Статья опубликована в № 2652 от 22.07.2010 под заголовком: Играй, Адель

Люк Бессон проявил веселье, какого не было у него со времен "Пятого элемента"

В «Необычайных приключениях Адель» (Les aventures extraordinaires d’Adele Blanc-Sec) Люк Бессон проявляет веселье, которого за ним не замечали со времен «Пятого элемента»
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Это экранизация комикса, материал самый благодатный. Молодая журналистка в начале XX века похищает из Египта мумию, потом гоняется по Парижу за птеродактилем, тысячью нелепых способов пытается устроить побег из тюрьмы медиуму, оживившему эту доисторическую зверюгу, непринужденно общается с мертвецами и первыми лицами государства. Кроме нее по городу мечется целая кавалькада говорливых эксцентричных персонажей.

Бессона все это раззадорило не на шутку, и он сделал кино во всех отношениях легкомысленное. Он ни в коем случае не собирается загружать публику соображениями и сложными эмоциями. Но и слово «развлечение» тут не совсем подходит. Приключения Адель должны увлечь, как увлекали в свое время романы Жюля Верна. Не компьютерный птеродактиль или прочие не самые, прямо скажем, невиданные трюки тут главное, а азарт и авантюрный дух, чистый и опьяняющий. И в этом Бессон подчеркнуто старомоден. Возможно, поэтому он и отправился в Париж столетней давности, в то время когда планета еще казалась большой и неизведанной. При этом ретро-романтизм Бессону чужд. Сам-то он человек вполне современный и циничный и манипулирует труппой цирковых персонажей, сохраняя ироничную дистанцию.

Сравнения тут, разумеется, напрашиваются, и очень настойчиво. Бессон первый же заявил, что Адель Блан-Сек хронологически могла бы быть мамой Индианы Джонса. С таким же успехом можно утверждать, что кинематографически он – ее папа. И «Парк юрского периода», и «Амели», и кучу другого жанрового кино будут вспоминать все. Бессон этого нисколько не стесняется. Весь приключенческий кинематограф – его кладовка, из которой он может таскать, что захочет, и в любых количествах. «Адель» показала, что кладовка эта достаточно велика и царит в ней симпатичный бардак.

Организован же он вокруг главной героини (Луиз Бургуан, та, что номинировалась на премию «Сезар» за роль в «Девушке из Монако»), которой Бессон искренне любуется и восхищается. Ему всегда нравились бойкие барышни, но эта пошла дальше других. Если раньше в характерах его героинь был хоть какой-то намек на внутренний драматизм, то разрушительный энтузиазм, беззаботность и самоуверенность Адель превосходят все мыслимые пределы. Эта девушка не рефлексирует, она идет напролом. Она даже со своей мертвой сестрой разговаривает без особой меланхолии. Смерть для нее не фатальная неизбежность, а досадная и вполне преодолимая неприятность. Ну а прокатиться по реке в саркофаге в обнимку с мумией – это вообще раз плюнуть. Бессон сделал Адель законченной хулиганкой и всеми силами старается своим фильмом заслужить хулиганскую репутацию сам.

Таким его и любили 13 лет назад, когда после «Никиты» и «Леона» вышел «Пятый элемент». Теперь в этот ряд можно смело вписать и «Адель», а остальное с легким сердцем забыть, как скучный сон.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more