Чавес предложил Великобритании возвратить Мальвинские острова Аргентине

В ответ на упрек со стороны премьер-министра Великобритании Тони Блэра в "несоблюдении норм международного права", президент Венесуэлы Уго Чавес предложил в пятницу своему оппоненту показать пример приверженности этим нормам и вернуть Аргентине Мальвинские (Фолклендские) острова.

"Давайте вспомним, как Англия отобрала эти острова у Аргентины. Возвратите эти острова, мистер Блэр, они по праву принадлежат Аргентине, верните их аргентинцам!" - обратился к премьер-министру Великобритании Уго Чавес, выступая в пятницу на митинге в венесуэльском портовом городе Маракаибо.

Острая и нелицеприятная полемика между президентом Венесуэлы и премьер-министром Великобритании возникла в прошедшую среду, когда возмущенный якобы имевшим место "вмешательством Англии во внутренние дела Венесуэлы", Уго Чавес весьма резко отозвался о личных качествах Тони Блэра. "Досталось" от Уго Чавеса и президенту США Джорджу Бушу, ибо, по мнению Каракаса, внешняя политика Великобритании, в том числе и критические высказывания Тони Блэра по поводу демократических свобод в Венесуэле, "вершится по прямой указке Вашингтона". Наблюдатели связывают этот взрыв обличительного пафоса венесуэльского президента в адрес "международного империализма" с набирающей силу и остроту предвыборной президентской кампанией, в которой Уго Чавес надеется победить и остаться у власти еще на шесть лет.

Однако, заговорив о Мальвинах, Уго Чавес затронул действительно болезненную тему отношений Великобритании с Латинской Америкой. Мальвинские острова, называемые в Англии Фолклендскими, были открыты в 1520 году испанцами. В 1820 году, после провозглашения Аргентиной независимости, они отошли к этой стране, но спустя тринадцать лет были оккупированы Великобританией, до сих пор оставаясь одним из ее заморских владений. 2 апреля 1982 года Аргентина предприняла попытку вернуть себе острова военным путем, но спустя два с половиной месяца масштабных боевых действий на суше и на море, была вынуждена признать поражение. Вполне естественно, что все официальные и неофициальные симпатии латиноамериканских стран и народов в ходе этого вооруженного конфликта были на стороне аргентинцев.