Финансы
Бесплатный
Михаил Оверченко|Екатерина Кравченко

На что направлены санкции

Под угрозой компании, связанные с фигурантами санкционного списка США и ряд секторов российской экономики
Зураб Джавахадзе / ИТАР-ТАСС

После обнародования указа Обамы телефоны вашингтонских юристов стали разрываться от звонков клиентов. Они пытались понять, должны ли разрывать отношения с российскими компаниями, которые могут быть так или иначе связаны с фигурантами санкционного списка, пишет FT. Ведь в указе, например, говорится, что под санкции «по согласованию министра финансов и государственного секретаря» могут подпасть компании, доли в которых принадлежат фигурантам.

По словам американского чиновника, «санкции вступают в силу немедленно, финансовые институты должны в течение 10 дней заморозить любые активы людей и организаций, включенных в список, и сообщить об этом» в Управление по контролю за иностранными активами (OFAC, подразделение минфина США, которое занимается реализацией санкций).

Документ также гласит, что санкции могут быть применены к целым секторам российской экономики, таким как финансовые услуги, энергетика, металлургия и горная добыча, машиностроение, оборона и продукция военного назначения. Критерии включения их представителей в санкционный список неопределенные, объяснил «Ведомостям» руководитель вашингтонской юридической фирмы Ferrari & Associates, P.C. Эрик Феррари. OFAC может ввести санкции фактически против любых людей и компаний, как российских, так и иностранных, которые работают в этих секторах.

Как пояснила «Ведомостям» представитель OFAC, в отношении компаний, связанных с фигурантами списка, будет применяться «правило 50%». Блокируются только организации, в которых фигурантам списка принадлежит 50% или более. Вместе с тем, по ее словам, правительство «советует американским физическим и юридическим лицам с осторожностью подходить к рассмотрению операций с неблокируемой организацией».

Опрошенные «Ведомостями» юристы говорят, что позднее появится список компаний, с которыми запрещается вступать в любые отношения. Так было, например, с Ираном и Белоруссией.

Американским юридическим и физическим лицам будет запрещено иметь дела с фирмами и лицами, попавшими в расширенный черный список, говорит партнер юридического бюро «Сирота и Мозго» Олег Мозго. У компаний из этого списка возникнут проблемы с расчетами в долларах США по всему миру, отмечает юрист.

«Подходить с осторожностью» означает, что компании должны проводить доскональную проверку того, владеет ли подпавшая под санкции сторона мажоритарным пакетом в контрагенте компании или «полностью его контролирует вне зависимости от того, какая доля ей принадлежит на бумаге», говорит Феррари. Многие американские компании предпочтут не работать с ними, поскольку сочтут риск слишком высоким, уверен он. Бывали случаи, когда иностранные банки, имеющие активы в США, не были обязаны блокировать счета подпавших в США под санкции лиц, но делали это, чтобы не рисковать, говорит Феррари. Но все зависит от конкретного случая и соотношения риска и доходности, добавляет он.

Связанным, но не принадлежащим напрямую фигурантам санкционного списка также потенциально грозит букет рисков, говорит партнер Gide Loyrette Nouel Борис Прозоров. Проблемы могут возникнуть с привлечением финансирования, может вырасти его стоимость, кредиторы могут потребовать досрочного погашения.

Эффект санкций

США давно практикуют внешние санкции - экономическая блокада Кубы действует более полувека. Но многие из инструментов были разработаны после терактов 11 сентября 2001 г., отмечает FT. Поначалу они применялись в отношении людей и компаний, которых США подозревали в финансировании терроризма. Но в последние годы санкции были применены и против Ирана, не желавшего сворачивать ядерную программу. Последняя их серия, стартовавшая в 2010 г. (первые были наложены еще в 1979 г.), привела к тому, что с начала 2012 г., по данным американской администрации, экспорт нефти страны сократился на 60%. Это лишило страну более $80 млрд доходов и в конечном счете привело к победе на президентских выборах в июне 2013 г. Хасана Роухани, сменившего Махмуда Ахмадинеджада.

Ключевым фактором санкций является широкая многосторонняя поддержка (ЕС в 2012 г. тоже ввел эмбарго на закупку нефти в Иране и ограничил финансовые операции с иранскими банками), но ее, как правило, трудно добиться из-за разнящейся позиции стран, отмечает европейский чиновник. Пока Евросоюз предпочитает занимать в отношении России более сдержанную позицию, чем США.

Это объясняется еще и тем, что за последний год несколько подпавших под европейские санкции людей и компаний (семь иранских банков и судоходных компаний) успешно оспорили их в суде. Иски подаются в Европейский суд в Люксембурге, пояснила «Ведомостям» Майя Лестер из лондонской юрфирмы Brick Court Chambers. Основной риск, по ее словам, слишком неопределенная причина включения в список или нарушение процедуры (у фигуранта не было возможности представить аргументы в свою защиту).

В США оспорить включение в санкционный список значительно сложнее. Фигурант может ходатайствовать о рассмотрении вопроса в OFAC, представив документы о том, что санкции были введены на основании недостоверных данных или что основание для них отпало, говорит Феррари. Иногда это срабатывает, добавляет Мозго. В 2010-2013 гг., вспоминает он, некоторые белорусские предприятия, обвинявшиеся в поставках в Иран, Ливию и Северную Корею военной продукции и продукции двойного назначения, добились исключения из черного списка. Но поскольку добиваться отмены санкций можно только в административном, а не в судебном порядке, прецеденты не имеют значения для других случаев, указывает он.

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать