Интервью - Катрин де Зегер, куратор 5-й Московской биеннале

«Московская биеннале еще не стала корпорацией»
Катрин де Зегер, куратор 5-й Московской биеннале
Варвара Гранкова
Досье:

1988 Сооснователь и директор центра современного искусства Kanaal Art Foundation в Кортрейке, Бельгия. 1999 Назначена исполнительным директором и главным куратором Центра рисунка в Нью-Йорке. 2007 Лауреат гранта Arts Writers Grant of Creative Capital, учрежденного фондом Энди Уорхола; назначена директором выставок и издательских программ в Художественной галерее Онтарио в Торонто, Канада. 2012 Куратор биеннале в Сиднее, Австралия. 2013 Куратор павильона Австралии на Венецианской биеннале.

Москва будоражит воображение. Многие заинтригованы уже тем, что здесь вообще может существовать биеннале

В Москве открылась 5-я Биеннале современного искусства. В основном проекте «Больше света», который расположился на двух этажах ЦВЗ «Манеж», представлены работы более 70 художников со всего мира. Куратор выставки Катрин де Зегер рассказала корреспонденту «Пятницы» об экспозиции.

- «Манеж» - один из самых больших выставочных залов в Москве. Трудно было работать с этим пространством?

- Увидев зал впервые, я подумала: «Господи, что же я с ним буду делать? Он же огромный!» Все, что оказывается внутри, становится микроскопическим. «Манеж» не только большой сам по себе, но за ним еще и огромная история. Я решила сыграть как раз на разнице масштабов, на взаимодействии микро и макро. Было интересно посмотреть, что произойдет, если мы поместим в это огромное пространство разные камерные истории.

- У вас были какие-то технические проблемы?

- Нам не разрешили ничего трогать: ни потолок, ни стены, вообще ничего. И это очень непросто, потому что для выставки нужны стены. Или хотя бы возможность как-то подвесить работы или инсталляции к потолку.

- В чем специфика московской биеннале с организационной точки зрения?

- Одна из специфических черт, которая мне определенно нравится в устройстве московской биеннале, это ее непринужденность. Она пока не превратилась в корпорацию, и, надеюсь, не превратится. При этом непринужденность не значит неэффективность. Как только люди здесь серьезно за что-нибудь берутся, то все становятся очень действенными.

- «Манеж» еще и одно из самых популярных мест в Москве. Вы задумывались, как привлечь публику, далекую от современного искусства?

- Первую неделю работы биеннале на улице у входа в «Манеж» проходит перформанс, который, как я надеюсь, привлечет внимание случайных прохожих. Я старалась создать легкую для прочтения экспозицию и делала ставку на сильные визуальные образы. Биеннале должна быть доступной для понимания широкой публики. Те, кто ближе знаком с современным искусством, конечно, увидят в экспозиции больше. А может получиться и так, что люди, далекие от искусства, увидят то, чего не заметила я. В этом сила публики и интрига работы с аудиторией, которая может создавать свои собственные интерпретации увиденного. А затем «унести» эти впечатления домой, поделиться ими с кем-то еще и таким образом начать цепочку интерпретаций, которая может длиться бесконечно. В этом для меня заключается жизнь выставки - она помогает инициировать дискуссию, благодаря чему ее существование не ограничивается стенами зала, а превращается в факт общественной жизни.

- В чем в таком случае вы видите свою роль как куратора?

- Я направляю, содействую. И должна выстроить последовательное высказывание, вырастить его из многообразия отдельных голосов художников. Моя работа - это общение с ними, попытка понять их образ мыслей и видение мира. Художники наделены чувствительностью, которой большинство из нас не может похвастаться. Они помогают нам осознать значимость незначительного, того, что незаметно наполняет нашу повседневную жизнь. Я должна сделать эти тонкие процессы видимыми для зрителя.

- Во время подготовки биеннале вы много путешествовали по России. Каковы ваши впечатления?

- Мне очень интересен образ мыслей художников из России, особенно молодых. В их творчестве сочетается свежий взгляд и ощущение принадлежности к очень богатой культуре. Они не поверхностны; и часто очень не уверены в себе. Я ценю в них сосредоточенность на совместных практиках, а не на идеалах единоличного обладания.

Я старалась увидеть как можно больше работ художников со всей России. И среди новых для меня авторов, которых я включила в экспозицию, молодой художник и режиссер Михаил Лукачевский, который много работает в Якутии и на севере России. Или коллектив «Город Устинов» из Ижевска, который в своих проектах размышляет о том, как сокращающееся личное пространство современного человека взаимодействует с бескрайними просторами России. Я очень хотела показать работу «Белые холсты» Коллектива авторов (был образован специально для акции «Белые холсты» в мае 2012 года, во время которой 18 художников, каждый в своей манере, писали Кремль белыми красками на белых холстах. - «Пятница»). Акция очень тонко интегрирует историю российского искусства в сегодняшний день. Одновременно это универсальное политическое послание, которое может быть прочитано не только в российском контексте, но и в других странах.

- А каких западных художников вам было важно показать в Москве?

- Мону Хатум и ее инсталляцию Web. Это огромная паутина, на нити которой нанизаны хрустальные шары. Она находится на нижнем этаже «Манежа», где очень темно. Но при этом инсталляция взаимосвязана с видео, которые демонстрируются там же. Таким образом, мне хотелось подчеркнуть, что наша субъективность и индивидуальность проявляются только через единение и взаимодействие. А еще Жюли Мерету, поскольку она работает с образом площади, которая сегодня становится все более важным общественным символом. Все политические столкновения, борьба молодого поколения за свое будущее происходят на площадях.

- Как московская биеннале выглядит со стороны?

- Москва будоражит воображение. Многие заинтригованы уже тем, что здесь вообще может существовать биеннале. Они наслушались разных ужасных историй, которые постоянно исходят из России.

- А на вас эти «ужасы» произвели впечатление?

- Я стараюсь обращать внимание и на положительные стороны. Например, здесь очень много дружелюбных и вдумчивых людей. Иногда не так материалистично настроенных, как в других странах; более глубоких и духовных. В конце концов, почему мы так боимся слова «духовность»?

- Название «Больше света» появилось как метафора более открытой дискуссии, которая необходима в России?

- В первую очередь я была поражена количеством света в «Манеже» - здесь солнце целый день. Кроме того, от света зависит формирование энергии, необходимой для жизни. Для меня это напрямую связано с творческим взаимодействием. Даже сейчас: я говорю с вами, и вы передадите мое послание дальше - и вот мы уже создали что-то вместе.

- Какой эффект вы хотели бы произвести своим посланием?

- Я хочу инициировать дискуссию, дать волю интерпретациям. Такова роль искусства в нашей жизни - оно заставляет нас задуматься о вещах, которые раньше не приходили нам в голову, заставляет сбавить темп и не спешить, обратить внимание на то, что происходит вокруг.

- Должно ли искусство нести социальную и политическую нагрузку?

- Хорошее искусство всегда имеет социальное и политическое звучание. Но воздействует оно не напрямую и постепенно. Все искусство в экспозиции биеннале политическое и имеет отношение к современным общественным проблемам. Но это не бросается в глаза. Зрителю придется потратить немного времени, чтобы разглядеть все возможные смыслы. Я хочу, чтобы люди сами совершили открытия, не хочу указывать им, на что смотреть.

Полная программа биеннале на сайте 5th.moscowbiennale.ru

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать