Статья опубликована в № 2701 от 29.09.2010 под заголовком: Голова – нога

В московский прокат выходит сверхмалобюджетный фильм про монстров

Пикник на обочине большого кино: фильм «Монстры», снятый за 15 000 долларов командой из шести человек, рассказывает всю правду о пришельцах

Режиссер (он же автор сценария, оператор и мастер по спецэффектам) Гарет Эдвардс хотел снять фильм, который «начинается там, где заканчиваются все остальные фильмы про монстров». Получилось. Монстры – гигантские осьминоги, они барахтаются в Мексиканском заливе, бродят по суше, мерцают фиолетовым и крушат все вокруг, испытывая особую ненависть к железным коробкам, всяким там самолетам и бронетранспортерам. Но люди давно привыкли к пришельцам и к новым условиям существования: дети играют в химическую атаку, граффитисты разрисовывают осьминогами стены. Инопланетная дрянь загадила часть Мексики шесть лет назад, так что теленовости об очередной атаке пришельцев никого из зрителей уже не волнуют. Фотожурналист Эндрю (Скут Макнэйри), мечтающий сделать дорогостоящий снимок осьминогов, получает задание: отправить Сэм (Уитни Эйбл), дочь своего босса, из Мексики в Штаты. Герои идут через зараженную зону в сопровождении местных сталкеров.

Точно так же ведет себя режиссер, обходя все возможные гравитационные ловушки больших фантастических фильмов. Не сказать, чтобы он шел непроторенными тропами: Эдвардс пробирается то по эстетике «Района № 9» с его социальностью и обшарпанными дорожными знаками «осторожно, пришельцы», то по любовной драме «Монстро», то по джунглям Вернера Херцога (а из соседнего барака доносится радостный вагнеровский «Полет валькирий»). Но в первую очередь «Монстры», разумеется, топчутся на территории независимого кино – с непрофессиональными актерами в эпизодах, импровизированными живыми диалогами и самозарождающимся по дороге сценарием.

Эдвардс выбрал точное время для своих осьминогов: год, когда главным ньюсмейкером стал головоногий предсказатель Пауль. Без этой живности недопроявленная любовная история «Монстров» вряд ли привлекла бы зрителей. Но самого режиссера осьминоги интересуют лишь как часть пейзажа, что-то вроде природных условий, неприятных проблем, с которыми надо считаться. У героев тем более в жизни есть проблемы и посерьезнее: у фотографа – случайный сын, у дочки босса – жених, и от всего этого не убежишь, но можно обойти окольными тропами.

«Монстры» – тихое, хорошо продуманное путешествие по загаженной блокбастерами территории, удачный опыт освоения микробюджета (считается, что фильм обошелся в 15 000 долларов, и это не опечатка, именно тысяч). Тем обиднее, когда Эдвардсу отказывает чувство меры: например, ближе к финалу он показывает бомжиху в звездно-полосатом шарфике в приграничном американском городке, разрушенном американскими же войсками. Она катит скрипучую тележку и что-то бормочет себе под нос. Ассоциация с обезумевшей Америкой возникает немедля. А убрать шарфик – получилось бы тоньше.

Зато русская озвучка (спасибо компании «Вольга») добавила фильму новое измерение, совершенно неожиданно превратив его в настоящий манифест «Блокбастеры – ложь!». «Монстры» не только выглядят, но и звучат естественнее и живее, чем все переводные и многие российские картины. И становится очевидно: весь буйный экшн фильмов Кэмерона, Спилберга или Эммериха – выдумка. А вот у Эдвардса все как в жизни. Осьминоги, джунгли, вооруженные солдаты, разрушенные города. И растерянные, слегка смущенные интонации девушки, которая, кажется, влюбилась.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать