Статья опубликована в № 2625 от 15.06.2010 под заголовком: Объявлено «Перемирие»

Решение жюри "Кинотавра" устроило почти всех

На 21-м «Кинотавре» вздыхали: конкурс оказался слабоват. Пылкой дискуссии удостоилось только мизантропическое «Счастье мое». Но когда главный приз получило «Перемирие», решение устроило почти всех
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Продюсер Сабина Еремеева и режиссер Светлана Проскурина
Матыцин Валерий

В спорах вокруг фильма «Счастье мое» своя правда стояла как за теми, кого обрадовал режиссерский класс экс-документалиста Сергея Лозницы, так и за теми, кто углядел в его режиссуре умело настроенный инструмент для презрительных обобщающих манифестаций, рожденных частными авторскими фобиями.

В любом случае было ясно, что национальный фестиваль № 1 поостережется отдавать главный приз этому безлюбовному портрету «России во мгле», но и оставить его совсем без наград тоже вряд ли рискнет: все же Лозница высказался громко и ярко – особенно на общем скромном фоне. В принципе, жюри могло откупиться от не слишком удобного кандидата в лауреаты призом за дебют. Но этот приз судьи во главе с Кареном Шахназаровым припасли для Анны Фенченко за «Пропавшего без вести», а Лозницу назначили-таки лучшим режиссером. Мнение жюри разделили критики: президент профессиональной гильдии Виктор Матизен, вручая Лознице «Белого слона» и намекая на порядковый номер фестиваля, объявил со сцены, что «Кинотавр», взяв «Счастье мое» в конкурс, «попал в очко». Видимо, имелось в виду выпавшее на картах «очко» как метафора удачи, но зал Зимнего театра от неожиданности слегка содрогнулся.

Развивая картежную тему, повторю, что перебора с серьезным кино не произошло. Тем не менее назвать конкурсный ландшафт гладким с единственной скандальной возвышенностью в виде Лозницы язык не повернется.

Светлана Проскурина сняла свой лучший фильм – за последние годы уж точно. «Перемирие» (чей главный герой, как и в «Счастье моем», шоферит на проселочных дорогах), сплавляя резкость с нежностью, живо и убедительно длит провинциальную линию нового российского кино. Учитывает и сознательно окликает лучшее, что на этом пути сделано (от «Окраины» и «Магнитных бурь» до «Одиночного плавания» и «Живого»), но не позволяет себе с великолепной свободой пускать в ход чужое добро, как поступил тот же Лозница с «Грузом 200». Гран-при «Перемирию» стал решением, которое никого не возмутило. Режиссерская удача тут тесно связана с выбором исполнителя – Иван Добронравов актерский приз получил заслуженно.

Хотя его был бы достоин и Юрий Стоянов за работу в мелодраме Дмитрия Месхиева «Человек у окна». Мимо этого фильма жюри не прошло, но решило, что с него достаточно и награды для Марии Звонаревой – правда, за не лучшую в ее карьере роль. Судейских аплодисментов заслуживала бы Ольга Демидова, которая без лишних слов и с мощным нутряным чувством сыграла мать срочника, пригревшую таджикского мальчишку, в «Обратном движении» Андрея Стемпковского. Однако в призовом раскладе на столе жюри, не подарившего ни одному из фильмов, кроме «Перемирия», призового дубля, карта «Обратного движения» легла таким образом, что отмеченными оказались его сценаристы Ануш Варданян, Гиви Шавгулидзе и сам Стемпковский. А дебют Александра Лунгина и Сергея Осепьяна «Явление природы» поощрили за операторский подвиг Романа Васьянова, снявшего фильм на фотокамеру. Решение выглядело убедительно не только в виду достигнутых Васьяновым результатов, но и в контексте мировоззрения обновленного «Кинотавра», устремленного в будущее.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more