Статья опубликована в № 2603 от 13.05.2010 под заголовком: Не тот Робин

Новое прочтение истории про Робин Гуда

Каннский фестиваль, кажется, завел хорошую привычку резать кино, если оно длиннее двух часов. Не только «Утомленные солнцем – 2» для фестивального показа сокращены на полчаса, но и фильм открытия «Робин Гуд» (Robin Hood) укоротился на 10 минут: ему это тоже не вредно
OUTNOW.CH

Ридли Скотту, как мало кому, удаются сцены в стилистике «смешались в кучу кони, люди...» – а уж зачем смешались и для чего, дело десятое, спросите сценаристов. Вот и «Робин Гуд» запоминается прежде всего демонстрацией технического совершенства в постановке батальных эпизодов, которые Скотт снимает размашисто, мощно, эффектно, но без физиологических подробностей, хоть дошкольникам показывай. Летают стрелы, работают мечи и топоры, вроде бы чудовищная мясорубка, но никакого кровавого фарша на крупных планах, все опрятно, разве что Ричард Львиное Сердце умирает с арбалетной стрелой в шее, да и то помучившись совсем недолго.

Стоп, стоп. Какие баталии, какой Ричард? Должен быть Шервудский лес, злобный шериф и благородные разбойники в капюшонах. Никто заранее не предупреждал, что Ридли Скотт снял даже не вольную версию канонического сюжета, а предысторию. Откуда Робин взялся и почему ушел в леса грабить награбленное.

В отличие от Ричарда Львиное Сердце сценарий фильма мучился долго. В выходных данных значатся три автора, но на финальной стадии текст переписывали еще, а окончательной полировкой занимался главный драматург современности Том Стоппард. Без потерь такое редко проходит, поэтому шериф Ноттингемский, радикально переосмысленный авторами первоначального варианта как человек в целом хороший, в итоге оказался не нужен вовсе, но раз уж он в легендах о Робине – одно из главных действующих лиц, так и быть, пусть рядом походит.

А вообще, получилось любопытно. В фильме Скотта история Робина – история подмены, очень удачного самозванства. Этот простолюдин, командир лучников из войска Ричарда, после смерти короля дезертирует с боевыми приятелями, но по дороге домой волей случая оказывается в рыцарских доспехах, с Ричардовой короной в багаже и обещанием заехать в Ноттингем, чтобы вернуть фамильный меч отцу погибшего рыцаря. В дальнейшем случай Робину тоже неизменно благоволит.

Эта роль очень подходит Расселу Кроу с его обаятельной ленцой, открытой улыбкой и щеками, занимающими порой весь крупный план. Добродушный увалень Робин не то чтобы авантюрист, просто ни от чего не отказывается. Вышел случай прикинуться рыцарем – почему бы нет. Решил старый слепой сэр Уолтер Локсли (Макс фон Сюдов) признать сына в человеке, вернувшем ему фамильный меч, – ну что ж. Позвала симпатичная вдова Мэрион (Кейт Бланшетт) в спальню – хм...

Примерно так же Робин принимает и обязанности встать во главе баронов, обиженных королем Иоанном Безземельным, побороться за конституционные основы будущей Англии, достав из-под каменной плиты Хартию вольностей, и защитить британский берег от французского десанта, приведенного предателем отечества сэром Годфри (Марк Стронг). Никакого особенного героизма, просто так вышло.

И в том, что на открытии Каннского фестиваля показали кино, где французы – плохиши, умысла тоже искать не надо.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать