Статья опубликована в № 2625 от 15.06.2010 под заголовком: Объявлено «Перемирие»

Решение жюри "Кинотавра" устроило почти всех

На 21-м «Кинотавре» вздыхали: конкурс оказался слабоват. Пылкой дискуссии удостоилось только мизантропическое «Счастье мое». Но когда главный приз получило «Перемирие», решение устроило почти всех
Продюсер Сабина Еремеева и режиссер Светлана Проскурина
Матыцин Валерий

В спорах вокруг фильма «Счастье мое» своя правда стояла как за теми, кого обрадовал режиссерский класс экс-документалиста Сергея Лозницы, так и за теми, кто углядел в его режиссуре умело настроенный инструмент для презрительных обобщающих манифестаций, рожденных частными авторскими фобиями.

В любом случае было ясно, что национальный фестиваль № 1 поостережется отдавать главный приз этому безлюбовному портрету «России во мгле», но и оставить его совсем без наград тоже вряд ли рискнет: все же Лозница высказался громко и ярко – особенно на общем скромном фоне. В принципе, жюри могло откупиться от не слишком удобного кандидата в лауреаты призом за дебют. Но этот приз судьи во главе с Кареном Шахназаровым припасли для Анны Фенченко за «Пропавшего без вести», а Лозницу назначили-таки лучшим режиссером. Мнение жюри разделили критики: президент профессиональной гильдии Виктор Матизен, вручая Лознице «Белого слона» и намекая на порядковый номер фестиваля, объявил со сцены, что «Кинотавр», взяв «Счастье мое» в конкурс, «попал в очко». Видимо, имелось в виду выпавшее на картах «очко» как метафора удачи, но зал Зимнего театра от неожиданности слегка содрогнулся.

Развивая картежную тему, повторю, что перебора с серьезным кино не произошло. Тем не менее назвать конкурсный ландшафт гладким с единственной скандальной возвышенностью в виде Лозницы язык не повернется.

Светлана Проскурина сняла свой лучший фильм – за последние годы уж точно. «Перемирие» (чей главный герой, как и в «Счастье моем», шоферит на проселочных дорогах), сплавляя резкость с нежностью, живо и убедительно длит провинциальную линию нового российского кино. Учитывает и сознательно окликает лучшее, что на этом пути сделано (от «Окраины» и «Магнитных бурь» до «Одиночного плавания» и «Живого»), но не позволяет себе с великолепной свободой пускать в ход чужое добро, как поступил тот же Лозница с «Грузом 200». Гран-при «Перемирию» стал решением, которое никого не возмутило. Режиссерская удача тут тесно связана с выбором исполнителя – Иван Добронравов актерский приз получил заслуженно.

Хотя его был бы достоин и Юрий Стоянов за работу в мелодраме Дмитрия Месхиева «Человек у окна». Мимо этого фильма жюри не прошло, но решило, что с него достаточно и награды для Марии Звонаревой – правда, за не лучшую в ее карьере роль. Судейских аплодисментов заслуживала бы Ольга Демидова, которая без лишних слов и с мощным нутряным чувством сыграла мать срочника, пригревшую таджикского мальчишку, в «Обратном движении» Андрея Стемпковского. Однако в призовом раскладе на столе жюри, не подарившего ни одному из фильмов, кроме «Перемирия», призового дубля, карта «Обратного движения» легла таким образом, что отмеченными оказались его сценаристы Ануш Варданян, Гиви Шавгулидзе и сам Стемпковский. А дебют Александра Лунгина и Сергея Осепьяна «Явление природы» поощрили за операторский подвиг Романа Васьянова, снявшего фильм на фотокамеру. Решение выглядело убедительно не только в виду достигнутых Васьяновым результатов, но и в контексте мировоззрения обновленного «Кинотавра», устремленного в будущее.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать