Помощник Абрамовича: Цена на акции "Сибнефти" была справедливой

Евгений Тененбаум, руководивший финансовым департаментом "Сибнефти", в своих показаниях в лондонском суде, где рассматривается спор между Борисом Березовским и Романом Абрамовичем более чем на $5,5 млрд, рассказал в среду о специфике российского рынка и о том, как рассчитывалась стоимость компании. "Я думаю, неправильно прибегать к ретроспективному способу оценки. На тот момент времени это была стоимость компании в России, и смотреть на изменение стоимости даже за год и сравнивать, совершенно неправильно", - заявил Тетенбаум. "Это то, что рынок был готов заплатить", - добавил он.

Тененбаум, проработавший в "Сибнефти" до 2001 г., а в настоящее время занимающий должность управляющего директора в MHC Services, высказал мнение, что показателем стоимости компании могла служить цена, по которой ее акции, находившиеся в свободном обращении, торговались в июне 2001 г. Адвокат Березовского Лоренс Рабинович, который проводил допрос, в свою очередь, обратил внимание на абсурдность позиции Тененбаума, поскольку, если следовать его логике, получается, что компания, которая была в состоянии выплатить дивиденды более чем на $600 млн несколько месяцев спустя после ее продажи, стоила чуть более $1 млрд. Кроме того, адвокат отметил, что всего год спустя деловой партнер Абрамовича Евгений Швидлер заявил о продаже всего 1% компании за $100 млн, в связи с чем можно предположить, что в то время стоимость компании составляла не менее $10 млрд.

Комментируя расчеты одного из экспертов, на которые ссылался адвокат, Тененбаум заявил, что необходимо иметь в виду, что речь идет не просто о развивающемся рынке. "Россия в то время была совершенно уникальной. Даже сегодня в России самый дешевый развивающийся трейдинговый рынок в мире". Касательно держателей акций "Сибнефти", по словам Тененбаума, он лишь некоторое время спустя после прихода в компанию, в 1999 г., узнал, что Абрамович является единственным ее акционером. Адвокат выразил в связи с этим недоумение, поинтересовавшись, почему Тененбаум, занимая далеко не последнюю должность в компании, имея определенный вес и пользуясь доверием, не знал, кто является акционером на самом деле. "В России не задают таких вопросов, а принимают вещи такими, какие они есть, и в какой-то момент я узнал то, что узнал", - заключил Тененбаум.