Статья опубликована в № 2460 от 08.10.2009 под заголовком: Газон истории

Лауреатом английского Букера стал исторический роман

Лауреатом британской Букеровской премии стал исторический роман Хилари Мэнтель «Волчья зала»

Действие романа происходит в Англии первой половины XV в., а в центре его – судьба Томаса Кромвеля (не путать с революционером Оливером), ближайшего помощника Генриха VIII и одного из основателей англиканской церкви.

Критика превознесла роман задолго до объявления букеровских результатов, аплодируя яркости языка, авторской зоркости, умению говорить с равной силой и о большой политике, и о мелкой паутине страстей. Все эти похвалы Мэнтель слышала не впервые, в литературе она не девочка, до «Волчьей залы» написала 11 романов, британские энциклопедии и словари дружно называют ее «одной из самых-самых среди ныне живущих». Но любопытней не столько заслуги Хилари перед литературой, сколько то, что жюри остановило свой выбор именно на историческом сочинении.

Вчера был объявлен короткий список отечественного Букера (см. врез). Вообразим себе, что в нашу шестерку затесался роман, например, о епископе Феофане Прокоповиче, сподвижнике Петра I, обеспечивавшем царю идеологическое прикрытие – примерно такую же роль играл герой Хилари при короле. Вообразили? Нет. Потому что это решительно невозможно. Российский исторический роман оттеснен в массовое чтиво, российский исторический роман прозябает. И никакое оживление ЖЗЛ с ее жанром документальной биографии (а это совсем не то же, что исторический роман) в большую литературу его пока не вернуло. Слишком очевидно, почему у нас это так, а у них иначе.

В одном случае существует общественный интерес к истории, в другом – нет. Громадному большинству британских читателей по-настоящему важно представить себе, что творилось у них 500 лет назад – временах для страны действительно переломных, во многом определивших лицо сегодняшней Англии. Тем более что, как отмечает критика, Мэнтель заметно модернизировала своего героя. Принципиально, впрочем, и то, что кто такой Томас Кромвель или его современница Анна Болейн в Англии знают все, и вовсе не только благодаря фильму Чедвика. Знают ли в нашей широкой читательской аудитории, кто такой тот же Феофан Прокопович – большой вопрос.

Интерес к собственной истории возникает в том единственном случае, когда люди ощущают с этой историей связь. В Британии ее, соответственно, ощущают. Чему тут удивляться: газон перед домом среднего английского читателя как раз и начали стричь примерно во времена Томаса Кромвеля.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать