Интервью - Леонид Федун, владелец ФК "Спартак-Москва"

"Стоимость "Спартака" к IPO будет не меньше $1 млрд"
С.Портер / Ведомости
ФК "Спартак-Москва"

Футбольный клуб. Основной владелец - вице-президент «Лукойла» Леонид Федун. Финансовые показатели (данные «СПАРК-Интерфакс», 2012 г.): выручка - 1,2 млрд руб., чистая прибыль - 1,4 млрд руб. Основан в 1922 г. 12-кратный чемпион СССР, 9-кратный чемпион России, 10-кратный обладатель Кубка СССР, 3-кратный обладатель Кубка России. В чемпионате России 2012/2013 занял четвертое место.

- Каков бюджет вашего проекта "Тушино 2018", если брать стадион для "Спартака", коммерческую недвижимость, жилую недвижимость, торговые площади, которые там планируется построить?

- Этот проект нельзя отрывать от «Спартака». Я с самого начала говорил, у меня была идея фикс, мечта - сделать так, чтобы «Спартак» существовал как некая самофинансируемая структура. Понятно, что сделать это на рынке, где телевизионные права сегодня стоят $28 млн, практически невозможно. Поэтому возникла идея создать структуру, при которой народная команда могла бы сама себя финансировать и развивать. Поэтому с 2005 г. мы начали искать площадку для стадиона, стали бороться за этот проект, и нам подсказал тогдашний главный архитектор Москвы Александр Кузьмин, что лучший вариант - это Тушино. И вот все эти годы мы шли к этому проекту. И благодаря поддержке президента страны Владимира Владимировича Путина наконец его получили.

Стадион, база, универсальный зал, гостиница, какая-то часть апартаментов, работающих на футбол, будут упакованы в одну структуру вместе с командой. Эта структура должна обеспечивать такой поток наличности, который будет покрывать все затраты команды. Плюс будем надеяться, что «Спартак» будет играть и зарабатывать деньги. То есть все это должно приносить примерно 70-80 млн евро в год, и это минимум.

- То есть годовой бюджет клуба...

- Фактически, да. Сегодня и так «Спартак» собирает около 1,5-2 млрд руб., и эта сумма должна вырасти в 2,5-3 раза. Этого будет достаточно, чтобы команда могла находиться на топ-уровне и развиваться. После этого мы рассчитываем где-то, может, в преддверии чемпионата мира по футболу - 2018 в России провести или IPO, или private placement, продать часть команды. Конечно, большую часть акций будут фанаты «Спартака» покупать, но это будет понятная структура, которая не будет требовать капитала и будет находиться на самофинансировании. Это основная, главная идея «Тушино 2018».

Плюс, естественно, накануне чемпионата мира несем дополнительные затраты, которые легли на стадион. Наша идея - на той части проекта, которой мы управляем (а мы управляем не всем проектом, вместе с другими партнерами), создать базу к чемпионату мира. Ведь основная проблема в Москве, что мы в прошлом году видели на примере той же Украины, какая? Есть довольно много гостиниц, где номер стоит 3000-4000 руб. за ночь, но нет номеров за 200-300 руб. А к нам может приехать больше миллиона болельщиков, и большая часть из них не готова платить больше 10-12 евро, ну максимум 20 евро, за номер. Поэтому в той системе апартаментов, которые мы будем строить и будем использовать во время чемпионата мира и Кубка конфедераций, будут такие возможности, чтобы мы могли разместить 10 000-20 000 фанатов.

- Ну а весь проект вы во сколько оцениваете?

- Нашу часть оцениваем примерно в 100-140 млрд руб.

- Когда вы говорите о других партнерах, кого имеете в виду - «Ростехнологии», каких-то других инвесторов?

- Ну смотрите, есть «Ви холдинг девелопмент», к ним можете обращаться.

- А какая у них в «Тушино 2018» доля?

- У них там 66 га земли. Был контракт, земля в Тушине была разделена по трем государственным контрактам. Первый - это стадион «Спартак», 35 га, на которых сейчас строится стадион. Другая часть - это плюс 125 га, которые относятся к «Тушино 2018». И «Ви холдинг» - 66 га. Это бывшая Автомобильная ассоциация. Стадион «Спартак» - это на 100% наше. Что касается «Тушино 2018», там есть другие партнеры. И их немало, но их раскрывать, не ссылаясь, я не имею права. Но проектом управляем мы.

- Вы там контрольный собственник?

- Нет, мы - управляющий.

- Понятно. То есть вы крупный инвестор с рядом соинвесторов?

- Да, мы - управляющий инвестор, у нас там нет 50%.

- Станция метро рядом со стадионом так и будет называться - «Спартак»?

- (Улыбается.) Ну есть же станция метро «Динамо», а это такая же будет станция, только «Спартак».

- Вы в ее расконсервировании и строительстве никак не участвуете?

- Нет, все Москва сама делает, у них есть своя программа. Мы, «Тушино 2018», тратим около 10 млрд руб. на строительство инфраструктуры внутри Тушинского поля. Инвесторы договорились с правительством Москвы, что самостоятельно строят всю улично-дорожную сеть внутри участка, а также на земле, которую предоставит правительство Москвы рядом со стадионом (на заброшенных и неосвоенных сейчас участках). Инвесторы также возведут мост районного значения, соединяющий Тушинское аэрополе и Строгинское шоссе, при этом выход на Строгинское шоссе будет осуществлен в месте, где нет жилых и иных построек.

При разработке нашего проекта НИиПИ Генплана Москвы предусмотрел развитие улично-дорожной сети СЗАО, которое обеспечит беспрепятственное прохождение потока по основным и второстепенным магистралям района. В плане развития предусмотрены реконструкция Волоколамского шоссе, строительство автодорожного моста, соединяющего Волоколамское и Строгинское шоссе и не проходящего через застроенные районы Строгина.

- Давайте вернемся к IPO «Спартака».

- Ну это будет очень не скоро, не раньше 2017-2018 гг.

- Сколько вы рассчитываете получить от этого размещения? Сколько должен стоить «Спартак» к моменту IPO?

- Мне важно сделать другое. Сделать команду именно народной, чтобы те люди, которые купят акции «Спартака», имели право голоса в определении его политики, развития и т. д., как это делается, например, в Испании или в Англии. Будут определенные льготы, естественно, для держателей акций. Например, право льготного приобретения билетов и проч. Много всяких будет наворотов, но этот вопрос через пять лет будет решаться, еще рано говорить. Пока же такая идея есть - и материальный шаг под эту идею сделан.

- Правильно ли мы понимаем, что инвесторы будут покупать не просто акции «Спартака», но получат долю участия в инфраструктуре, стадионе и других проектах?

- Да, футбольный клуб «Спартак Москва» и будет держателем всех этих активов, их бенефициаром. Назовем это, скажем, «большой «Спартак», который будет включать в себя Тушино, базу в Сокольниках, другие объекты инфраструктуры, детскую спортивную школу, которая тоже должна начать приносить прибыль. Кстати, с этого года мы запускаем команду «Спартак-Б», или «Спартак-2» она будет называться, которая будет играть во второй лиге, чтобы молодые парни, которые сегодня у нас есть и которые вынуждены скитаться по арендам (и не всегда успешно), получали игровую практику и повышали свое мастерство.

- Как за рубежом, где некоторые молодежные команды играют в низших лигах?

- Ну да, как «Кастилья», например, молодежная команда мадридского «Реала». Такая же команда будет у нас. При этом это будет в рамках единой заявки сделано, что опять-таки упрощает систему.

- А вас не смущает, что в нашей стране практика проведения народных IPO не самая успешная? Вспомнить только пример ВТБ...

- Ну я же не собираюсь поднимать такие объемы средств, как тот же ВТБ. Понятно, что это будут достаточно скромные деньги. Это первое. Второе - мы рассчитываем на своих фанов, для которых владение акциями - сопричастность жизни команды. Плюс это будет реальная ценная бумага, которая станет обращаться на Московской бирже. Понятно, что ее котировки будут зависеть от того, успешно играет команда или нет, будет она играть в Лиге чемпионов или нет, будет ли создан объединенный чемпионат России и Украины, вопросов очень много. Но это совершенно другая бумага и совершенно другой класс инвесторов - не спекулянты: сегодня купил, завтра продал.

- Кстати, про «продал». Почему вы не захотели делить финансовую нагрузку по инвестированию в «Спартак» с Петром Авеном из «Альфа-групп»? Он же не раз вам предлагал продать ему долю в клубе.

- Давайте не торопиться. Будет оценка, будет набор активов, будет понятна стоимость «Спартака». Захотите часть этой стоимости брать - ради бога. В том числе через IPO. Что может быть лучше для определения стоимости команды, чем IPO? Тот же Петр Олегович Авен может спокойно в нем участвовать.

- Но большую долю-то на IPO не купишь...

- Кто сказал? Он может купить и 10, и 20, и 30%, если захочет. Предварительно проводятся переговоры с инвесторами, от этого понимаешь, какую долю можно продавать. Можно продать и 51%, был бы спрос.

- Но вы же не хотите продавать контроль?

- Почему? Для меня все-таки это вопрос оценки, вопрос создания будущего команды. Я должен быть убежден в том, что команда будет развиваться, двигаться вперед, иметь мощный финансовый базис, стремиться стать одной из сильнейших в Европе, особенно с учетом финансового фэйр-плея.

- Сколько все же «Спартак» должен стоить к IPO, какой внутренний ориентир у вас?

- Ну, если посчитать набор тех активов, которые будут, их стоимость будет превышать $1 млрд. Насколько будет больше миллиарда, не знаю, может, в два, может, в полтора раза, а может, в три. Посмотрим.

- На презентации стадиона «Спартака» я общался с совладельцем ФК «Открытие» Вадимом Беляевым и спросил его, интересно ли «Открытию» как крупному девелоперу участие в проектах «Тушино 2018». Он сказал: «Посмотрим». Что скажете, это возможно?

- Никакого обсуждения пока не было, а допускать можно все что угодно. У нас очень хорошие личные отношения, мы ими дорожим, но все это будет зависеть от коммерческой составляющей. Поскольку это чисто коммерческий проект, то кто предложит лучшие условия, будет в нем участвовать.

- А куда потратите деньги, которые «Открытие» заплатит за название стадиона «Спартака»?

- Первая сумма, она небольшая, уже перечислена и идет в «Спартак», помогает преодолевать трудности финансового фэйр-плея. В целом размер контракта - 1,2 млрд руб. за шесть лет - сумма солидная, она соответствует топ-аналогам, которые сегодня в Европе есть.

- Вы затронули тему объединенного чемпионата России и Украины. Ваши комментарии на эту тему сейчас и несколько месяцев назад...

- Они принципиально отличаются. Понятно, что, когда возникла идея объединенного чемпионата, там было больше, может быть, обид и недовольства существующей ситуацией, чем реальных программ. Но когда под эту программу даются большие деньги... Я понимал, что наши украинские коллеги крайне скептически к этому отнесутся, поскольку идея «незалежности» на Украине достаточно сильна. Но когда председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер объявил, что под эту программу есть бюджет в $1 млрд в год, стало понятно, что идея из мифа, сказочки превратилась в реальную бизнес-программу. В этой ситуации упираться любому бизнесмену было бы глупо.

- Но если «Спартак», который в России борется за попадание в Лигу чемпионов, в едином чемпионате опустится, скажем, на 5-е место и туда не попадет?

- А вы что думаете, что «Спартак» слабее киевского «Динамо» или «Шахтера»?! Мы будем бороться за 1-е место, как и боролись. Наоборот, поскольку будет более чистый чемпионат, будет больше конкуренция, у нас будет больше шансов, тем более мы будем становиться все сильней и сильней.

- То есть не пугает то, что можете остаться без Лиги чемпионов?

- В последней Лиге чемпионов мы заработали $15 млн. С билетами, может быть, $20 млн. А здесь только за участие в чемпионате мы будем получать такую же сумму. Если там займем условное 4-е или 5-е место, получим $50-60 млн. Это несопоставимые финансы.

- Но это ведь не совсем рыночная история. Деньги же дает «Газпром».

- А что такое рынок? Вот в Великобритании деньги дает Sky Мердока. Миллиард долларов. В чем разница-то?

- Ну не государственная же компания дает, а частная. А мы хотим, чтобы клубы двигались к самоокупаемости, к открытому рынку, а сами вот о чем думаем...

- Ну вот, а тут [с объединенным чемпионатом] мы не только движемся [к открытому рынку], мы к нему сразу прибежим (улыбается).

- Как думаете, кто еще кроме «Газпрома» может стать инвестором объединенного чемпионата?

- Не знаю. Но думаю, что желающие найдутся, рынок-то огромный - половина Европы.

- Как вы все же оцениваете реальность воплощения в жизнь этой идеи?

- Пока не очень высоко, но слежу с таким спокойным оптимизмом. Теоретически это может произойти, а раньше и теоретически не могло. Но как будет на практике? Я бы рекомендовал инвестировать хотя бы треть этих денег в российский чемпионат, это было бы полезнее.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать