Уроженец Грозного получил 17 лет за подготовку терактов в Москве

Суд приговорил к 17 годам заключения в колонии строгого режима уроженца Грозного Руслана Озниева, признав его виновным в подготовке терактов в Москве, передает корреспондент РАПСИ из зала суда. Озмиев признан виновным по статьям 222 (незаконный оборот оружия), 205 (терроризм) и 208 (организация незаконного вооруженного формирования и участия в нем) УК.

Дело поступило в суд под грифом "секретно" и слушалось коллегией из трех судей в закрытом режиме, так как содержит сведения, составляющие государственную тайну, поэтому судья огласил только вводную и резолютивную части приговора.

После оглашения резолютивной части приговора Озниев сообщил журналистам о своем намерении подать жалобу на него в вышестоящую инстанцию - Верховный суд. "Я не террорист, я нормальный человек", - заявил он. Осужденный отметил, что совершил преступление, однако это был не терроризм, а незаконное хранение взрывчатых веществ.

По данным ФСБ, отец Озниева был чеченцем, а мать - русской. "Так как он имел русские корни и был незаконнорожденным, то подвергался гонениям со стороны сверстников. Желая стать "своим" полностью, выучил чеченский язык, занимался вольной борьбой, принял ислам и показательно соблюдал его каноны, примкнул к радикальным исламистам", - сообщает пресс-служба спецслужбы. В 1998 г. мать Озниева была задержана на одном из рынков Грозного за торговлю водкой и по приговору "шариатского суда" подверглась публичному наказанию. После 80 ударов палкой у нее отказали почки, и она умерла.

После этого Озниев примкнул к бандгруппе, заслужил доверие ее главарей и был направлен для получения общевойсковой и минно-взрывной подготовки в учебный лагерь боевиков под руководством араба Абу-Джафара, банда которого причастна к взрывам домов в Москве, Волгодонске и рынка в Пятигорске.

Озниев был задержан в 2001 г., однако вместе с соучастниками напал на конвоиров, захватил их оружие и скрылся. В 2003 г. он снова был задержан и приговорен по статье 205 УК (терроризм) к двум годам заключения, так как суд учел его несовершеннолетний возраст и якобы чистосердечное раскаяние.

После освобождения он завоевал доверие боевиков и стал приближенным Доку Умарова, по указания которого выехал в Польшу, а затем во Францию, где получил статус политического беженца. Там он продолжал принимать активное участие в организации и осуществлении террористической деятельности на территории России, а летом 2008 г. прибыл на Северный Кавказ и вступил в так называемый "Сунженский джамаат".

"В рамках организации террористических актов в Москве в 2009 г. эмиссарами Умарова Озниеву были определены цели, задачи и объекты планируемых преступлений, а также подготовлены для конспирации Взрывы планировалось осуществить в местах большого скопления людей и в административных зданиях органов внутренних дел. Для этого Озниев в ноябре 2009 г. прибыл в Москву из Франции и, подкупив должностных лиц, поселился в гостевом фонде РУДН, где хотел собрать несколько самодельных взрывных устройств с 15 кг взрывчатки.

По данным ФСБ, Озниев признался, что должен был оставить взрывные устройства в одном из московских парков, а схему нахождения передать организаторам преступления. При задержании у него была обнаружена взрывчатка, пистолет с боеприпасами, карта Москвы с нанесенными на нее обозначениями потенциальных объектов террористических атак, парик и очки. Он оказал сотрудникам ФСБ вооруженное сопротивление.

Накануне в суд было направлено другое громкое дело - о подрыве скорого поезда Москва — Санкт-Петербург «Невский экспресс» в 2009 г., которое также приписывается чеченским боевикам. «Невский экспресс» был взорван дважды. 13 августа 2007 г. от сработавшего на его пути взрывного устройства пострадали 60 человек. Второй взрыв прогремел 27 ноября 2009 г. на границе Тверской и Новгородской областей. Тогда погибли погибли 27 человек, в том числе бывший вице-губернатор Петербурга, глава правления госкомпании «Росавтодор» Сергей Тарасов и руководитель Росрезерва Борис Евстратиков. Второй теракт был более изощренным — при осмотре места происшествия следственной группой на следующий день сработало еще одно взрывное устройство с дистанционным управлением. По счастливой случайности никто из находившихся в тот момент поблизости серьезно не пострадал.

Обвиняемыми по делу проходят 10 человек — Зелимхан Аушев и девять братьев Картоевых. Как было установлено следствием, к теракту была причастна бандгруппа, действовавшая на территории Ингушетии, в состав которой входил Саид Бурятский (Александр Тихомиров), уничтоженный в ходе спецоперации в Ингушетии в марте 2010 г.