Статья опубликована в № 2546 от 17.02.2010 под заголовком: Доктор, у него это?

Мартин Скорсезе снял психиатрический триллер

Мартин Скорсезе снял фильм 1950-х с современными спецэффектами: «Остров проклятых» (Shutter Island) производит примерно такое же странное впечатление, как раскрашенные «Семнадцать мгновений весны»
OUTNOW.CH

Федерального агента Тедди Дэниелса (Леонардо Ди Каприо) тошнит. Проклятая морская болезнь, проклятая погода. Проклятый остров, на который надо плыть, потому что из тюрьмы-психбольницы для особо опасных преступников исчезла пациентка. Как в воздухе растворилась, даже туфли не взяла. Чушь какая-то: куда тут бежать, да еще босиком? И колючая проволока под током, как в концлагере, который Тедди освобождал в 1945-м; десяти лет не прошло. А скажите-ка, где ее лечащий врач? Только что в отпуск уехал? Интересно. Но как же трещит голова! Аспирину бы. Спасибо, доктор Коули.

Федеральному агенту Тедди Дэниелсу снятся кошмары. Жена в желтом (цвет безумия) платье с узором из алых лепестков, как живая, тянет к нему руки, пытается о чем-то предупредить. Но Тедди, днем уверявший напарника, что Долорес просто задохнулась от дыма, знает, как выглядит ее спина: выжженная до позвоночника, все еще жарко-алая, как лепестки на платье, нет, как полено в камине. А потом Долорес рассыпается в объятиях Тедди, запачкав пеплом его костюм, и хлопья пепла летят с потолка, устилая всю комнату черным. Федеральный агент выныривает из сна в липком поту и вспоминает, что среди заключенных («пациентов», как любит мягко поправить его доктор Коули) содержится и маньяк-пироман, с которым у Тедди Дэниелса личные счеты. Но ведь не ради мести он прибыл на этот остров, а ради истины и справедливости. Потому что в памяти Тедди живет и другой кошмар, он называется Дахау, и в нем не черный пепел, а белый снег, который укрывает заледеневшие трупы. Доктор Коули представляет агенту Дэниелсу своего коллегу, и Тедди безошибочно улавливает в речи доктора Неринга немецкий акцент. Так-так. А голова уже просто раскалывается: справа лед, слева пламень.

Среди ключевых слов, описывающих «Остров проклятых» на сайте imdb.com, есть «шизофрения» и «теория заговора», «иллюзия», «подавленные воспоминания» и, конечно, «переворот в финале». Суть последнего практически не вызывает сомнений уже с середины фильма: слишком тщательно автор романа Shutter Island Деннис Лихэйн и сценаристка Лаета Калогридис готовят сюрприз, слишком жирно прописывают намеки, а многоопытные актеры Бен Кингсли (доктор Коули) и Макс фон Сюдов (доктор Неринг) разыгрывают интригу по знакомым нотам. Наконец, слишком патетически все это обставлено. Громы и молнии, дождь, льющий когда снаружи, а когда и прямо с потолка. Атмосфера фильма нуар 50-х, мутирующего в готический роман ужасов. Или, скорее, комикс по готическому роману: черно-белая, довольно клишированная история, но раскрашенная с чрезмерной, режущей глаза яркостью.

В этой яростной чрезмерности – весь Скорсезе. Он снимает «Остров проклятых», как снимал когда-то «Мыс страха», только теперь дополняет одержимость, безумие и романтическое буйство стихий компьютерными эффектами, доводя символизм до грани кича и перешагивая эту грань вместе с публикой. Можно, конечно, рыпаться, обзывать «Остров проклятых» бульварщиной и ругать за предсказуемость, но Скорсезе по крайней мере несколько раз пресекает эти попытки бунта так властно, как будто тут примчались санитары и зафиксировали нас.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать