Ключевой свидетель по делу о крушении самолета Качиньского найден повешенным

В Польше найден повешенным ключевой свидетель по делу о крушении под Смоленском Ту-154 президента Леха Качиньского в апреле 2010 г., бортинженер Ремигиуш Мусь. Его тело нашли в подвале дома, где он жил с семьей, заявил представитель окружной прокуратуры Варшавы Дариуш Слепокура. Мусь был членом экипажа Як-40, который сел в Смоленске за час до крушения польского "борта номер один". Он слышал переговоры экипажа погибшего лайнера с диспетчером в Смоленске. На следствии он утверждал, что дежурный разрешил президентскому самолету снизиться до "высоты принятия решения" в 50 м, несмотря на густой туман. На такую же высоту перед этим разрешили снизиться Як-40, на котором летел Мусь. По официальной версии, диспетчер не разрешал авиалайнеру Качиньского снижаться ниже 100 м.

Руководитель комиссии сейма по расследованию авиакатастрофы Антонин Мачеревич считает, что теперь нужно поместить под охрану второго ключевого свидетеля - пилота Як-40 Артура Воштыля.

Самолет президента Польши Леха Качиньского Ту-154 потерпел крушение под Смоленском утром 10 апреля 2010 г. При посадке в условиях плохой видимости самолет зацепился за верхушки деревьев и разбился неподалеку от взлетно-посадочной полосы. На борту находились 96 человек - 8 членов экипажа и 88 пассажиров, среди которых были представители политической элиты Польши, летевшие на траурные мероприятия в Катынь. Все они погибли.

Сразу после крушения самолета Окружная военная прокуратура в Варшаве начала следствие по факту "неумышленного доведения до авиакатастрофы, в результате которой погибли все пассажиры самолета Ту-154М Вооруженных сил Польши, бортовой номер 101, в том числе президент страны Лех Качиньский и члены экипажа". В августе 2011 г. обвинения по этому делу были предъявлены двум офицерам 36-го спецполка, занимавшегося перевозкой высших должностных лиц государства. По результатам расследования, проведенного российскими властями, ответственность за аварию была возложена на пилотов, осуществлявших посадку в сложных погодных условиях. Кроме того, отмечалась возможность давления на экипаж со стороны присутствовавшего на борту руководства.