Стиль жизни
Бесплатный
Ольга Кабанова
Статья опубликована в № 2727 от 08.11.2010 под заголовком: Сквозь «кирпич»

В Москве открылась выставка классика из числа неправоверных концептуалистов

«Лабиринт» Ивана Чуйкова – ретроспектива почтенного возраста классика отечественного искусства, умная, легкая и красивая выставка

Выставка Ивана Чуйкова заканчивается «Лабиринтом» – напольной схемой ходьбы по кривой со стрелками, дорожными знаками и столом со стопкой табличек «свободны». Дойдя до таблички, зритель свободен от выставки, художника и обязанности понимать, что он сотворил за сорок лет в искусстве. Можно протрактовать это сочинение и как метафору жизненного пути автора, путаным путем попавшего куда стремился.

Художническая свобода для Чуйкова – абсолютная ценность. Он всю жизнь осознанно искал буддистского толка независимости от норм, правил и иллюзий искусства, и даже от собственных навыков и умений, потому что личный стиль – это навязанное зрение и форма идеологии, а искусство должно быть игрой.

От свободолюбия и один из часто употребляемых художником символов – «кирпич», дорожный знак, запрещающий движение вперед. «Кирпич», закрывающий море и горизонт, – сюжет одной из самых известных картин Чуйкова и в постсоветские времена вполне актуальный. Просто причины несвободы сейчас другие.

На выставке в Ермолаевском переулке собраны работы за долгие годы, и кажется, там отражено все, что делал Чуйков: и ранние концептуалистские штучки, и бесконечная серия окон с различными изображениями, и окна, закрашенные в красный, синий и черный прямоугольники, и игры с зеркалами, и общение с пустотой, и картины, собранные из фрагментов. Все-все – а на выставке свободно, на двух этажах почти пусто. И ни одна работа не кажется старой, все про сейчас с его разорванным клиповым сознанием и торжеством иллюзорного частного над реальным и цельным.

На выставке Чуйкова бывает забавно смотреть на дату под картиной – чем она дальше от нас, тем новее кажется сочинение. Изображения увеличенного почти до пустоты текста, картины, собранные из набора заданных элементов (небо, тело, облако, дерево), коллажи, совмещающие несовместимое (женскую грудь и флаг с серпом и молотом), – все это сделано до наступления нашей, компьютерной, эры, когда экранные фокусы стали массовой привычкой и едва ли не единственным способом восприятия. Тут хотелось бы ввернуть что-нибудь о художнике как провидце, но программно лишенное пафоса творчество Чуйкова препятствует.

Сделанного этим художником в прошлом веке вполне достаточно, чтобы стать историей отечественного искусства. Но фокус творчества Чуйкова – его вещи отлично существуют и в контексте андеграундной или концептуальной советской творческой жизни, и сами по себе.

Триптих с обнаженкой и красным флагом, окно с силуэтом девушки Вермеера, серия монохромных пейзажей с привинченными светильниками, хитрый «Аппарат для наблюдения пустоты и бесконечности» – мощные, самодостаточные, эстетически полноценные вещи.

Верный раз избранному принципу ненасилия над зрителем Чуйков в содружестве с куратором Людмилой Бредихиной сделал выставку о полной свободе творчества.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать