Статья опубликована в № 2608 от 20.05.2010 под заголовком: Закусывая языком

«Большая книга» объявила финалистов

В ГУМе состоялся традиционный литературный обед, на котором был оглашен список финалистов премии «Большая книга». Совет экспертов отобрал в шорт-лист 14 книг и рукописей из 15 возможных
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Председатель совета экспертов Михаил Бутов угостил гостей писателями
А. Махонин

На этот раз совет экспертов, фильтрующий финалистов, проявил отменную щедрость: в предыдущие три года вакантных мест в шорт-листе оставалось больше.

«Дежурным по премии» был председатель совета Центра поддержки отечественной словесности и замруководителя Агентства по печати Владимир Григорьев, который сказал, что короткий список «Большой книги» по-прежнему остается лоцией в море отечественной словесности. После чего на сцену вышел шеф-повар литературного обеда Михаил Бутов в поварском колпаке и белом халате и, сравнив любителей изящной словесности с гурманами, объявил короткий список.

Первым в нем значится Андрей Балдин (проснувшийся знаменитым как раз благодаря выходу в финал прошлогодней «Большой книги» литературно-географических размышлений «Протяженная точка»). В этом году отмечены его «Московские праздные дни» – документальное повествование о городских столичных праздниках, как давно исчезнувших, так и только что появившихся.

В списке несколько честных тружеников, работающих на литературной ниве давно, уверенно и крепко, – Олег Павлов с романом «Асистолия» (что значит «остановка сердца»), Борис Евсеев с историческим романом об излете XVIII в. «Евстигней», Асар Эппель со сборником рассказов «Латунная луна», и Роман Сенчин с «Елтышевыми», которым в прошлом году не достался Букер, что резко повысило его шансы на получение «Большой книги». Хотя больше всего среди финалистов авторов, явившихся на широкую литературную сцену в 2000-е, – Олег Зайончковский с милым, хотя и необязательным романом в новеллах «Счастье возможно», Александр Иличевский с бурно пламенным «Персом», Павел Крусанов с «Мертвым языком», наводненным питерской выделки разговорами о высоком, Евгений Клюев с фантасмагорией «Андерманир штук», Герман Садулаев с «Шалинским рейдом», вписывающий еще одну весомую реплику в «чеченский текст» отечественной литературы, Михаил Гиголашвили с напряженным и нервным романом о Грузии 1980-х «Чертово колесо».

Из забавного – явление в списке «Т» Виктора Пелевина, который, начав с публикаций в толстых журналах в эпоху их расцвета, а затем уйдя в оппозицию литературной респектабельности, постепенно вновь влился в литературный мейнстрим, правда далеко не с лучшим своим текстом.

В целом список получился очень знакомым, почти всех этих писателей мы уже встречали, читали (не то, так другое), и надежд на острые неожиданности немного. Думать же, отчего в финал вышли те, а не эти и чем экспертам не угодили записки Эдуарда Кочергина, мемуары Владимира Войновича или роман Антона Уткина, отобранные в длинный список, бесплодно: выбирать из добротно среднего лучшее действительно трудно, почти невозможно.

Однако и в этом списке присутствуют по меньшей мере две интриги, скрытые в дебютном романе сотрудника Пушкинского дома Евгения Водолазкина о научной жизни в России «Соловьев и Ларионов» (вдруг это окажется действительно здорово?), а также в документальном повествовании «Лев Толстой: бегство из рая» Павла Басинского, посвященном уходу «великого старца» в ноябре 1910 г. Учитывая юбилейный контекст, легкое перо и спокойную вдумчивость автора, его шансы на выход в тройку победителей кажутся огромными.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more