По последним выставкам стало заметно, что количество материальных объектов на них сокращается, все больше представляются не предметы, а идеи. Думаю, в будущем подобные выставки качественно изменятся.

– И тем не менее исторически World Expo давали цивилизации множество архитектурных, культурных объектов и потребительских предметов. Чем может удивить мир Екатеринбург?

– Не хочу раньше времени про это говорить – давайте сначала выиграем. А мысли есть. Если получится выиграть – будем в полный голос про это говорить.

Екатеринбург

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать