Статья опубликована в № 2623 от 10.06.2010 под заголовком: Вроде это кино

"Кинотавр" исследует вопрос о потерявшемся человеке

За первые дни «Кинотавр» успел ознакомить публику с четырьмя конкурсными фильмами из 14. Выводы делать рано, но в показанных картинах можно заметить общую тему
ИТАР-ТАСС

С умыслом или нет, но первый день дали на откуп петербургскому кино, представленному в двух версиях. Молодая москвичка Анна Фенченко, автор внятной и здоровой короткометражки из сельской жизни «Сватовство», в полнометражном дебюте «Пропавший без вести» подвергает свой авторский мир испытанию питерской хмарью. «Вроде это ночлежка?» – спрашивает случайного знакомого главный герой Леонид, вдруг потерявший все опоры в жизни и себя в ней. «Вроде, Володя. Есть такая присказка», – слышит он в ответ. А еще есть присказка «странно, Марьиванна», и она не раз приходит на ум во время просмотра «Пропавшего без вести», персонажи и коллизии которого, на мой вкус, грешат излишним интересничанием.

«Золотое сечение» Сергея Дебижева наследует другой, игровой питерской ветви, цветение которой в начале 1990-х было связано с именем Сергея Курехина, да и самого Дебижева, сделавшего при курехинском участии «Два капитана – 2». Он остался верен коллажной эстетике и веселой конспирологии десятилетней давности в новой путаной истории об исканиях «демона гламура» в экзотической Камбодже, скрывающей тайну судьбы его деда-офицера и его собственной судьбы тоже.

Верен себе оказался и Клим Шипенко. Он, как и Дебижев, автор пока что двух фильмов, но если Дебижеву уже за пятьдесят и между его фильмами пролегло десятилетие, то Шипенко нет и тридцати. Дебют «Непрощенные» он без успеха представил на прошлогоднем «Кинотавре» – и вот год спустя снова в Сочи с фильмом «Кто я?». Как и на «Непрощенных», на нем лежит печать изрядных технологических умений и отличной осведомленности автора в классическом жанре. Однако вполне поженить в этом трагическом детективе реалистический и шизофренический пласты в поведении главного героя режиссеру удалось не вполне. От огласки сюжетных подробностей воздержусь – все ж таки детектив. Замечу лишь, что дуэт Александра Яценко и Жанны Фриске выглядит пародией на сцены из «Брата-2» с участием Сергея Бодрова и Ирины Салтыковой; это сходство усугубляется причастностью актера Яценко к балабановскому кино, что же касается вульгарности самой пародии, то она сюжетно оправданна.

Если круг интересов Шипенко лежит в жанровом поле, то Дмитрий Мамулия в фильме «Другое небо» глядит в противоположную сторону. Кто-то из искушенных увидел в строгом рассказе про немолодого азиатского пастуха, отправившегося вместе с сыном в мегаполис на поиски беглой жены, следование конкретному китайскому образцу, а по мне так он сродни великому множеству таких фильмов, которые уже сняты и еще будут сняты, и всерьез ничем это множество не обогащает. Умело ли сделано «Другое небо»? Бесспорно. Обладает ли острым чувством кино оператор Алишер Хамидходжаев? Да, но мы и раньше были в курсе. Не стыдно ли известному арт-продюсеру Арсену Готлибу ставить под фильмом свою подпись? Нет, ни в коей мере. Стоило ли рождение этого фильма приложенных усилий – вот вопрос.

Под конец рискну все же выступить с наблюдением обобщающего характера. Предметом интереса четырех во всем разных фильмов является потерявшийся человек. Каннский экс-конкурсант Сергей Лозница с фильмом «Счастье мое» скоро встанет здесь в этот же ряд – ясно, что не случайный.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать