Бесплатный
Анна Разинцева

Как китайская компартия 30 лет пытается победить коррупцию

Коррупция в Китае, как и во многих других странах Азии, - это следование древней культурной традиции, признали лидеры КНР на одном из пленумов. В императорском Китае чиновники, назначенные в богатую провинцию, должны были искать средства на содержание чиновничьего аппарата. В итоге его сотрудники жили за счет разных форм специальных поборов и взяток с населения, напоминает эксперт Центра анализа стратегий и технологий Василий Кашин. Правда, чиновник должен был держать размер поборов в разумных пределах. Взятки передавали в специальных красных мешочках - хуанбао. Традиция жива до сих пор, только красные мешочки превратились в красные конверты. За взятки менее 10 000 юаней ($1590) чиновников редко судят, «знаки благодарности» тоже в порядке вещей.

Менять многовековой уклад начала компартия. В 1951 г. председатель компартии Мао Цзэдун начал кампанию «против трех зол» - коррупции, расточительства и бюрократизма. Специально учрежденные народные трибуналы приговорили к разным мерам наказания 4,5% госслужащих, а двоих именитых партийцев - к расстрелу. Число выявленных за год случаев коррупции сократилось с 500 000 в 1950 г. до 290 000 в последующие годы.

Переход к рыночной экономике при Дэн Сяопине в 80-е гг. сопровождался всплеском коррупции. Чиновники торговали квотами и устраивали фиктивные банкротства госпредприятий, чтобы продать их за бесценок своим людям. Родственники чиновников возглавляли государственные и коммерческие фирмы. ЦКПД едва справлялась с потоком донесений о коррупции. В 1982-1989 гг. против партработников было заведено более полутора миллионов дел, свыше миллиона чиновников были наказаны.

При Цзян Цзэмине, занимавшем пост председателя КНР в 1989-2003 гг., в уголовном кодексе страны появились антикоррупционные положения, отчасти заимствованные из международной практики.

При Ху Цзиньтао, ставшем председателем КНР в 2003 г., страна ратифицировала конвенцию ООН против коррупции и приняла закон о госслужащих, не оставив неприкосновенных должностей. Ху Цзиньтао опубликовал памятку для чиновников под названием «10 табу»: не брать взятки, не принимать подарки, не очернять конкурентов в интернете и СМИ. Инициативу поддержали на местах: партийная школа на юге Китая организовала курсы для чиновников, участники которых каждое утро должны были спрашивать себя: «Отказался бы я от взятки в $10 000?» - и с помощью дыхания контролировать эмоции.

В 2010 г. чиновников обязали декларировать собственные доходы и имущество родственников. Правда, эта информация предназначена исключительно для внутрипартийного пользования. ЦКПД пообещала проявить «снисходительность» к тем, кто добровольно сознается в мздоимстве. В течение месяца с повинной пришло 1790 человек, вернув государству $10,2 млн. Всего от раскаявшихся коррупционеров в казну поступило $89,18 млн.

Ху и премьер страны Вэнь Цзябао демонстрировали скромность: премьер появлялся в присутственных местах в старом пальто, а глава государства во время официальных поездок тратил по 30 юаней (чуть более $3,5) в день. Впрочем, личный пример подействовал даже не на всех родственников госдеятелей. Вэнь сам попросил компартию провести расследование сомнительных бизнес-проектов и расходов членов его семьи.

Несмотря на усилия Ху Вэня (так прозвали тандем в Поднебесной), репутация чиновников у населения не сильно улучшилась. В 2011 г. китайцы настолько увлеклись компьютерной игрой «Неподкупный борец», в которой требуется уничтожать нечистых на руку госслужащих, что обрушили ее сайт.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать