Интервью - Дитмар Байерсдорфер, спортивный директор ФК "Зенит"

"Болельщики заполнят новый стадион"
Михаил Разуваев

На прошлой неделе журнал «PROспорт» провел конференцию, в которой приняли участие спортивные менеджеры из Англии, Германии и России. О том, что значит быть футбольным топ-клубом, корреспондент «Пятницы» поговорил с единст­венным европейским менеджером во главе российского клуба - немцем Дитмаром Байерсдорфером, который занимает пост спортивного директора санкт-петербургского «Зенита».

- Прямой вопрос: ваша команда - европейский топ-клуб или нет?

- В это понятие входят различные спортивные, экономические и структурные составляющие. В этом смысле «Зенит», безусловно, топ-клуб, но мы понимаем, что у нас есть возможности для роста. Это касается, например, строящегося стадиона.

- Нередко «Зенит» причисляют к клубам вроде ПСЖ, «Монако», «Анжи» в его прежнем виде, то есть тем, кто может тратить деньги без ограничений.

- Исторически «Зенит» известен тем, что способен воспитывать футболистов. Да, с какого-то момента появилась возможность сотрудничать с крупной корпорацией - «Газпромом», но это не отменяет прочих положительных сторон. Повторю, «Зенит» имеет серьезные исторические корни, свои давно сформированные традиции, чего нельзя сказать о вышеназванных клубах.

- Петербург - означает «Зенит» и наоборот?

- Хм, не думаю, что я в состоянии с ходу придумать слоган. Попросту говоря, в Петербурге нет другой футбольной команды схожего уровня. Мы можем похвастаться тем, что обладаем стопроцентной поддержкой города.

- Между тем в последние годы собственные воспитанники не особенно задерживаются в «Зените».

- Есть команды, которые позиционируют себя как «фабрика футболистов», их цель - предоставить место в составе 18-20-летним игрокам. Есть и другой подход: не важно, кто выходит на поле, главное - результат. Мы являемся «большим» клубом, который хочет как воспитывать молодых, так и максимизировать результаты.

- Способен ли топ-клуб вроде «Зенита» быть еще и «донором» для других?

- Тут мы опять возвращаемся к дефиниции «топ-клуб». С одной стороны, есть команды - тот же португальский «Порту», у которого мы купили бразильца Халка, где в составе находится 40 человек. Клуб имеет, условно говоря, пять правых защитников, и когда продан игрок основного состава, в запасе уже есть футболист на его позицию. Но при этом частая смена футболистов не способствует достижению стабильного результата - за подъемом часто следует спад.

- Прошлогодние трансферы общей суммой почти 100 млн евро, заплаченных в сумме за бельгийца Акселя Витселя и Халка, были игровыми или все-таки имиджевыми приобретениями?

- Эти футболисты были приобретены, потому что могли сразу усилить команду, плюс они находятся в том возрасте, когда наши инвестиции были оправданы. Но клуб, естественно, пытается заработать какие-то деньги и использует их популярность, имидж. Халк - выдающийся футболист, но мы не обращаемся с ним, как с бриллиантом.

- Нынешним летом «Зенит» не совершил громких покупок. Должен ли большой клуб каждый год брать нового дорого­стоящего игрока?

- Показывать, что вы являетесь топ-клубом, можно разными способами. Мы совершили приобретения, которые имели смысл для укрепления команды, положительно повлияли на атмосферу. К ним я отношу переход Олега Шатова, поскольку нам удалось достичь баланса между его перспективностью и полезностью уже сейчас.

- Учитывая общее падение посещаемости в России, будет ли заполняться новый стадион вместимостью 68 тысяч человек?

- Мы комфортно чувствуем себя на 22-тысячном «Петровском», но в Санкт-Петербурге живут 5 млн человек, а это существенный потенциал. Расчет такой: 50 тысяч болельщиков мы планируем привлечь благодаря нашей игре, остальные придут, потому что новый стадион - это новая атмосфера, переживание, пространство. Именно так происходило в Германии, где были построены арены к чемпионату мира 2006 года.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать